Экономическое чудо индии — тайны и факты

Как закалялось индийское экономическое чудо

В тему о модернизации, инновациях, суперкомпьютерах. История о том как Индия, стоя на грани банкротства, совершила один из самых впечатляющих экономических прорывов в новейшей истории.

Выученные уроки

Еще 60 лет назад никто не верил, что Индия станет мировым лидером. Еще 25 лет назад Бангалор был городом, в который пенсионеры приезжали доживать свои последние дни. Сегодня это город, где расположены офисы крупнейших ИТ-компаний, а их суммарный ИТ-экспорт оценивается в 32 миллиарда долларов (33% от всего ИТ-экспорта Индии).

Интересно и то, что бизнес-модель аутсорсинга, обкатанная в ИТ, нашла применение и в других секторах.

Например, появилась индустрия «лечебного туризма», когда пациент проходит лечение в индийских больницах, «отправляя на аутсорсинг» в Индию медицинские сервисы.

Уже сегодня эта индустрия оценивается в 300 миллионов долларов и показывает стабильные темпы роста — 30% в год. Главными преимуществами вновь стали высококвалифицированные кадры и цены. Каждый десятый пациент в Индии — иностранец.

Несмотря на впечатляющие экономические показатели и успешные бизнес-истории предпринимателей, в Индии по-прежнему 40% людей живут меньше чем на один доллар в день. Есть социальные, политические и экономические проблемы, которые требуют решения в ближайшее время.

Но успех в таких сложных технологических отраслях, как биотехногологии и ИТ, успех, который, прежде всего, опирается на управленческие способности лидеров индийского общества, говорит о том, что Индия сможет справиться с вызовами и, что еще важнее, теми бизнес-возможностями, которые предоставляют инновации в технологическом секторе.

Нация идеалистов

История современной Индии началась 15 августа 1947 года, когда она вышла из-под управления Британской империи. «Такие моменты очень редки в истории: мы делаем шаг от старого к новому.

Индия снова находит себя», — писал Джавахарлал Неру. Он же стал первым премьер-министром освобожденный страны.

В общественной жизни лидерами были отец нации Махатма Ганди, архитектор индийской конституции Бхимрао Амбедкар.

Неру, несмотря на приверженность в политике демократическим принципам, в экономике либеральных идей не разделял. Он был впечатлен индустриальным ростом СССР и за основу экономической политики взял модель социализма.

Но, как мы знаем на собственном опыте, социализм а-ля СССР хорош для того, чтобы запускать ракеты, но мало пригоден, когда дело касается предпринимательства. Индия исключением не стала.

Разросшаяся бюрократия, система государственного лицензирования и закрытость внутреннего рынка привели к тому, что к началу 1991 года золотовалютных резервов в стране хватало лишь на то, чтобы оплатить импорт на ближайшие две недели, после чего государству светило банкротство.

Что было дальше, мы тоже знаем на собственном опыте: демократизация, либерализация и переход к рыночной экономике.

Но и до реформ 1991 года Индии вновь повезло с лидерами.

Несмотря на губительную систему государственного лицензирования, убивающую свободное предпринимательство в зародыше, в частном и государственном секторах нашлись те, для кого идеи свободного рынка были не пустым звуком.

Именно они и обеспечили основы для индийского экономического чуда. Особенно это заметно в индустрии информационных технологий, ставшей для Индии проводником в глобальную экономику.

Так закалялся аутсорсинг

Как не сразу строилась Москва, так и бурный рост ИТ в Индии (с 1994 года рынок растет на 40—50% ежегодно и к 2010 г., по данным NASSCOM, достигнет отметки в 50 миллиардов долларов) опирается на фундамент, который закладывали индийские предприниматели и разработчики государственной политики в области ИТ начиная с 70-х годов.

Изначально госполитика была направлена на то, чтобы развивать местное производство компьютеров и вычислительной техники, поэтому были выставлены 100% заградительные пошлины на ввоз компьютеров, лимитировано участие иностранного капитала.

Но становилось очевидно, что в мировом хозяйстве родилась совершенно новая и сверхприбыльная отрасль — компьютерная. Коммерческий успехов таких старт-апов, как Apple и Microsoft, подтвердил тренд.

В тот же период в Индии молодыми инженерами была основана компания Infosys, ныне признанный лидер мирового рынка ИТ-аутсорсинга с капитализацией в 30 миллиардов долларов, бизнес-операциями, распределенными в 30 странах мира, и акциями, размещенными на бирже NASDAQ.

Не имея доступа к мировым рынкам венчурного капитала, первые индийские ИТ-компании были вынуждены занимать сервисную нишу, в которой не требовалось больших первоначальных вложений по сравнению с разработкой ИТ-продуктов, где финансовые затраты значительно выше.

Но со временем, когда большинство крупных корпораций пошли по пути сокращения издержек, отправляя непрофильные бизнес-процессы на аутсорсинг, эта бизнес-модель стала прорывом.

Сегодня 220 компаний из топ-500, по версии Forbes, отдают ИТ-обслуживание на аутсорсинг индийским компаниям.

Уже в 1978 году был основан первый технопарк — бангалорский Электронный город.

Его идея принадлежит Раме Кришне Балиге, президенту полугосударственной ИТ-компании Keonics, который хотел создать в Индии аналог калифорнийской Силиконовой долины.

Заручившись поддержкой правительства штата Карнатака, Балига реализовал идею города, в котором заниматься коммерческой деятельностью разрешено только высокотехнологичным компаниям.

Союз государства и предпринимателей технологической волны ознаменовал приход к власти премьер-министра и технократа Раджива Ганди. При нем произошла либерализация рынка ИТ и создание локомотивов роста — технопарков по разработке программного обеспечения.

Главными преимуществами технопарков стали льготные расценки за аренду помещений, возможность создания фирм со 100% участием иностранного капитала, а главное — хорошо развитая телекоммуникационная инфраструктура, доступ к спутниковой связи и освобождение от налогов на прибыль, полученную с экспорта ПО.

В тепличных условиях частный сектор расцвел, а развитие ИТ-отрасли вошло в одну из пяти приоритетных задач государства. Цель стала очевидной — мировое лидерство в области информационных технологий и «захват» от 70—80% рынка мирового аутсорсинга, который оценивается в 300 миллиардов долларов.

История повторяется

 Современная Индия — это центр передовой управленческой практики, как политической, так и предпринимательской. Во-первых, способна ли демократическая система предоставить блага и обеспечить равные возможности всем гражданам (в Индии 260 миллионов людей живут на 40 центов день.

В выборах участвуют около 700 миллионов граждан). Во-вторых, возможно ли мирное решение территориальных споров, обостренных религиозными разногласиями (в штате Кашмир после разделения страны в 1947 г. на Индию и мусульманский Пакистан было несколько вооруженных конфликтов).

В-третьих, развитие за счет глобализации или же опора на внутренний рынок (70% населения Индии — это сельские жители. Только в 1997 — 2004 годах 25 000 фермеров покончили жизнь самоубийством, не сумев получить прибыль.

Во всей сфере ИТ занято два миллиона человек и на них приходится 10 миллионов безработных и не имеющих средств к жизни людей).

Индия — это страна будущего. К 2020 году в ней будет проживать полтора миллиарда человек, из них более 500 миллионов в возрасте до 25 лет, что делает Индию самой молодой нацией. По прогнозам Международного банка, к 2035 году у Индии будет третья экономика в мире по паритету покупательской способности и один из основных рынков сбыта товаров и услуг. Рост ВВП составит порядка 7—9% в год.

Если у кого-то это вызывает удивление и сомнения, то помните, что история развивается по спирали. В начале XVII века Индия уже была первой страной в мире по объему ВВП.

фото credits: http://www.skyscrapercity.com/showthread.php?t=808990

текст: http://pisali.ru/vlasov/29253/

Источник: https://ru-india.livejournal.com/979666.html

Индийское чудо: чем удивит вторая экономика Азии? | Политика

Александр Салицкий, д. э. н., главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

Несколько лет назад говорили об успешном развитии Индии, о том, что в скором времени эта страна может оставить позади даже суперуспешный Китай. Что сегодня происходит в Индии?

Неграмотность и бедность

— Сегодняшняя Индия — быстро развивающаяся страна. По итогам 2010 г. рост её ВВП составил 8,5%. Итоги прошлого года, к сожалению, разочаровали: прирост составил всего 6,5%, из-за оттока капитала снизился курс рупии.

Но независимо от темпов развития речи о том, что страна вот-вот догонит или перегонит Китай, не идёт.

Если взять за 100% всю экономику Азиат­ско-Тихоокеанского региона (без Северной Америки), то ВВП Китая будет занимать там почти 40%, на Индию и Японию придётся примерно по 16%.

Между тем экономические реформы в Индии и Китае дейст­вительно начинались примерно в одно время. Причём в начале 80-х гг. индийцы были раза в полтора богаче китайцев.

Индия находилась в более положении: к началу преобразований сформировались все демократические институты, была частная собственность.

Но спустя тридцать лет после старта реформ мы видим, что экономика Китая более чем в два раза больше экономики Индии.

Китаец потребляет уже более 3 тыс. кВт-ч электроэнергии в год, а индиец — всего 700 кВт-ч. Впереди Поднебесная и по другим показателям. Средняя продолжительность жизни в Китае 73 года, а в Индии — всего 64.

Число плохо питающихся детей до пятилетнего возраста в Китае всего 5%, а в Индии — целых 40%, Такая же огромная разница по уровню неграмотного населения.

Почему Индия не смогла сделать такой же масштабный рывок, как её сосед?

Государство лучше рынка?

В Китае сделали ставку на госсектор. Крупные госпред­приятия обеспечили прорыв страны. В Индии решили развивать мелкий и средний бизнес, и он не дал такого роста. В Китае огромные средства вкладывались в инфраструктуру, активно строили автомагистрали и железные дороги.

Это объединило страну и обеспечило перемещение рабочей силы. Выпускник Шанхайского университета спокойно едет зарабатывать на квартиру в провинцию, так как знает: он сядет на поезд и через 4 часа окажется , с семьёй.

В Индии сообщение между районами очень плохое и перемещение рабочей силы не столь масштабно. Ещё одна причина, по которой Индия так отстала от Китая, в том, что долгое время в стране была крайне низкая норма накоплений (часть ВВП, которая инвестируется обратно в производство, а не проедается).

Лишь в последние годы она вышла на цифру 35%. В Китае, для сравнения, это 50%. В России — 20%.

Другой успех Индии — ориентация на экспорт интеллектуальных услуг. Там быстрыми темпами развиваются информационные . Индийские программисты — одни из лучших в мире.

В ближайшем будущем индийская экономика имеет хорошие перспективы. Во-первых, она не так, по сравнению с тем же Китаем, включена в глобальный рынок.

А значит, очередная волна мирового финансового кризиса не сильно по ней ударит. Примерно то же произошло и в прошлый кризис. В посткризисный 2009 г. рост ВВП в Индии составил 8%.

Плюс страна имеет хорошую возможность наблюдать за своим соседом и главным торговым партнёром Китаем и использовать его опыт

Источник: http://maxpark.com/community/politic/content/1412167

Индия обогнала Китай по многим направлениям и готовит собственное экономическое чудо

Когда Нарендра Моди, премьер-министр Индии, выступал на совместном заседании Конгресса США 8 июня, ему непросто было убедить законодателей в том, что экономика его страны не замедлится, в отличие от Китая, России и Бразилии. И тем не менее, Индия действительно намерена претендовать на звание нового лидера мировой экономики.

Экономический рост Индии в последние 25 лет действительно был не столь впечатляющим, как в Китае. В 2014 году он составил почти 11% ВВП США, тогда как в 1990 этот показатель находился на уровне 4%.

В то же время Китай добился роста в 60%, стартовав с 9%. Но, в отличие от Китая, Индия пока что не стала производственным гигантом, ориентированным на экспорт, и поэтому ее рост был более устойчивым.

В прошлом году он составил 7,5%.

Индия не получила и тех выгод, что приобрел Китай, когда производство с Запада переносилось в развивающиеся страны, поэтому спад производственной деятельности вредит стране меньше, чем Китаю.

У Индии, безусловно, есть свои проблемы – слишком медленный бюрократический аппарат, отсутствие хорошей инфраструктуры, а также слишком жесткое госрегулирование и коррупция, и эти проблемы необходимо решить для обеспечения стремительного экономического роста. Потому Нарендра Моди и стремится провести реформы по многим из этих вопросов, хотя пока его успехи весьма ограничены.

Читайте также:  Торговый эквайринг - тайны и факты

Надежные данные по основным экономическим показателям Индии неоднозначны, чтобы не сказать больше. Большинство предприятий – мелкие и нерегулируемые; многие люди работают неофициально.

К тому же в Индии для дефлирования номинального ВВП используются не окончательные, а оптовые цены. Из-за снижения цен на нефть индекс оптовых цен падал в течение 17 месяцев подряд, в то время как розничные цены продолжали расти со скоростью 5% в год.

Таким образом, представленные цифры реального ВВП завышены.

Тем не менее, у Индии есть значительные преимущества по сравнению с Китаем. Политика одного ребенка в Китае, хотя и была недавно смягчена, по-прежнему остается причиной значительного уменьшения числа участников рынка труда на протяжении десятилетий. Это может задушить рост: молодые люди, как правило, более мобильны и гибки с точки зрения выбора профессии и способности учиться новому.

В свою очередь, в Индии действуют несколько ограничителей роста численности населения.

Коэффициент зависимости – число детей и пожилых людей по отношению к населению трудоспособного возраста – в Индии будет продолжать падать, пока он поднимается в Китае.

По состоянию на 2015 год, население Индии составляло 1,25 млрд человек, население Китая – 1,37 млрд. Однако уже в скором времени Индия выйдет вперед по численности населения.

О колониализме можно говорить многое, но британский контроль Индии на протяжении многих веков оставил после себя активную демократию и парламентскую форму правления, которая полезна для функционирования большой, многонациональной страны.

Британцы также оставили Индии железнодорожную систему, которая облегчает передвижение людей и товаров по обширным территориям. В противоположность этому, Китай неохотно предоставляет статус резидента фермерам, которые переезжают в городские районы в поисках работы.

И, конечно, британцы оставили Индии английский язык – очень полезный в мире, где бизнес ведется главным образом на языке Шекспира. Индия также унаследовала свободную прессу и правовую систему Великобритании. В результате, судебная система Индии оказалась гораздо лучше, чем в Китае, где доминирует коммунистическая партия.

Все эти преимущества привели к появлению крупных, современных компаний, таких как Tata, которые конкурируют на глобальном рынке. Китай, с другой стороны, обременен контролем за банками и прочими неэффективными государственными предприятиями, которые производят половину товарной продукции страны и используют до 25% рабочей силы.

Первые 50 лет независимости в индийской политике доминировала партия «Индийский национальный Конгресс», пытавшаяся подражать Советскому Союзу. В 1950-е годы сталелитейная, горнодобывающая промышленности, водоснабжение, телекоммуникации и производство электроэнергии были фактически национализированы.

Закон о промышленности 1951 года, согласно которому все предприятия должны были получить лицензию от правительства, прежде чем они смогли бы открыться, расшириться или изменить свою продукцию, задушил инновации.

В стране господствовал принцип «индийского лицензирования». Правительство ввело пошлины на импорт для стимулирования отечественного производства, а отечественным компаниям было запрещено открывать зарубежные представительства.

Поток иностранных инвестиций из-за жестких ограничений иссяк.

В результате производство так и не стало процветать, а рост экономики находился на уровне 3-4%, который чиновники считали «индийскими темпами роста» (что было недостаточно для развивающейся экономики), в то время как другие азиатские экономики процветали.

В период с 1950 по 1973 год индийская экономика ежегодно росла на 3,7%, или на 1,6%, на душу населения. Экономика Японии росла в 10 раз быстрее, а Южная Корея – в пять. Китай стабильно прибавлял 8% в год.

Все начало резко меняться в 1991 году, с переходом к капитализму.

Несмотря на вышеописанное, Индия исторически была больше ориентирована на свободный рынок, чем другие крупные, развивающиеся страны, в частности Россия и Китай.

Ее киноиндустрия, Болливуд, в больших количествах выпускает фильмы разнообразного качества, в то время как в Китае фильмы – пропагандистский инструмент.

Контролируемые государством предприятия в Индии составляют лишь 13% от ВВП по сравнению с 29% в Китае.

К счастью для Индии, фармацевтические и технологические секторы никогда не страдали от обременительных правил, заставивших буксовать сталелитейную и авиационную промышленность. Кроме того, индийскому росту способствует естественное стремление к технологии.

Быстро развивающийся информационно-технологический сектор в большей степени полагается на новые технологии, такие как спутниковая связь, и способен опередить государственные предприятия с их устаревшим техническим оборудованием и разрушающимися коммуникациями.

Американские и европейские фирмы на принципах аутсорсинга поручают индийским компаниями выполнение офисных и даже юридических и медицинских услуг. Доход от аутсорсинга в настоящее время составляет $95 млрд в год – около 20% индийского экспорта. Более низкая заработная плата и владение английским являются большим плюсом индийских аутсорсинговых сотрудников.

Многие индийцы отличаются предприимчивостью, и экономический рост, который они могут обеспечить, жизненно важен для снижения бедности и коррупции, поскольку экономическая власть будет переходить из рук политиков в руки предпринимателей.

Но по-прежнему необходимы реформы. В стране обычной практикой является вымогательство, пышным цветом цветет бюрократия, а инфраструктура все еще недостаточно развита. И все это служит препятствием для развития предпринимательской деятельности.

Кроме того, в Индии существует практика, согласно которой свободные предприниматели оказываются в невыгодном положении. Бизнес концентрируется среди давно существующих и хорошо связанных конгломератов, имеющих тесные связи с правительством – так же, как государственные предприятия в Китае и чеболи в Южной Корее.

Когда дело доходит до оценки затрат, необходимых для начала бизнеса, показатели Индии зашкаливают – страна занимает 173 место в списке из 189 стран, по данным Всемирного банка.

Только Китай обошел Индию по количеству времени, которое требуется, для открытия компании.

Кроме того, Индия занимает 130-е место в рейтинге стран по легкости ведения бизнеса, пропустив вперед не только Россию (51) и Бразилию (116), и Китай (84).

Создание экономики свободного предпринимательства остается для Индии целью в долгосрочной перспективе – так же, как и проблема образования для сотни миллионов студентов. Около 90% детей посещают школу, но более половины не получают среднего образования. Обман на экзаменах и подкуп учителей для получения хороших оценок широко распространен.

Китай медленно движется по пути открытия своих финансовых и валютных рынков для иностранцев. Юань, однако, остается под жестким контролем. Он дорожает, но сохраняет устойчивость, когда экономика слаба.

Рупия, напротив, была относительно свободна от государственного вмешательства.

Резервный банк Индии в значительной степени зависит от влияния правительства, в то время как Народный банк Китая полностью контролируется правительством.

В отличие от 36% потребительских расходов в ВВП Китая в 2014 году, на долю потребителей Индии пришлось 59% экономики, несмотря на одинаково высокую норму сбережений.

Это лучшее соотношение в мире, где экспорт и капитальные расходы больше не являются залогом экономического роста развивающейся экономики. Экспорт Индии был значителен – 23% ВВП в 2014 году, и этот показатель вырос, несмотря на глобальный экономический спад и медленное восстановление.

С другой стороны, доля китайского экспорта в ВВП страны была примерно такой же – что намного ниже, чем 35% в 2006 году.

В Индии, где культура находится под сильным влиянием не приветствующей спешки индуистской философии, изменения происходят медленно.

Индуизм учит, что после смерти происходит перерождение, поэтому последователям этой веры не обязательно стремиться сделать все в этой жизни, поскольку как они могут сделать больше в последующей.

Но с улучшением образования, внедрением более быстрого дерегулирования и реализацией других реформ, многие преимущества Индии могли бы обеспечить этой стране более высокую производительность и более высокие темпы экономического роста, чем в Китае.

Источник: https://versia.ru/indiya-obognala-kitaj-po-mnogim-napravleniyam

Семь секретов китайского экономического чуда :: Экономика :: РБК

Экономика Китая обогнала США по ВВП, пересчитанному в доллары по паритету покупательной способности, следует из обновленной 7 октября базы макроэкономических прогнозов МВФ.

И хотя Поднебесная пока не вырвалась вперед по ВВП в рыночных валютных курсах, мало кто сомневается, что это лишь вопрос времени.

РБК вспоминает составляющие стремительного экономического успеха Китая, в основе которого остается принцип «торопись медленно».

«Архитектор реформ» Дэн Сяопин

В 1978 году деятель Коммунистической партии Китая Дэн Сяопин вместе с соратниками начал реализацию политики реформ, нацеленной на открытость внешнему миру, построение социалистической рыночной экономики и создание общества «малого благосостояния».

В большинстве секторов экономики роль правительства была уменьшена, руководителям было дано больше управленческих полномочий, увеличилась роль частного сектора. КНР разрешила международную торговлю и прямые иностранные инвестиции. Данные инициативы повысили уровень жизни большинства населения Китая и позже позволили поддержать комплексные реформы.

С увеличением доходов, стимулов, заметного роста в сфере услуг и расцвета в промышленном секторе в КНР начали проявляться некоторые черты общества потребления.

Армия дешевых работников

Долгие годы дешевая рабочая сила обеспечивала низкую себестоимость китайских товаров. Низкоквалифицированный и малопроизводительный труд составляет основу дешевых рабочих ресурсов страны. Китайская деревня остается ключевым поставщиком рабочей силы на глобальном рынке.

Заниженный курс юаня

До 1974 года курс юаня к иностранным валютам устанавливался преимущественно через фунт стерлингов, а также гонконгский доллар. С августа 1974 была введена ежедневная котировка юаня к доллару США и другим валютам на базе валютной корзины.

С 1994 года Пекин законсервировал курс юаня на уровне $1/8,27 юаня.

Запад обвиняет КНР в занижении валютного курса через накопление валютных резервов, что служит инструментом стимулирования экспортно-ориентированного роста и дает дополнительные конкурентные преимущества китайским товарам.

«Технология в обмен на рынок»

В начале 90-х годов власти КНР провозгласили политику «технология в обмен на рынок», которая предполагала уступку части отечественного рынка транснациональным корпорациям в обмен на передачу Китаю зарубежных технологий. Западные корпорации поспешили воспользоваться крайне низкой стоимостью рабочей силы в Китае и массово переносили в Поднебесную свои производства, а затем и научно-исследовательские центры.

В прошлом остались те времена, когда китайское производство ассоциировалось исключительно с пошивом дешевой одежды и контрафактом: ныне Китай – крупнейший экспортер и производитель товаров, «мировая фабрика», с чьих конвейеров сходят самые популярные электронные гаджеты.

Сегодня в стране функционируют 53 зоны высоких и новых технологий, более 70 научно-технических зон для специалистов, получивших образование за границей.

Устойчивость политической системы

В Китае уже многие десятилетия обеспечивается политическая стабильность, сохраняется преемственность власти, заключающаяся в регулярной и организованной сменяемости политического руководства страны.

Прошедший в ноябре 2012 года XVIII съезд Коммунистической партии Китая положил начало четвертой по счету со времен Дэн Сяопина смене поколений руководящих кадров – генеральным секретарем правящей партии был избран Си Цзиньпин.

Тогда же политические лидеры страны подтвердили свою приверженность построению социализма с китайской спецификой: продвигая реформы, придерживаясь принципа открытости, обеспечивая социальную справедливость, всеобщую зажиточность и социальную гармонию.

Партийная элита пообещала, что реформа политической системы КНР будет продолжена, но основной упор будет сделан на то, чтобы при этом избежать дестабилизации в социально-политической и экономической сферах.

Градуалистский подход к реформам

В своей экономической политике Пекин строго придерживается градуалистского подхода. Запуская системные реформы, Китай начал не с политических, а с рыночных преобразований, сохранив авторитарную политическую систему для минимизации политических рисков.

За основу был взят эволюционный путь развития – реализация программ и планов растягивалась на длительное время.

Формы хозяйственной интеграции, свойственные развитым странам, постепенно интегрировались в реформирующуюся экономику, а не насаждались в принципиально новую среду.

Вначале Китай осуществлял постепенное дерегулирование цен, а сегодня осуществляет постепенную экономическую либерализацию. Формирование негосударственного сектора шло с нуля, а не в результате масштабной приватизации. И по сей день власти КНР нацелены на сбалансированный качественный устойчивый рост в условиях поступательного движения реформ.

Читайте также:  Этот незаменимый и полезный гриндер. краткое описание - тайны и факты

Экспортно-ориентированная промышленная политика

Резкое увеличение экспорта – один из основных внешних факторов роста китайской экономики. У китайских товаров много конкурентных преимуществ на международном рынке, однако для успеха внешнеторговой экспансии нужна четкая стратегия.

Она взята за основу в проводимой китайскими властями последовательной экспортно-ориентированной промышленной политике, заключающейся в обеспечении налоговых, кредитных, таможенных и прочих преференций отраслям и предприятиям, нацеленным на внешние рынки.

Источник: https://www.rbc.ru/photoreport/08/10/2014/54357074cbb20f72b885cbbd

Экономическое чудо online

27 ноября в рамках научного семинара под руководством Евгения Ясина состоялась лекция «Индийская экономика: после реформ и накануне кризиса», организованная Высшей школой экономики и Институтом Катона.

Какова причина экономического чуда Индии, в чем специфика ее экономического развития в отличие от других бывших стран третьего мира, какими вызовами угрожает Индии мировой экономический кризис – об этом говорил известный индийский экономист и журналист Сваминатана Айяра.

Название презентации Сваминатана Айяра «Как из хаотичной демократии родилось экономическое чудо» говорило само за себя. С самого начала оно обозначило основную причину бурного экономического роста Индии за последнее время. Но для того, чтобы участники семинара яснее понимали современную ситуацию в Индии, г-н Айяра обратился к истории вопроса.

В 40-е годы свободу обрели более 100 колоний, но очень немногие из них смогли сохранить демократический строй.

Многие страны установили однопартийную систему, которая, по мнению их правителей, являлась эффективным инструментом обуздания конфликтов и анархии.

Они считали, что только автократичный режим может обеспечить сохранение независимости. И лишь немногие страны сохранили ростки демократического строя. В их числе была и Индия.

Индия – не просто страна, а скорее целый континент: на ее территории располагались 600 феодальных княжеств, ее история – это история постоянных междоусобиц.

Сосуществование 17-ти языков, 4-х религий, 28-ми штатов, сотен индуистских каст являются постоянными источниками для разного рода столкновений. И тем не менее Индии удалось сохраниться в качестве единого государства. «Цементирующим раствором» для  Индии стала демократия.

Она способствовала достижению компромиссов и разделению власти. А вот многие однопартийные государства пострадали от гражданских войн.

Почему же Индия осталась демократической страной? Причин тому несколько. Во-первых – наличие Законодательного Совета при вице-короле. Во-вторых – многопартийные выборы в органы власти провинций в 1935 – 1947 гг. Эти два фактора послужили хорошей базой для демократии в период, предшествовавший независимости.

Кроме того, поскольку партия Индийский национальный конгресс переизбирала своего председателя каждый год на протяжении не одного десятилетия, возникла традиция ротации руководства и рассредоточения полномочий. Крайне важной была и поддержка демократического направления первым премьер–министром Индии Джавахарлалом Неру.

Он был твердым приверженцем демократии и создал устойчивые демократические институты.

Однако вопрос относительно эффективности демократии на протяжении долгого времени казался не столь однозначным. Во всех азиатских странах, где произошло экономическое чудо, существовали авторитарные режимы.

А присущая демократии система сдержек и противовесов расценивалась как препятствие динамичному росту. Однако в 2003 – 2008 гг. среднегодовые темпы роста в Индии составляли 9%.

Это доказывает, что при проведении правильной политики и наличии нужных институтов даже «хаотичная», крайне коррумпированная демократия способна породить экономическое чудо.

Столь бурному росту Индии предшествовали периоды с относительно низкими темпами роста. Так, в период с 1947-го по 1980-е гг. рост составлял 3,5%, поскольку существовало несколько сильных сдерживающих сил. Одной из таких сил было предубеждение против внешней торговли.

В XIX веке отток капитала из Индии в Британию составлял 1,5% ВВП. Фактически метрополия наживалась на колониальных владениях. Такой отток финансировался за счет устойчивого положительного сальдо торгового баланса.

Индийский национальный конгресс, возглавлявший движение за независимость, считал, что экспорт ведет к обнищанию страны, и выступал против активной внешней торговли.

Свобода торговли расценивалась как политика, вынуждающая Индию приобретать британские промышленные изделия, не позволяющая стране преодолеть бедность и сырьевой характер экспорта. Другой сдерживающей силой был «синдром Ост–Индской компании»: иностранные инвестиции также рассматривались как инструмент колониализма.

После обретения независимости руководство страны стремилось подкрепить политический суверенитет экономической самостоятельностью. Отказавшись от свободной торговли, оно проводило политику экономической автаркии. Власти с подозрением относились к зарубежным инвестициям и вводили высокие протекционистские барьеры для стимулирования отечественной промышленности.

Вместе с тем руководство Индии находилось под впечатлением от высоких темпов роста в СССР – особенно на фоне коллапса на Западе в годы Великой депрессии – и считало, что в индийской экономике должен преобладать государственный сектор. На определенный период было отдано предпочтение плановой экономике, «устремленной внутрь», при преобладающей роли государства.

Рост ВВП составлял в то время 3,5% против 1,3% при британцах. Это воспринималось как выдающийся результат, достигнутый за счет правильной политики. Однако Япония, а затем и четыре азиатских «тигра» демонстрировали рост на уровне 7% – 8%.

В этих странах экономика была ориентирована вовне, а приоритет отдавался частному сектору. В Индии наблюдалась прямо противоположная тенденция. Индийские власти не без злорадства утверждали, что подобная экономическая ориентация превратит азиатских «тигров» в марионеток неоколониализма.

Но на деле «марионетки» богатели, а Индия оставалась бедной.

К 1980-м годам стала очевидна необходимость реформ. Произошло выборочное освобождение отраслей промышленности от лицензирования. Стало меньше контроля. После гибели Индиры Ганди в 1984 г. к власти пришел более либеральный Раджив Ганди.

Он «открыл» еще целый ряд отраслей. В 1985 г. до 50% был снижен подоходный налог. А установление плавающего валютного курса способствовало росту экспорта. Кроме того, прибыль от экспорта была освобождена от налогов.

В этом заключалась сущность так называемых «ползучих реформ». Благодаря им рост ВВП увеличился до 5,8%, но одновременно резко увеличились и государственные расходы. Внешняя задолженность выросла в четыре раза – с 20 до 80 миллиардов долларов.

И в результате нефтяного кризиса 1991 г. Индия была практически разорена. Требовались дальнейшие реформы.

Распад СССР и экономический бум в Китае способствовали рыночной направленности нового цикла реформ. Оппозиционные организации критиковали реформы.

Но после их успеха на выборах реформы без лишнего шума становились элементом экономической платформы всех партий. У власти чередовались различные партии, но ни одна из них не сходила с пути реформ.

Преемственность политического курса в условиях индийской демократии внушала отечественным и иностранным бизнесменам чувство уверенности.

В ходе реформ было отменено лицензирование в промышленности. Импортные пошлины в течение 17-ти лет были сокращены со 120% до 10%. Также были снижены подоходные налоги для физических и юридических лиц.

Произошла либерализация режима зарубежных инвестиций и либерализация в финансовом секторе. Были созданы эффективные рынки капитала. Стало очевидно ускорение роста. В 1994 – 1997 гг. его среднегодовые темпы составляли 7,5%.

Правда, затем рост замедлился из-за Азиатского кризиса.

В 2003 – 2008 гг. количество реформ перешло в качество, и среднегодовые темпы роста составляли 8,8%. Рост был действительно значительным. Экспорт рос быстрее, чем ВВП, развитию способствовали иностранные инвестиции и технологии. Товарооборот увеличился с 15% ВВП в 1990 г. до 45% ВВП в 2008 г. Иностранные инвестиции за апрель –сентябрь 2008 г.

составили 17 миллиардов долларов. В 1991 г. в Индии опасались, что ее экономику захватят транснациональные корпорации. На деле же все индийские крупнейшие компании стали транснациональными. Лакшми Миттал приобрел Alcelor и стал лидером сталелитейной промышленности. Tata приобрела Corus и Jaguar–Land Rover, Birla приобрела Novelis, а Suzlon – RE Power.

Список примеров можно продолжать долго.

В ходе реформ Индии не удалось добиться успеха ожидаемым путем. Индия не смогла скопировать модель Китая и азиатских «тигров», экспортировавших товары с большим объемом трудозатрат. Тем не менее ей удалось добиться высоких результатов там, где это не ожидалось. Индия пошла путем, совершенно отличным от стратегии Китая.

Первое отличие касается экспорта услуг: компьютерного программирования, аутсорсинга банковских административных услуг. В результате сегодня объем экспорта услуг составляет 40 миллиардов долларов. Второе отличие заключается в развитии высокотехнологичных производств: фармацевтических изделий, автомобилей и ветряных двигателей.

Индия стала одним из мировых центров НИОКР.

Успех Индии, конечно, несомненен. Однако он наблюдается далеко не во всем. Так, например, в Индексе развития человека Индия занимает 126-е место, в Индексе экономической свободы – 104-е, а в Индексе свободы деловой активности, составляемом Всемирным банком, – 120-е место.

Остро стоит проблема постоянных внутренних конфликтов на религиозной, кастовой и региональной почве. В стране существует проблема исламского радикализма. На северо – востоке происходят сепаратистские мятежи.

Судебная система не может обуздать высокий уровень коррупции, а в политику проникают криминальные структуры.

Кроме перечисленных актуальных проблем, существует еще ряд фундаментальных. Уровень грамотности населения составляет только 65%, с функциональной грамотностью дело обстоит еще хуже. Нехватка учителей составляет 18% – 57%.

В плачевном состоянии находится государственное здравоохранение, в стране наблюдается высокий уровень недоедания и материнской смертности. Все это отражается на показателях Индии в Индексе развития человека. Вузы ежегодно выпускают 500000 инженеров – вдвое больше, чем требуется экономике. Повсеместно существует дефицит квалифицированной рабочей силы.

В сельской местности по-прежнему нет ни дорог, ни электричества, ни телекоммуникационной связи. Глобализация охватила только большие города.

На основе опыта Индии можно сделать несколько важных выводов. Несмотря на многочисленные проблемы, преимущества демократии позволяют создать условия, необходимые для экономического чуда. Реформы не ускоряют рост в одночасье.

Для этого может потребоваться лет десять. Наконец, демократия и открытость создают прочные институты, способствующие росту. Рассеянность центров силы облегчает конкуренцию.

А активное гражданское общество и оппозиционные партии быстро реагируют на проблемы и улучшают транспарентность системы. 

Что касается кризиса, то Индию не затронул кризис субстандартной ипотеки в США. Однако спад в мировой экономике сильно отразился на ее внешней торговле. В 2007 г. иностранные портфельные инвестиции составили 17 миллиардов долларов, а в январе – октябре нынешнего года инвесторы вывели с индийского рынка 13 миллиардов долларов.

Фондовые рынки рухнули, а ликвидность значительно снизилась. Прямые иностранные инвестиции по-прежнему поступают в больших объемах – 17 миллиардов долларов за первую половину 2008 г. Но скорее всего и они сократятся. В стране нет кризиса платежного баланса. Но в 2008 – 2009 гг. рост снизится до 7%, а затем – возможно, до 5–6%. Это будет весьма болезненно.

Но экономическое чудо продолжается!

Наша справка:

Сваминатан Айяр — известный индийский либеральный экономист, научный сотрудник Института Катона (Вашингтон), главный экономический обозреватель и колумнист индийской газеты «Times of India», автор книги «Escape From The Benevolent Zookeepers: The Best Of Swaminomics» (New Delhi: Times of India, 2008). В прошлом — главный редактор двух ведущих индийских финансовых газет, «The Economic Times» и «Financial Express», индийский корреспондент журнала «Economist», консультант Всемирного банка и Банка азиатского развития.

Дмитрий Сигиневич

1 декабря, 2008 г.

демократия экономический рост

Подпишись на IQ.HSE<\p>

Источник: https://iq.hse.ru/news/177678207.html

Китайское экономическое чудо: в чем секрет

Фото из открытых источников

Технологический и социо-экономический прогресс Китая за последние 15 лет невероятен и невообразим. Китаю за очень короткий промежуток времени удалось выстроить мощнейшую высоко диверсифицированную и конкурентную цивилизацию.

Современная история (20-21 веков) не знает прецедентов столь грандиозного рывка за такой короткий период на высокой базе.

Существует примеры стремительного восхождения СССР во всех областях экономики и хозяйства с конца 20-х годов 20 века, бурной индустриализации США середины 20 века, выдающихся восстановительных темпов в Германии и СССР в послевоенный период, технологического насыщения и внешней экспансии Японии с 70 по 90е года, но Китай? Знаете ли, он развивается чудовищными темпами абсолютно во всех областях и еще огромное значение играет эффект масштаба. Население Китая превосходит населения 28 стран ЕС, США и Японию вместе взятых. В этом смысле Китай имеет определенное фундаментальное преимущество, которое заключается в огромном внутреннем рынке сбыта.

Читайте также:  Эффективные методы лечения пародонтоза - тайны и факты

Китайское чудо выстраивалось в несколько этапов.

После краха коммунистической системы в конце 80-х и на волне глобализации Китай привлек свыше 3 трлн долларов прямых инвестиций, более 1 трлн из которых – это инвестиции в промышленную структуру Китая транснациональными корпорациями на правах учреждения филиалов ТНК в китайской юрисдикции. Т.е.

это не покупка долей в китайских компаниях и долгосрочные прямые инвестиции в долговые инструменты Китая, а непосредственное инвестирование иностранными компаниями в промышленную инфраструктуру Китая для последующего сбыта продукции на мировом рынке.

Китай стал главным реципиентом иностранных инвестиций глобальных ТНК. Почему Китай мировой фабрикой, а не Индия или Африка, где рабочая сила еще дешевле?

Для ведения бизнеса ТНК требуют:

Наличие транспортной инфраструктуры (дороги, аэропорты, порты, железные дороги);

Наличие энергетической инфраструктуры и снабжения (электричество, топливо, газ);

Коммунальное обеспечение (водоснабжение, канализация, очистительные сооружение, вывоз мусора);

Связь и логистика (наличие доступа к телефону, интернету, курьерским поставкам);

Обеспечение безопасности предприятий и сотрудников (низкий уровень преступности, развитая правоохранительная система);

Вменяема юридическая система (гарантии сохранения прав собственности на инвестиции и активы, защита интеллектуальной собственности и возможности для сбыта продукции);

Образованное и трудоспособное население. Вопросы квалификации кадров очень важны, а ТНК занимаются лишь повышением квалификации и переобучением в рамках отраслевой специфики, но не обучением базы).

Низкие налоги;

Низкие промежуточные издержки на обслуживание предприятий (стоимость аренды, электричества, топлива, коммунальных платежей, связи, логистики, ресурсное снабжение, стоимость строительства и так далее);

Полная стоимость оплаты труда (уровень зарплаты, ндфл, соц.платежи, страховка и так далее).

Понятно, что Африка, имея огромные свободные трудовые ресурсы и крайне дешевую рабочую силу, не станет новым Китаем по причине отсутствия необходимой инфраструктуры для ведения бизнеса, зачастую полное отсутствие безопасности и юридических гарантий, необразованное население без наличия культуры труда. ТНК не будут за свой счет строить электростанции, дороги, порты и высылать армию для охраны заводов, при этом обучая население.

Китай же все это обеспечил в полном объеме, предоставляя ТНК стерильные условия для инвестиций и население, готовое работать по 12 часов в сутки.

В зависимости от региона и отрасли на каждое рабочее место, созданное ТНК в Китае, через мультипликатор создавалось от 8 до 15 новых рабочих мест.

Понятно, что промышленную инфраструктуру необходимо снабжать, отсюда в Китае развивался транспорт, связь, строительство, финансовый сектор, а для обеспечения строительства рванул сектор металлургии, машиностроения, стройматериалов и электрооборудования.

Население из сельских районов перемещалось в города, а сами города распухали количественно и улучшались качественно – происходила повсеместная урбанизация.

В начале 90-х в Китае до 60% рабочей силы (или почти 400 млн человек) были заняты в сельском хозяйстве, рыболовстве, теперь их стало около 200 млн или 28%.

Без малого 200 млн рабочих человек прямым или косвенным образом осели в индустриально развитых городах и пригородах, а вместе с семьями это свыше полу миллиарда. Величайшее переселение народа в истории человечества менее, чем за четверть века.

Доходная база, генерируемая в промышленном кластере Китая, находящимся под ТНК, возвращалась в экономику Китая и множественно реинвестировалась и мультиплицировалась.

Рабочие на заводе, получив зарплату, создавали спрос, например на продукты питания, одежду, бытовую технику, медицинские, культурные и развлекательные услуги и так далее. Это в свою очередь создавало рабочие места в сфере торговли, здравоохранении, местах досуга и далее по списку.

Положительные обратные связи по раскручивающиеся спирали создавали все новые и новые рабочие места в технологических сегментах, постепенно вытесняя архаику.

https://www.youtube.com/watch?v=Fzfi1-t6jQQ

Но Китай имел фундаментальную уязвимость. Китай де-факто отдал суверенитет под волю топ менеджеров и собственников ТНК. Китайский экспорт не являлся суверенным, т.к на начальном этапе на 80% и более состоял из промежуточной и конечной продукции, принадлежащей ТНК.

По мере роста благосостояния населения снижается их КПД, отдача (т.к. чем обеспеченнее человек – тем менее интенсивно он работает в тяжелых условиях труда, на производстве, в шахтах, в сельском хозяйстве и так далее), вместе с этим растут аппетиты и требования. Китай в этом смысле попадал в ловушку.

Чем быстрее развивалась страна и росло благосостояние населения, тем ниже потенциальная способность обслуживать гигантский экспорт и тем ниже привлекательность Китая в глазах международных инвесторов.

Поэтому рано или поздно наступит предел экономического роста в формации «мировой производственной площадки».

Руководство Китая это поняло не 5 лет назад и даже не 10 лет назад, а еще раньше. В конце 90-х прямо на траектории мировой глобализации и сверх агрессивного инвестирования в Китай со стороны ТНК, руководство Китая в свою очередь использовало этот уникальный момент для создания условий и факторов под долгосрочную модель роста, основанную на генерации внутреннего спроса собственными силами.

Период с 1998 по 2009 характеризовался безумной инвестиционной активностью и урбанизацией. Строили города с нуля, развивалась социальная, культурная, промышленная, транспортная, сетевая инфраструктура во всех аспектах и на всех уровнях. Можно сказать, что Китай с нуля отстроился всего за 15-20 лет.

Не имея ничего, Китай менее чем за пол века стал, вероятно, наиболее современной и прогрессивной страной в мире с точки зрения развития инфраструктуры и создания промышленных кластеров всех уровней – от нулевых (добыча угля, руды, зерна, древесины) и низких переделов до высокотехнологических областей и ультрахайтека.

При этом, как сама инфраструктура заводов, так и оборудование являются самыми современными в мире, если брать по комплексным оценкам всю индустрию. Экспансия столь значительная, что сейчас менее 2% основных фондов в промышленности Китая имеет срок службы более 25 лет. По меркам промышленности все очень современное.

В мире нигде нет ничего подобного.

Китай не терял времени зря. Китайцы перенимали управленческий, административный опыт, обучались технологическим новшествам у ТНК. Поняв, как строить заводы и как ими управлять – китайцы стали создавать свое.

Каждый из вас знает китайские подделки в одежде, например, не фирменный Adidas и Nike, а китайский Abibas и Nuke, которые копируют дизайн, состав и структуру тканей оригинала и зачастую шьются на похожих заводах и в особо запущенных случаях на тех же заводах, что и оригинал в ночную смену (иногда даже с полным копированием логотипа и дизайна).

Так вот, специфика первой фазы промышленной экспансии Китая собственными силами заключалась в подражательстве, копировании западных брендов с минимальными изменениями. Можно сказать, компании – клоны оригиналов.

Это продукция, как шла на экспорт (обычно в бедные страны Азии, Африки, Восточной Европы, Ближнего Востока) под видом «нонеймов», так и занимала нишу на внутренних рынках. Пропорция примерно такая: 20-25% на экспорт, остальное у себя.

Это что касается легкой промышленности.

Но с машиностроением, не говоря уже о хайтеке, сложнее. Взяв в «гараж» современный немецкий BMW или американский процессор, создать копию не получится никак, даже проведя тщательный реинжиниринг. Тут уже нужны мозги, стенды, лаборатории и технологии.

Переход от автоматического копирования до создания собственной продукции в Китае прошел очень быстро (за 7-10 лет).

Период с 2009 по настоящий момент характеризуется некоторым затуханием неудержимой инвестиционной активности в основные фонды с концентрацией на внутренний спрос, оптимизации производственных цепочек и мощностей, экстенсивное развитие технологий с главной целью – формирование собственных конкурентоспособных технологий и продукции, которые могут эффективно и без компромиссов замещать импорт (по сути импортозамещение), а в перспективе выходить на экспорт. Сначала в близлежащие азиатские страны, потом в Европу.

Китай стал акцентировать больше внимания не на количестве, а на качестве.

Повышение производительности труда, КПД производственных мощностей, повышение эффективности использования инфраструктуры и основных средств, реальная, а не мнимая диверсификация всех системозначимых отраслей, обеспечивающих высокую добавленную стоимость. Таким образом, чтобы кризис в одной отрасли компенсировался ростом в других.

С 2009 года в Китае стал выкристаллизовываться полноценный средний класс – те, кто не испытывает никаких проблем в повседневных операционных тратах и может БЕЗ привлечения кредитных ресурсов обеспечивать покупки еды, одежды, бытовой, цифровой техники, оплачивать счета по коммуналке, медицине, образованию, посещать развлекательные мероприятия, делать капитальный ремонт помещений (раз в 5-7 лет) и путешествовать (раз в год), при этом даже откладывая кэш. Однако при покупке недвижимости или авто может возникнуть потребность в займах. Таких в Китае сейчас более 65 млн человек (чуть меньше 10% от занятых), что в абсолютных показателях в ДВА раза превышает Еврозону, где около 32-34 млн человек из 151 млн занятых относятся к среднему классу и 37-40 млн в США из 150 млн занятых. Средний класс в Китае сопоставим со средним классом в США и Еврозоне вместе взятых и это выдающиеся достижение, учитывая, что 20 лет назад в Китае не более 7 млн могли себя отнести к среднему классу.

Китай стал концентрироваться на развитии человеческого капитала и технологий. Власти вполне внятно осознавали угрозу, которую могут нести ТНК, т.к. смена конъюнктуры (экономической, финансовой или политической) и последующий выход ТНК из Китая могли бы положить экономику Китай, поэтому китайцам нужны собственные компании и технологии.

На 2014 Китай инвестировал в R&D (как фундаментальные, так и прикладные от государства и бизнеса) свыше 370 млрд долл по ППС, обогнав в 2013 году объединенную прогрессивную Европу из 15 ведущих стран, а в 2008 сделал Японию.

В середине 90-х инвестиции в науку у китайцев были примерно, как в России, теперь же в 10 раз выше.

Китай пока отстает от США (460 млрд), однако к 2018 году (всего через 2 года) Китай станет самым активным инвестором в науку и технологии во всем мире! В этой сфере имеет значение эффект накопления критической массы знаний и опыта.

Технологические рывки не происходят линейно, они имеют ступенчатую формацию, поэтому вне всяких сомнений Китай находится на правильном пути и в долгосрочной перспективе с ним все будет отлично в отличие от России, которая выбрала путь деградации и гниения.

У нас не просто структура экономики ущербная и архаичная образца конца 19 века, но и постепенно накапливается принципиальное отставание в технологиях всех уровней от прогрессивных стран, которое будет практически невозможно компенсировать в обозримой перспективе без экстраординарных решений и коренных изменений в политике и научно-технической ориентации.

Но, как известно, в России антикризисного плана нет и не будет – нацгадов все устраивает, наука и технологии их не интересуют, трансформации в экономике тем более.

На это накладывается критическое устаревание основных фондов, постепенное вымирание или уход на пенсию квалифицированных кадров закалки из СССР, а новых почти не появляется (а те, кто появляются – многие уезжают из страны в места, где находится применение их талантам).

Китай же синхронно переходит от модели экспортной ориентации несуверенного формата под ТНК к созданию высоко диверсифицированной и развитой экономики нового образца с собственными технологиями всех уровней, с новым поколением квалифицированного персонала, ученых и гениев.

При этом стадия подражательства и копирования быстро проходит. Китайцы быстро учатся и создают свои технологии. Китай активно работает на внутренний рынок (который очень емкий), взращивая средний класс, в дальнейшем они перейдут к внешней экспансии и захвату рынков сбыта.

Это лишь в общих чертах с минимумом цифр и фактуры. Китай завораживает. Это настоящая история успеха. Там очень много захватывающих, феерических данных, особенно в сравнении с другими странами. Так что скоро продолжу.

Источник

Источник: http://planet-today.ru/stati/finansy-i-krizis/item/42019-kitajskoe-ekonomicheskoe-chudo-v-chem-sekret

Ссылка на основную публикацию