Казни в древней греции — тайны и факты

Казни Древней Греции

Олег Логинов

Древнегреческие мифы дают представление, что боги могли сурово покарать любого человека за ничтожнейший проступок. Люди подражали богам и писали жестокие законы.

Например, согласно законов Драконта в Древних Афинах «должно было убить» всего лишь за гроздь винограда сорванного в чужом саду или за праздную жизнь.

Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашел большего.

Об этих законах говорили, что они «написаны не чернилами, а кровью». А поскольку писал их правитель по имени Драконт, то их и прозвали «драконовскими».

Позже, в Афинах законы стали более либеральными, но смертная казнь в них осталась. К ней приговаривали за государственную измену, стремление к уничтожению демократии, предательство, отрицание государственной религии, за пренебрежение к захоронению павших в бою воинов, умышленное убийство и другие тяжкие преступления.

Приговор приводил в исполнение палач, который жил за городом и не имел права показываться в городе. Но нередко обходились и без его услуг. Осужденному предлагали на выбор меч и веревку и давали трехдневный срок для самоубийства. Труп казненного бросали в пропасть. Его имущество конфисковалось.

В Спарте не только мало говорили, но и не любили писать. А потому законы были там, что называется «неписанными». И выборные судьи – эфоры казнили и миловали в соответствии со своим правосознанием. Наглядней всего эта история проявилась в Спарте в середине III в. до н. э.

, когда этим государством управляли два царя Агис и Леонид. Леонид был любителем роскоши, обращался с народом заносчиво и надменно. А Агис был сторонником древних ликурговых порядков, радел за бедных и даже пожертвовал на нужды государства почти все свое огромное состояние – 600 талантов и участки земли.

Агис внес законопроект на суд эфоров о «долговой амнистии» и перераспределении земельных участков в пользу бедных. Один состав коллегии эфоров был на его стороне. Он поддержал законопроект Агиса и привлек к суду царя Леонида.

Однако тот не явился в суд и, не дожидаясь приговора, бежал в храм Афины Меднодомной, где по греческим обычаям считался неприкосновенным, пока находился в нем.

Но вскоре эфоров переизбрали, и новый состав их коллегии уже поддержал Леонида. Теперь уже Агису пришлось искать убежища в храме Афины. Но его противники улучили момент, когда Агис вышел из храма искупаться, схватили его и бросили в тюрьму.

Опасаясь попыток освобождения Агиса со стороны народа собравшегося у стен тюрьмы, эфоры и геронты решили немедленно покончить с царем. Эфоры явились в тюрьму, быстро допросили его и быстро вынесли ему смертный приговор.

Стражи получили приказание отвести Агиса в помещение, где совершались казни. Однако тюремщики и наемные воины отказались предавать смерти всеми любимого царя.

Тогда один из противников Агиса, человек необыкновенной силы, схватил царя и сам потащил к петле, которой его должны были задушить.

Когда Агиса вели к месту казни, он увидел одного из своих сторонников в слезах. И сказал ему:

— Перестань плакать! Погибая несправедливо, вопреки закону, я стою выше своих убийц.

После чего царь добровольно подставил свою шею смертельной петле.

На крики и шум толпы за ворота тюрьмы вышел один из эфоров. Мать и бабка Агиса принялись его умолять пощадить их сына и внука. Эфор заявил им, что Агис цел и не вредим, после чего предложил им войти в тюрьму и лично убедиться в этом. Обманутые женщины вошли в ворота тюрьмы, и успокоившаяся толпа стала расходиться. А между тем коварный эфор отдал обеих женщин в руки палачам.

Сначала задушили бабку Архидамию в том же помещении, где был Агис. Когда вошла туда ничего не подозревавшая Агесистрата, она увидела труп сына, лежащий на земле, и мать, висящую в петле. Несчастная женщина сохранила еще столько твердости, что сняла труп матери и, положив его рядом с сыном, приготовила к погребению. Затем с достоинством объявила палачам, что готова к смерти.

Если уж спартанцы не жалели своих царей, то врагов и подавно. В ходе войны между Спартой и Афинами, спартанский царь Лисандр пленил три тысячи афинян, которых совет эфоров приговорил к смерти.

Лисандр позвал к себе стратега Филокла и спросил, какое наказание назначит он самому себе за то, что убеждал граждан так жестоко обходиться с пленными греками.

Филокл, не сломленный своим несчастьем, ответил Лисандру, что нечего ему брать на себя роль обвинителя там, где нет судьи; пусть он, победитель, творит то, что в случае поражения претерпел бы сам. После этого, вымывшись и надев чистый плащ, он во главе своих сограждан пошел на казнь.

Самым распространенным видом казни для свободных людей в государствах Древней Греции было сбрасывание осужденных со скалы или в каменоломню. Также применялось обезглавливание и распятие. Для рабов использовалось в основном побитие камнями и утопление. В некоторых государствах применялись индивидуальные виды наказаний.

В Афинах могли предложить осужденному испить из чаши с ядом. А в Спарте практиковали удушение. А спартанский тиран Набис придумал специальный аппарат для казни, который назвал в честь своей жены Апегой. Этот аппарат представлял собой большой полый футляр, напоминавший сидящую женщину.

Когда осужденного помещали в этот футляр, то при его закрытии острые гвозди раздирали тело человека.

https://www.youtube.com/watch?v=nApicZll76U

Другое диковинное приспособление для казни описывал сатирик Лукиан. В своей «Правдивой истории» он рассказывал, как некий Перилай отлил из бронзы в натуральную величину полого внутри тельца. Фактически этот телец тоже был футляром для убийства.

Через специальную дверцу в него вталкивали осужденного, а потом разводили внизу костер и заживо поджаривали его на этой адской сковородке. Причем жарился несчастный под музыку.

Перилай смонтировал в ноздрях тельца систему трубок, которые преобразовывали крики жертвы в подобие мелодии.

Перилай изобрел дьявольское орудие для казни, а тиран Фаларис придумал для него дьявольски изощренное испытание. У Лукитана об этом сказано так:

«Итак Перилай, — сказал тиран, — если ты так уверен в своем творении, покажи нам его в деле, заберись вовнутрь и изобрази своими криками мелодию предсмертных стонов того, кого мы будем пытать». Перилай повиновался, и как только он оказался внутри, Фаларис запер за ним дверцу и приказал разжечь костер.

«Можешь считать это единственно возможной и заслуженной наградой за такое произведение искусства. Кроме того, у тебя появилась возможность пропеть нам чарующие звуки песни, тобою сочиненной».

Несчастный злодей зашелся в крике, однако Фаларис, дабы сохранить тельца в первозданном чистом виде, приказал вынуть еще живого Перилая, сбросить его со скалы и оставить тело на съедение хищникам.

Хотя греки считались самыми цивилизованными людьми в Древнем мире, но и они «подмочили себе репутацию» ритуальными казнями. Известно, что в Левкаде ежегодно приносили человеческую жертву Аполлону. Правда, обычно этой жертвой становился и так уже осужденный на смерть человек, которого сбрасывали со скалы.

А самой известной человеческой жертвой, стала ритуальная казнь трех персов перед Саламинской битвой. Надо полагать, жертвоприношение помогло в какой-то степени грекам победить в той битве флот Ксеркса.

Кроме ритуальных казней древние греки здорово скомпрометировали себя перед потомками судилищами над политиками и полководцами, спасавшими Отечество, и над «творческой интеллигенцией».

Хрестоматийным стал пример с казнью в Афинах безобидного философа Сократа. По нынешним временам осудили его просто ни за что. Обвинительный акт философу звучал так:

«Мелит, сын Мелита, из пригорода Пифоса, под клятвою обвиняет Сократа, из пригорода Алоспеза. Сократ виновен в том, что не признает богов республики и желает заменить их безумной игрой своего воображения. Он виновен в развращении молодых людей. Наказание — смертная казнь».

Своими философскими каверзами семидесятилетний, седой и босой Сократ не оставил от обвинения камня на камне. Но суд расценил его философские изыски издевательством, и приговорили к смерти. В своем последнем слове Сократ сказал:

— Я ведь, граждане, старый человек, и смерти мне бояться не пристало. Что приносит людям смерть, я не знаю.

Если загробного мира нет, то она избавит меня от тяжкой дряхлости, и это хорошо; если есть, то я смогу за гробом встретиться с великими мужами древности и обратиться со своими расспросами к ним, и это будет еще лучше. Поэтому давайте разойдемся: я — чтобы умереть, вы — чтобы жить, а что из этого лучше, нам неизвестно.

Его казнили не сразу: был праздничный месяц, и все казни были отложены. Друзья предложили Сократу устроить ему побег из тюрьмы. Но он ответил им:

— Зачем? Чтобы нарушить закон и вправду заслужить наказание? И куда? Разве есть такое место, где не умирают?

Ему сказали:

— Но ведь больно смотреть, как ты страдаешь незаслуженно!

Философ ответил по-философски:

— А вы бы хотели, чтобы заслуженно?

В день казни Сократу подали чашу с ядом цикуты. Он выпил ее до дна. Друзья плакали, а он утешал их:

— Тише, тише: умирать надо по-хорошему!

А суд народа нередко оказывается более жестоким, нежели суд тиранов. В качестве примера можно привести такую историю:

В 405-367 гг. в Сиракузах правил тиран Дионисий Старший. В городе, где он властвовал, жили два друга — Дамон и Финтий. Дамон решил убить Дионисия и избавить Сиракузы от тирана, но был схвачен и осужден на смерть. После вынесения приговора Дамон обратился к Дионисию:

— Позволь мне отлучиться до вечера и устроить свои домашние дела, заложником за меня останется Финтий.

 Дионисий посмеялся над такой наивной уловкой, но согласился. Подошел вечер, Финтия уже вели на казнь. И тут, продравшись сквозь толпу, подоспел Дамон:

— Я здесь; прости, что замешкался.

Дионисий не был лишен благородства в душе, а потому объявил:

— Ты прощен! А меня, прошу, примите третьим в вашу дружбу.

Позже Фридрих Шиллер написал по мотивам этой историю балладу, которую назвал «Порука».

Впрочем, в Древнем мире благородство люди нередко ставили выше судебной казуистики. И в качестве примера еще одна история со счастливым концом:

Когда римский аристократ Гней Долабелла в качестве проконсула управлял провинцией Азия, к нему привели одну женщину из Смирны. Она одновременно отравила и мужа, и сына, а затем сама созналась в своем преступлении. Однако при этом заявила, что совершила преступление из мести. Якобы эти двое, коварно обманув, убили другого ее сына, прекрасного и честного юношу, рожденного от первого мужа.

Долабелла не захотел принимать на себя решение в таком сомнительном деле. И передал его на рассмотрение суда Ареопага в Афинах.

Ареопаг счел мотивы преступления смягчающими, и нашел хитрый способ не подвергать женщину казни за убийство. Он постановил, чтобы обвинитель и обвиняемая предстали перед судом через сто лет.

Таким образом, и поступок женщины не был оправдан, и преступница не осуждена.

Надо сказать, что законы и судейские каверзы в Древней Греции порой отличались просто чудаковатостью.

Например, там нельзя было подвергать пытке обвиняемых, если они являлись свободными людьми, зато можно было пытать свидетелей, если они были рабами. В одной комедии Аристофана приводится такой диалог:

Обвиняемый: «Зевс свидетель мне, пусть сдохну, если прежде приходил сюда. И обокрал тебя хотя бы на волос. Постой, вот предложенье благородное, вот мой слуга (указывает на Диониса). Бери его, пытай его! Вину мою докажет, так казни сейчас!»

Обвинитель: «Но как пытать?»

Обвиняемый: «По-разному: плетями бей, души, дави, на дыбу вздерни, жги, дери, крути суставы, можешь в ноздри уксус лить, класть кирпичи на брюхо. Можешь все».

Судили в Древней Греции животных и разнообразные предметы.

«Если камень, или дерево, или железо, или что-нибудь подобное убьет при своем падении, или если не будут знать, кто нанес удар, а будут знать и иметь налицо самый предмет, причинивший убийство, тут начинается дело об этих предметах». Если вина была доказана, то животное убивалось, а неодушевленные предметы выбрасывались за границу Аттики.

Однажды осудили статую знаменитому древнегреческому атлету Феагену, одержавшему 1400 побед. Ему, как олимпийскому чемпиону, при жизни поставили статую. Когда Феаген умер, один из побежденных им соперников приходил по ночам к его статуе и хлестал ее бичом.

Видимо статуя была укреплена непрочно, она упала и задавила хлеставшего. Статую обвинили в убийстве, судили и бросили в море. На следующий год настал неурожай, начались моровые болезни.

Граждане обратились к оракулу подсказать, как избавиться от напастей, и прорицательница-пифия велела им вернуть всех изгнанников. Изгнанникам дозволили вернуться, но мор не кончался. Опять пошли к оракулу, пифия сказала: «Забыли Феагена».

Читайте также:  Палачи - тайны и факты

Статую вытащили сетями из моря, поставили на место, устроили в честь ее празднество, и в стране наступило благополучие.

Александр Македонский был великим воином, но беспристрастным судьей был только в молодости.

Плутарх писал, что в первые годы царствования, разбирая дела об уголовных преступлениях, наказуемых смертной казнью, Александр во время речи обвинителя закрывал рукой одно ухо, чтобы сохранить слух беспристрастным и не предубежденным против обвиняемого.

Позднее, однако, его ожесточили многочисленные измышления, скрывавшие ложь под личиной истины, и в эту пору, если до него доходили оскорбительные речи по его адресу, он совершенно выходил из себя, становился неумолимым и беспощадным, так как славой дорожил больше, чем жизнью и царской властью.

Македонцы многое переняли у греков. В том числе и способы смертной казни. Когда началась борьба наследников Александра Македонского за власть, то их распри коснулись и Афин.

Когда афиняне послали к македонскому правителю Антипару своего представителя Демада с просьбой вывести из Афин македонский отряд, тот приехал в тот момент, когда власть в Македонии сменилась. Антипара сменил Кассандр. Кассандр велел схватить посланника.

Когда к нему привели Демада с сыном, то сначала убили юношу, который стоял так близко от отца, что Демад был залит кровью с головы до ног и несколько капель попали ему даже за пазуху. А потом Кассандр распорядился казнить и Демада.

Из-за македонской междоусобной борьбы за власть в Афинах бросили в тюрьму и приговорили к смертной казни восьмидесятилетнего полководца Фокиона, отличавшегося колкими афористичными суждениями и считавшего высшим достоинством бедность. Вместе с Фокионом под суд попали и несколько его друзей. Желая спасти их, он произнес:

— Я признаю себя виновным и считаю, что моя деятельность на государственном поприще заслуживает наказания смертью. Но, афиняне, за что вы хотите казнить этих людей, ни в чем не повинных?

– «За то, что они твои друзья!» – раздались многочисленные голоса, и Фокион умолк, понимая, что вразумить агрессивно настроенную толпу ему не удастся.

В тюрьме, когда один из друзей Фокиона — Фудипп, увидел, что уже трут цикуту, для приготовления яда, то пал духом и стал жалобно причитать на свою горестную судьбу. Фоктон попытался вдохнуть в него мужество и произнес:

— Как? Разве ты не радуешься, что умираешь вместе с Фокионом?

Все осужденные выпили яд, но того оказалось недостаточно, и они остались живы. Палач сказал, что не будет готовить добавку, если не получит двенадцать драхм – стоимость полной порции цикуты.

— Неужели в Афинах даже умереть нельзя даром, — вздохнул Фокион и попросил друзей, оставшихся на воле, дать палачу несколько монет.

А враги Фокиона после его смерти провели новое постановление – чтобы труп его был выброшен за пределы Аттики и чтобы ни один афинянин не смел разжечь огонь для его погребального костра.

Однако прошло совсем немного времени и афиняне раскаялись в содеянном. Фокиону была воздвигнута бронзовая статуя, а кости его преданы погребению на общественный счет. Одного из обвинителей, Гагнонида, афиняне сами приговорили к смерти и казнили, а с Эпикуром и Демофилом, бежавшими из города, расправился сын Фокиона.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43925333716

Казнь как театральное зрелище в Древнем Риме

?gorbutovich (gorbutovich) wrote,
2015-03-06 12:51:00gorbutovich
gorbutovich
2015-03-06 12:51:00Роль современного телевизора в Древнем Риме выполняли зрелища. Для римлян посещение амфитеатров являлось сильнодействующим компенсаторным средством ухода от монотонной повседневности [1]. Зрелища могли быть с участием актеров-смертников. Например.

Орфей на древнеримской мозаике / Roman mosaic depicting Orpheus, wearing a Phrygian cap and surrounded by the beasts charmed by the music of his lyre. viaПриговоренный к смерти выходил на арену амфитеатра в одеждах Орфея. Скалы и деревья кружились вокруг него, птицы порхали над его головой,2.
Пантеры пожирают преступника, римская напольная мозаика, III в. н.э.

Археологический музей Туниса / Museum of Sousse. Mosaics detailпока, наконец, прыгнувший из люка медведь не разрывал несчастного.3.
Второй подвиг Геракла — борьба с Лернейской гидрой на этрусской гидрии. Около 525 г. до н.э. / Caeretan Hydria. Artist/Maker: Attributed to Eagle Painter (Greek (Caeretan), active 530 — 500 B.C.). Culture: Greek (Caeretan).

Place: Caere (?), Etruria (Place created). Date: about 525 B.C. Medium: Terracotta. Dimensions: 44.6 x 33.4 cm. Getty Museum. SourceДругого преступника наряжали Гераклом и после сложной пантомимы сжигали на костре.

В Римской империи казнь осуществлялась через сжигание, колесование, утопление для отцеубийц, повешение, бичевание до смерти, передачу в цирк для участие в борьбе гладиаторов. Самый частый вид казни – обезглавливание. Топором казнили во времена Республики, в имперский период орудием исполнения служил меч.

Казнь через распятие в республиканском Риме применяли только для рабов, в Империи и для свободных тоже – как позорный вид лишения жизни. Император Константин ввел запрет на распятие. Сбрасывание в пропасть также служило наказанием за преступления, совершенные рабами.

Для высокопоставленных лиц империи существовали привилегии – випов могли казнить через тайное удушение или самоубийство под присмотром – в присутствии представителей власти. Стандартным местом приведения смертного приговора в исполнение в период Республики было Марсово поле, в период Римской империи – Эсквилин, если иное не требовалось по сценарию.

В имперском Риме казни часто совершались в амфитеатре, при этом они мифологизировались и театрализировались.4.
Сожжение в Пергаме в Быке Фаларида. Священномученик Антипа Пергамский. Фреска монастыря Русану / Rousanu. Saint Antipas being roasted alive in a Brazen bull at Pergamon. via

В Древнем Риме по Законам 12 таблиц (451-450 г.г. до н.э.) поджигатели сжигались на костре, позднее на костре стали сжигать перебежчиков.

Другие типы преступников, конечно, тоже попадали в огонь: Светоний сообщает, что «Сочинителя ателлан [народных комедий] за стишок с двусмысленной шуткой он [император Калигула] сжег на костре посреди амфитеатра». [2]

По свидетельству Иосифа Флавия, костер, разложенный в помещении театра по почину беснующейся толпы, стал местом расправы над сирийскими иудеями в городе Антиохия [3]

Рабов римляне живьем сжигали в печи или в просмоленной одежде. Такая одежда называлась tunica molesta «тяжелая, тягостная туника», применялась она и при театрализованной казни сожжением. [4]

5.
Римская мозаика. I в. н.э. / Beast fighters and criminals being executed, the Zliten leopard, mosaicНа потеху пресыщенной публике в римских цирках разыгрывались представления, воспроизводившие страшные мифологические сюжеты. Например, наказанный Зевсом Иксион вертелся на огненном колесе, привязанный к нему руками и ногами. Разыгрывались исторические сюжеты со смертельными исходами.

Актерами в подобных смертельных спектаклях выступали приговоренные к казни лица.

«Некоторые из них выходили в великолепном платье, из которого вдруг показывалось пламя и сжигало их… Показывали Иксиона на колесе, Геракла, сжигающего себя на горе Этне, Муция Сцеволу, держащего руку на горящих угольях жаровни. разбойника Лавреола, распятого и растерзываемого зверями, Дедала, которого пожирал лев…». [4]

6.
Римская мозаика / Bear devouring a criminal. Roman mosaicВоеннопленных выпускали на арену сражаться с дикими зверями или делали из них гладиаторов.Созерцанием гладиаторских боев в равной степени упивались и римские утонченные сановники, и простонародье. Впечатления простолюдинов от них ярко обрисованы Петронием. Отрывок из «Сатирикона»:

45. — Пожалуйста, — сказал Эхион-лоскутник, — выражайся приличнее. «Раз — так, раз — этак», как сказал мужик, потеряв пегую свинью. Чего нет сегодня, то будет завтра: в том вся жизнь проходит. Ничего лучше нашей родины нельзя было бы найти, если бы жители здесь были людьми. Но не она одна страдает в нынешнее время.

Нечего привередничать: все под одним небом живем. Попади только на чужбину, так начнешь уверять, что у нас свиньи жареные разгуливают.

Вот, например, будут нас угощать на праздники три дня подряд превосходными гладиаторскими играми; выступит труппа не какого-нибудь ланисты [156], а несколько настоящих вольноотпущенников. 

7.
Гладиаторы и бестиарии на арене цирка. «Злитенская мозаика», I в. н.э. / Bestiarii. Mosaic showing Roman entertainments from the 1st century. Jamahiriya Museum, Tripoli, Libya. From Dar Buc Ammera villa (Zliten). Before 80 AD. via

И Тит наш — широкая душа и горячая голова; так или этак, а ублажить сумеет, уж я знаю; я у него свой человек. Он ничего не делает вполсилы. Оружие будет дано первостатейное, удирать — ни-ни; сражайся посередке, чтобы всему амфитеатру видно было.

Благо средств-то у него хватит: тридцать миллионов сестерциев ему досталось, как бедняга отец его помер. Если он и четыреста тысяч выбросит, мошна его даже и не почувствует, а он увековечит свое имя.

У него есть несколько парней и женщина-эсседария [160], и Гликонов казначей, которого накрыли, когда он забавлялся со своей госпожой. Увидишь, как народ разделится: одни будут за ревнивца, другие за любезника. И Гликон-то хорош! Самому грош цена, а казначея отдает зверям.

Что называется, самого себя выставил на посмешище. Разве раб виноват? Делает, что ему велят. Уж лучше бы эту ночную посудину бык посадил на рога. Но так всегда: кто не может по ослу, тот бьет по седлу.

И как мог Гликон вообразить, что из Гермогенова отродья выйдет что-нибудь путное? Тот мог бы коршуну на лету когти подстричь. От змеи не родится канат. Гликон, один Гликон внакладе: на всю жизнь пятно на нем останется, и разве что смерть его смоет! Но всякий сам себе грешен.

8.
Священномученик Сильван, Лука диакон Эмесский (Емисский) и Мокий чтец. Менологий Василия II, 985 год. Константинополь. Ватиканская библиотека. Рим / Martyrs Silvanus the Bishop of Emesa, Luke the deacon, and Mocius (Mucius) the reader (Menologion of Basil II). Date 985. via

Да вот еще: есть у меня предчувствие, что Маммея нам скоро пир задаст, — там-то уж и мне и моим по два денария достанется. Если он сделает это, то Норбану уже не бывать любимцем народа: вот увидите, он теперь обгонит его на всех парусах.

Да и вообще, что хорошего сделал нам Норбан? Дал гладиаторов грошовых, полудохлых, — дунешь на них, и повалятся; и бестиариев [163] я видал получше; всадники, которых он выставил на убой, — точь-в-точь человечки с ламповой крышки! Сущие цыплята; один — увалень, другой — кривоногий; а терциарий-то! [164] За мертвеца мертвец с подрезанными жилами. Пожалуй, еще фракиец был ничего себе; да и тот дрался разве что по правилам. Словом, всех после секли, а публика так и кричала: «Наддай!» Настоящие зайцы! Он скажет: «Я вам устроил игры», — а я ему: «А мы тебе хлопаем». Посчитай, и увидишь, что я тебе больше даю, чем от тебя получаю. Рука руку моет. [5]

9.
Св. Игнатий Богоносец, раздираемый львами, Менологий Василия II, 985 год / Ignatius of Antioch. viaКак бои гладиаторов, так и звериные травли бывали разнообразно театрализованы. Самая утонченная сценическая техника приходила здесь на помощь. Из люков арены вырастали фантастические рощи, в которых бродили тигры и львы. Воздвигались крепости, на стенах которых сражались гладиаторы. Арена цирка могла наполняться водой. В образовавшемся бассейне устраивались навмахии, примерные морские сражения. Для той же цели в окрестностях Рима были вырыты гигантские пруды, позволявшие сводить вместе целые флоты и десятки тысяч вооруженных людей. В навмахию охотно вкладывали мифологический или исторический сюжет.Наряду с гладиаторами, мучениками и осужденными, на арене амфитеатра выступали всевозможные фокусники и чудодеи, труппы из сотен гимнастов и акробатов, эквилибристы и эквилибристки, дети-танцоры, ученые звери и птицы.10.
Herbert Schmalz (1856–1935). «Faithful Unto Death». 1888. viaЕсли попытаться определить общий стиль этих зрелищ, то это – своеобразно-грандиозная фееричность и крайний натурализм.Как всем известно, Москва – третий Рим.

Примечания к Сатирикону Бориса Исааковича Ярхо:

[156] Ланисты — торговцы гладиаторами и антрепренеры боев. Частью оседлы (в Риме), частью странствуют по провинциям. Иногда они сдают свои труппы напрокат знатным устроителям боев, иногда устраивают зрелище на свой риск. Ремесло это считалось позорным (Фридл. Sg. II, 376). Наемники ланистов ценились ниже добровольных бойцов-спортсменов.[160] Женщина-эсседария — женщина, сражающаяся на колеснице.[163] Бестиарии – преступники, отданные зверям, то есть люди без всякой гладиаторской подготовки.[164] Тертиарий – когда один гладиатор падал, победитель еще должен был победить его заместителя, который назывался tertiarius, «секундант» в его первоначальном смысле.

Читайте также:  Барон мюнхгаузен - тайны и факты

Остальные примечания и полный текст «Сатирикона» Петрония

Литература и источники:

[1] «Посещение амфитеатров было для римлян сильнодействующим компенсаторным средством ухода от регламентированной монотонной повседневности» – цитата из: Илюшечкин В.Н. Отражение социальной психологии низов в античных романах // Культура Древнего Рима. В 2-х т. Т. 2-й / Отв. ред. докт. ист. н. Е.С.Голубцова – М.: Наука, 1985, с.80-81[2] IV Гай Калигула, 27, 4 // Светоний Гай Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей / Пер. с латин., предисл. и послесл. М.Л.Гаспарова. – Худож. лит., 1990, с.118.[3] Иосиф Флавий. Иудейская война / Пер. с нем., введение и примечания Я.Л.Чертока. Репринт издания 1900 г. – М.: Орёл, 1991, с.492.[4] Гиро Поль. Частная и общественная жизнь римлян. [Репринт издания 1912 г.] / Пер. с франц. под ред. С.П.Моравского; Пред. и научн. редакция А.А.Новикова (Античн б-ка). – СПб.: Алетейя, 1995, с.121, с.264[5] Петроний Арбитр. Сатирикон // Текст по изданию: Петроний. Сатирикон. Лукиан. Лукий, или Осел. — Л.: СП «Смарт», 1991. Примечания по изданию: Петроний Арбитр. Сатирикон. / Пер. *** под ред. Б. И. Ярхо. — М.: Совместное советско-западногерманское издательское предприятие «Вся Москва», 1990 (репринтное воспроизведение издания 1924 г.: Петроний. Сатирикон. Гос. изд-во, М.-Л., 1924). С.95-97.

Примечания к Сатирикону Б.Ярхо в другой редакции, сокращенной, см.: Петроний Арбитр. Сатирикон. Апулей. Метаморфозы. (Библиотека юмора и сатиры); сост., вступ. ст. Инна Петровна Стрельникова. – М.: Правда, 1991. С.57-58, 371.

Источник: https://gorbutovich.livejournal.com/80637.html

10 удивительных фактов о магии и суевериях в Древней Греции

Даже сегодня в век компьютеров и гаджетов люди не обходятся без гороскопов, амулетов, гадалок и опасаются чёрной кошки. Что уж говорить о древних! Даже рациональные греки были суеверны. Об этом свидетельствует множество вещественных доказательств о том, что магия и суеверия затрагивали практически все аспекты повседневной жизни.

1. Некромантия

Древнегреческая некромантия

Некромантия – наука о вызове духов мертвых для гадания или предсказаний, а также для получения их помощи в магических делах. Хотя в древней Греции люди публично осуждали некромантию, ее втайне практиковали повсеместно. Один из самых ранних зарегистрированных примеров можно найти в «Одиссее» (Одиссей исполняет сложный ритуал, чтобы связаться с духами умерших, комбинируя жертвы и молитвы).

Другое литературное свидетельство исходит от Платона, который скептически высказывался насчет некромантии. Геродот описывает ритуал некромантов, который они исполняли на реке Ахерон, где Оракул мертвых консультирует посланца Периандра, тирана Коринфа. Вещественные доказательства некромантии были найдены на сотнях табличек с проклятиями.

2. Суеверия и математика

Древнегреческие суеверия и квадратный корень из 2

Квадратный корень из 2 является иррациональным числом (то есть, он не может быть выражен с помощью любой простой дроби). Когда пифагорейцы наткнулись на эту, казалось бы, безобидную информацию, она подорвала саму суть их убеждений. Математика для пифагорейцев была неотделима от мистики и религиозной жизни, а структура космоса, как они полагали, связана с математической гармонией.

Пифагорейцы пытались сохранить этот вопрос в секрете, но один из членов разгласил его вне братства. Предателя в итоге утопили. Многие авторы описывают этого человека, как первого мученика в науке.

3. Отвары

Древнегреческие суеверия и отвары

Древним грекам были известны рецепты, что называется, на любой случай жизни. Их функции были действительно очень разнообразными, а многие из них были попросту забавными и бесполезными. К примеру, для того, чтобы вызвать у женщины бесконтрольный метеоризм, нужно было «взять несколько волосков из крупа осла, сжечь их и растереть пепел, а затем подсыпать его женщине в напиток».

Для того, чтобы женщина сказала имя человека, которого она любит, нужно было «положить язык птицы под ее губу или на ее сердце и задать вопрос, после чего она скажет его имя три раза».

4. Живая богиня

Древнегреческая живая богиня Афина

Писистрат был тираном, который управлял Афинами несколько раз в течение шестого века до нашей эры. Согласно Геродоту, Писистрат очень необычным способом один раз получил власть над Афинами, взяв высокую и красивую крестьянку и одев ее, как богиню Афину.

Он надел на нее доспехи и въехал с ней рядом на колеснице в город. В это время группа глашатаев объявила, что богиня привезла Писистрата, чтобы он захватил контроль над городом. Трюк сработал.

5. Жертвоприношение животных

Древнегреческие жертвоприношения животных

В Древней Греции в основном приносили в жертву волов, коз и овец, но были и некоторые нетрадиционные варианты. По словам Плутарха, спартанцы умерщвляли щенков в честь бога войны Эниалия. Иногда жертвоприношения животных выходили из-под контроля, как это было после битвы при Марафоне в 490 году до нашей эры.

Ксенофонт сообщает, что афиняне обещали богине Артемиде, что они пожертвуют одну козу в ее честь за каждого противника, которого убьют. Геродот сообщает, что афиняне убили 6400 врагов во время битвы, после чего им попросту не хватило коз. Вместо этого афиняне обязались выполнять ритуал жертвоприношения каждый год, убивая по 500 коз в честь Артемиды.

6. Амулеты

Древнегреческие амулеты

В Греции многие верили в магические свойства амулетов. Фермеры, которые постоянно беспокоились о погоде, были особенно уязвимы, поскольку возлагали все свои надежды на волшебные свойства этих амулетов. Многие из крестьян носили амулеты на шее или на запястье, чтобы «обеспечить нужный уровень осадков для их урожаев».

Также были распространены амулеты от грабителей, для удачи, противозачаточные, для привлечения любимого и защитные (против заклинаний и вредной магии, направленной на владельца амулета). Некоторые из них принимали очень любопытные формы, которая еще более «повышала их силу»: египетские крабы, руки в непристойных жестах, фаллосы, глаза и вульвы.

7. Магические заклинания

Древнегреческие магические заклинания

По всей Греции находят древние заклинания, записанные на табличках. Многие из них были связаны с медицинской практикой, либо с тем, чтобы помочь кому-то стать лучше, повысить эффективность лекарственных средств или даже отравить врагов или навредить им.

Хотя подобные заклинания в основном находят в письменной форме, считалось, что их эффективность можно было повысить, если сопровождать их конкретными действиями. К таковым относилось записывание определенных слов и мистических символов.

8. Оракулы

Древнегреческие оракулы

Слово «оракул» в древней Греции могло означать два тесно связанных понятия: заявление, сделанное каким-то божеством (в основном, через посредника), или место, где делались такие заявления. Многие из этих заявлений были ответами на человеческие вопросы. Некоторые были простыми «да» или «нет», в то время как некоторые другие могли подаваться в скрытой или двусмысленной форме.

9. Астрология

Древнегреческая астрология

Астрология влияла на греческие умы двумя способами: либо утверждалось, что поведение планет оказывает неизбежное влияние на человеческие дела, или оно выступало в качестве руководства по отношению к человеческой личности, в зависимости от положения небесных тел на момент рождения человека. Сохранились многие древнегреческие астрологические трактаты.

10. Сны

Древнегреческие суеверия о снах

Идея о том, что сон может предсказывать будущее, была широко распространена в Древней Греции.

Древний предсказатель Артемидор написал работу по названию «Толкование сновидений», в которой раскрыл некоторые сложные значения, связанные с «играми разума».

К примеру, видеть ласку во сне означает злую и хитрую женщину, а также судебный процесс. Увидеть старую женщину во сне предвещает смерть больного человека и так далее.

Источник: https://salik.biz/articles/18474-10-udivitelnyh-faktov-o-magii-i-sueverijah-v-drevnei-grecii.html

Казни древней Греции

Казни древней Греции

Древнегреческие мифы дают представление, что боги могли сурово покарать любого человека за ничтожнейший проступок. Люди подражали богам  и писали жестокие законы.

Например, согласно законов Драконта в Древних Афинах «должно было убить» всего лишь за гроздь винограда сорванного в чужом саду или за праздную жизнь.

Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашел большего.

Об этих законах говорили, что они «написаны не чернилами, а кровью». А поскольку писал  их правитель по имени Драконт, то их и прозвали «драконовскими».

Позже, в Афинах законы стали  более либеральными, но смертная казнь  в них осталась. К ней приговаривали  за государственную измену, стремление к уничтожению демократии, предательство, отрицание государственной религии, за пренебрежение к захоронению  павших в бою воинов, умышленное убийство и другие тяжкие преступления.

Приговор приводил в исполнение палач, который жил за городом  и не имел права показываться в  городе. Но нередко обходились и  без его услуг. Осужденному предлагали на выбор меч и веревку и  давали трехдневный срок для самоубийства. Труп казненного бросали в пропасть. Его имущество конфисковалось. 

В Спарте не только мало говорили, но и не любили писать. А потому законы были там, что называется «неписанными». И выборные судьи – эфоры казнили и миловали в соответствии со своим правосознанием. Наглядней всего эта история проявилась в Спарте в середине III в. до н. э.

, когда этим государством управляли два царя Агис и Леонид. Леонид был любителем роскоши, обращался с народом заносчиво и надменно. А Агис был сторонником древних ликурговых порядков, радел за бедных и даже пожертвовал на нужды государства почти все свое огромное состояние – 600 талантов и участки земли.

Агис внес законопроект на суд эфоров о «долговой амнистии» и перераспределении земельных участков в пользу бедных. Один состав коллегии эфоров был на его стороне. Он поддержал законопроект Агиса и привлек к суду царя Леонида.

Однако тот не явился в суд и, не дожидаясь приговора, бежал в храм Афины Меднодомной, где по греческим обычаям считался неприкосновенным, пока находился в нем.

Но вскоре эфоров переизбрали, и новый состав их коллегии уже  поддержал Леонида. Теперь уже Агису пришлось искать убежища в храме Афины. Но его противники улучили момент, когда Агис вышел из храма искупаться, схватили его и бросили в тюрьму.

Опасаясь попыток освобождения Агиса со стороны народа собравшегося у стен тюрьмы, эфоры и геронты решили немедленно покончить с царем. Эфоры явились в тюрьму, быстро допросили его и быстро вынесли ему смертный приговор.

Стражи получили приказание отвести Агиса в помещение, где совершались казни. Однако тюремщики и наемные воины отказались предавать смерти всеми любимого царя.

Тогда один из противников Агиса, человек необыкновенной силы, схватил царя и сам потащил к петле, которой его должны были задушить.

Когда Агиса вели к месту казни, он увидел одного из своих сторонников в слезах. И сказал ему:

— Перестань плакать! Погибая  несправедливо, вопреки закону, я  стою выше своих убийц.

После чего царь добровольно  подставил свою шею смертельной  петле.

На крики и шум толпы  за ворота тюрьмы вышел один из эфоров. Мать и бабка Агиса принялись его умолять пощадить их сына и внука. Эфор заявил им, что Агис цел и не вредим, после чего предложил им войти в тюрьму и лично убедиться в этом. Обманутые женщины вошли в ворота тюрьмы, и успокоившаяся толпа стала расходиться. А между тем коварный эфор отдал обеих женщин в руки палачам.

Сначала задушили бабку Архидамию в том же помещении, где был Агис. Когда вошла туда ничего не подозревавшая Агесистрата, она увидела труп сына, лежащий на земле, и мать, висящую в петле. Несчастная женщина сохранила еще столько твердости, что сняла труп матери и, положив его рядом с сыном, приготовила к погребению. Затем с достоинством объявила палачам, что готова к смерти. 

Если уж спартанцы не жалели своих царей, то врагов и подавно. В ходе войны между Спартой  и Афинами, спартанский царь Лисандр пленил три тысячи афинян, которых совет эфоров приговорил к смерти.

Лисандр позвал к себе стратега Филокла и спросил, какое наказание назначит он самому себе за то, что убеждал граждан так жестоко обходиться с пленными греками.

Филокл, не сломленный своим несчастьем, ответил Лисандру, что нечего ему брать на себя роль обвинителя там, где нет судьи; пусть он, победитель, творит то, что в случае поражения претерпел бы сам. После этого, вымывшись и надев чистый плащ, он во главе своих сограждан пошел на казнь. 

Самым распространенным видом  казни для свободных людей  в государствах Древней Греции было сбрасывание осужденных со скалы  или в каменоломню. Также применялось  обезглавливание и распятие. Для  рабов использовалось в основном побитие камнями и утопление. В некоторых государствах применялись  индивидуальные виды наказаний.

В Афинах могли предложить осужденному испить из чаши с ядом. А в Спарте практиковали удушение. А спартанский тиран  Набис придумал специальный аппарат для казни, который назвал в честь своей жены Апегой. Этот аппарат представлял собой большой полый футляр, напоминавший сидящую женщину.

Когда осужденного помещали в этот футляр, то при его закрытии острые гвозди раздирали тело человека.

Другое диковинное приспособление для казни описывал сатирик Лукиан. В своей «Правдивой истории» он рассказывал, как некий Перилай отлил из бронзы в натуральную величину полого внутри тельца. Фактически этот телец тоже был футляром для убийства.

Через специальную дверцу в него вталкивали осужденного, а потом разводили внизу костер и заживо поджаривали его на этой адской сковородке. Причем жарился несчастный под музыку.

Перилай смонтировал в ноздрях тельца систему трубок, которые преобразовывали крики жертвы в подобие мелодии.

Перилай изобрел дьявольское орудие для казни, а тиран Фаларис придумал для него дьявольски изощренное испытание. У Лукитана об этом сказано так:

«Итак Перилай, — сказал тиран, — если ты так уверен в своем творении, покажи нам его в деле, заберись вовнутрь и изобрази своими криками мелодию предсмертных стонов того, кого мы будем пытать». Перилай повиновался, и как только он оказался внутри, Фаларис запер за ним дверцу и приказал разжечь костер.

Читайте также:  Рагнар лодброк - тайны и факты

«Можешь считать это единственно возможной и заслуженной наградой за такое произведение искусства. Кроме того, у тебя появилась возможность пропеть нам чарующие звуки песни, тобою сочиненной».

Несчастный злодей зашелся в крике, однако Фаларис, дабы сохранить тельца в первозданном чистом виде, приказал вынуть еще живого Перилая, сбросить его со скалы и оставить тело на съедение хищникам.  

Хотя греки считались  самыми цивилизованными людьми в  Древнем мире, но и они «подмочили себе репутацию» ритуальными казнями. Известно, что в Левкаде ежегодно приносили человеческую жертву Аполлону. Правда, обычно этой жертвой становился и так уже осужденный на смерть человек, которого сбрасывали со скалы.

А самой известной человеческой жертвой, стала ритуальная казнь  трех персов перед Саламинской битвой. Надо полагать, жертвоприношение помогло в какой-то степени грекам победить в той битве флот Ксеркса. 

Кроме ритуальных казней древние  греки здорово скомпрометировали  себя перед потомками судилищами над политиками и полководцами, спасавшими Отечество, и над «творческой  интеллигенцией».

Хрестоматийным стал пример с казнью в Афинах безобидного  философа Сократа. По нынешним временам осудили его просто ни за что. Обвинительный  акт философу звучал так:

«Мелит, сын Мелита, из пригорода Пифоса, под клятвою обвиняет Сократа, из пригорода Алоспеза. Сократ виновен в том, что не признает богов республики и желает заменить их безумной игрой своего воображения. Он виновен в развращении молодых людей. Наказание — смертная казнь».

Своими философскими каверзами  семидесятилетний, седой и босой  Сократ не оставил от обвинения камня  на камне. Но суд расценил его философские  изыски издевательством, и приговорили  к смерти. В своем последнем  слове Сократ сказал:

— Я ведь, граждане, старый  человек, и смерти мне бояться  не пристало. Что приносит людям  смерть, я не знаю.

Если загробного  мира нет, то она избавит  меня от тяжкой дряхлости, и  это хорошо; если есть, то я  смогу за гробом встретиться  с великими мужами древности  и обратиться со своими расспросами  к ним, и это будет еще  лучше. Поэтому давайте разойдемся: я — чтобы умереть, вы —  чтобы жить, а что из этого  лучше, нам неизвестно.

Его казнили не сразу: был  праздничный месяц, и все казни  были отложены. Друзья предложили Сократу  устроить ему побег из тюрьмы. Но он ответил им:

— Зачем? Чтобы нарушить  закон и вправду заслужить  наказание? И куда? Разве есть  такое место, где не умирают?

Ему сказали:

— Но ведь больно смотреть, как ты страдаешь незаслуженно!

Философ ответил по-философски:

— А вы бы хотели, чтобы  заслуженно?

В день казни Сократу подали чашу с ядом цикуты. Он выпил ее до дна. Друзья плакали, а он утешал их:

— Тише, тише: умирать надо  по-хорошему! 

А суд народа нередко оказывается  более жестоким, нежели суд тиранов. В качестве примера можно привести такую историю:

В 405-367 гг. в Сиракузах  правил тиран Дионисий Старший. В  городе, где он властвовал, жили два  друга — Дамон и Финтий. Дамон решил убить Дионисия и избавить Сиракузы от тирана, но был схвачен и осужден на смерть. После вынесения приговора Дамон обратился к Дионисию:

— Позволь мне отлучиться  до вечера и устроить свои  домашние дела, заложником за  меня останется Финтий. 

Дионисий посмеялся над  такой наивной уловкой, но согласился. Подошел вечер, Финтия уже вели на казнь. И тут, продравшись сквозь толпу, подоспел Дамон:

— Я здесь; прости, что  замешкался.

Дионисий не был лишен  благородства в душе, а потому объявил:

— Ты прощен! А меня, прошу,  примите третьим в вашу дружбу.

Позже Фридрих Шиллер написал  по мотивам этой историю балладу, которую назвал «Порука». 

Впрочем, в Древнем мире благородство люди нередко ставили  выше судебной казуистики. И в качестве примера еще одна история со счастливым концом:

Когда римский аристократ Гней Долабелла в качестве проконсула управлял провинцией Азия, к нему привели одну женщину из Смирны. Она одновременно отравила и мужа, и сына, а затем сама созналась в своем преступлении. Однако при этом заявила, что совершила преступление из мести. Якобы эти двое, коварно обманув, убили другого ее сына, прекрасного и честного юношу, рожденного от первого мужа.

Долабелла не захотел принимать на себя решение в таком сомнительном деле. И передал его на рассмотрение суда Ареопага в Афинах.

Ареопаг счел мотивы преступления смягчающими, и нашел хитрый способ не подвергать женщину казни за убийство. Он постановил, чтобы обвинитель и обвиняемая предстали перед судом через сто лет.

Таким образом, и поступок женщины не был оправдан, и преступница не осуждена.  

Надо сказать, что законы и судейские каверзы в Древней  Греции порой отличались просто чудаковатостью.

Например, там нельзя было подвергать пытке обвиняемых, если они являлись свободными людьми, зато можно было пытать свидетелей, если они были рабами. В одной комедии  Аристофана приводится такой диалог:

Обвиняемый: «Зевс свидетель  мне, пусть сдохну, если прежде приходил сюда. И обокрал тебя хотя бы на волос. Постой, вот предложенье благородное, вот мой слуга (указывает на Диониса). Бери его, пытай его! Вину мою докажет, так казни сейчас!»

Обвинитель: «Но как пытать?»

Обвиняемый: «По-разному: плетями бей, души, дави, на дыбу вздерни, жги, дери, крути суставы, можешь в ноздри уксус лить, класть кирпичи на брюхо. Можешь все». 

Судили в Древней Греции животных и разнообразные предметы.

«Если камень, или дерево, или  железо, или что-нибудь подобное убьет  при своем падении, или если не будут знать, кто нанес удар, а  будут знать и иметь налицо самый предмет, причинивший убийство, тут начинается дело об этих предметах». Если вина была доказана, то животное убивалось, а неодушевленные предметы выбрасывались за границу Аттики.

Однажды осудили статую знаменитому  древнегреческому атлету Феагену, одержавшему 1400 побед. Ему, как олимпийскому чемпиону, при жизни поставили статую. Когда Феаген умер, один из побежденных им соперников приходил по ночам к его статуе и хлестал ее бичом.

Видимо статуя была укреплена непрочно, она упала и задавила хлеставшего. Статую обвинили в убийстве, судили и бросили в море. На следующий год настал неурожай, начались моровые болезни.

Граждане обратились к оракулу подсказать, как избавиться от напастей, и прорицательница-пифия велела им вернуть всех изгнанников. Изгнанникам дозволили вернуться, но мор не кончался. Опять пошли к оракулу, пифия сказала: «Забыли Феагена».

Статую вытащили сетями из моря, поставили на место, устроили в честь ее празднество, и в стране наступило благополучие. 

Александр Македонский был  великим воином, но беспристрастным  судьей был только в молодости.

Плутарх  писал, что в первые годы царствования, разбирая дела об уголовных преступлениях, наказуемых смертной казнью, Александр во время речи обвинителя закрывал рукой одно ухо, чтобы сохранить слух беспристрастным и не предубежденным против обвиняемого.

Позднее, однако, его ожесточили многочисленные измышления, скрывавшие ложь под личиной истины, и в эту пору, если до него доходили оскорбительные речи по его адресу, он совершенно выходил из себя, становился неумолимым и беспощадным, так как славой дорожил больше, чем жизнью и царской властью.  

Источник: http://referat911.ru/Istoriya/kazni-drevnej-grecii/252961-2531746-place1.html

Казнь как праздник

Говорят, что французы были изобретательны не только в любви, но и в казнях: 25 апреля 1792 г. на Гревской площади во Франции впервые поставили изобретение доктора Гийотена — гильотину. Неужели наши рубки голов топором — это «заимствования» с Запада?…

Конечно, что-то Русь заимствовала, но переделывала на свой лад, — говорит Валерий Переверзев, владелец Музея наказаний. — Ивану Грозному, к примеру, сообщали: «У них там варят в кипятке, в вине, в масле». Царь поднимал палец вверх: «А мы жарить будем!»

И действительно отливались огромные сковородки и на них жарили бояр. Все эти приспособления — чаны для варки, сковороды для жарки и т. п. — делали не маньяки, садисты и извращенцы, а инженеры и медики по заказу властей. 

Где придумали гильотину?

У казни не было задачи убивать тысячами. Эту практику ввели только в фашистских концлагерях. А средневековый город — всего-то 2000 человек. Так что казнили понемногу, но ярко. В те времена палач — рука правосудия, эшафот — ритуал, а казнь — определённая культура.  

Когда во Франции стали казнить без эшафота, случился целый скандал. Французы писали: «Прекратите убивать нас, как свиней! Верните эшафот!» А отрезание головы вообще со временем эволюционировало. Сначала её просто рубили топором, потом лучшие умы задумались: «Как бы поэстетичнее отрезать головы виновным?» — и додумались до гильотины.

Некоторые источники утверждают, что впервые гиль­отина появилась во Франции во время Французской революции. Но на самом деле она была известна ещё лет за 300 до этого. 

Кому казнь в радость?

Отношение к казням в России и на Западе было совершенно разным. Во Франции казнь — это праздник. Не из-за того, что они такие кровожадные и негодяи, а потому что они были очень законопослушны. Поймали человека, доказали, что он преступник, и люди радуются, что осуществился акт правосудия.

Во Франции казни длились по 3 дня. Устраивался палаточный городок. На телегах подвозилось шампанское, строили эшафот, ставили виселицу, гильотину, колесо. На следующий день преступника казнили, затем люди разбирали его одежду на сувениры.

Говорили, если от виселицы кусочек отодрать, то он поможет от зубной боли. Если кабатчики успевали оторвать у казнённого палец, потом делали такую рекламу: «Заходите пиво пить в наш кабак — увидите отрезанный палец повешенного». И народ туда ломился. Когда Людовика XVI казнили, его тело случайно упало с телеги, так все побежали с кружками набирать кровь короля.  

В России же люди на казнях стояли тихо, молились о душе убиенного. Некоторые на крышах сидели, смотрели во все глаза, но не кричали и не радовались. Кстати, в Москве казнили на Болотной площади, потому что там вокруг крыш много было. Казнили одного человека, а с крыш падали десятки — разбивались, ломали шеи.

Кого обнимала «дева»?

В Германии людей закрывали в «железных девах» — сооружении наподобие саркофага. Внутри «дева» вся в шипах. Человека фиксировали так, что его глаза попадали в глазные прорези. Дверь саркофага закрывали, шипы протыкали жертву, но жизненно важные органы не были задеты, поэтому человек умирал долго. «Деву» выставляли на главной площади города.

Кстати, если точно переводить с немецкого языка название этого приспособления, то получится не «дева», а «девственница». То есть в этой казни был какой-то символ чистоты и непорочности: плохого человека ставят в девственницу, чтобы он там стал девственно чистым.

Было ещё кресло с шипами, его чаще всего использовала инквизиция. Брали ведьму — какую-нибудь деваху. Лучше богатенькую, потому что ведьмино богатство можно разделить. И чтобы красивая была, потому что некрасивых раздевать неинтересно: где народу ещё эротики было взять, если не там?

Сначала ведьму перед толпой пытали, а потом сажали на кресло. И кресло с запытанной девушкой выставлялось на всеобщее обозрение.

В России же женщин-мужеубийц закапывали по горло в землю. Перед лицом клали красный платочек — туда ей бросали деньги на свечки. Порой по царскому велению разрешали несчастную застрелить. Чтобы не мучилась несколько суток. 

За что карали?

В России в петровские времена казнили в первую очередь за военные преступления. При Екатерине II чаще всего использовали подвешивание за ребро. Вешали всегда за левое — считалось, что на левом плече чёрт сидит, на правом — ангел.

Человека цепляли за ребро и вешали на высокое бревно. Бревно устанавливали на плот и отправляли плыть по реке. В народе это сооружение называли мельницей или каруселью. 

Когда люди совершали преступления дерзкие, к их казни в назидание другим подходили творчески. Когда Пётр I приказал казнить любовника своей первой жены Евдокии, майора Степана Глебова, его посадили на кол на Красной площади.

Кол сделали металлический, на нём — пластиночку поперечную, чтобы Глебов не сползал. Шубу ему надели тёплую, шапку — чтобы не замёрз раньше времени, подольше помучился.

У Петра встречаются приказы: «Колесовать и на колёса тела их положить». Кол и колесо — символы того времени. Они использовались на ярмарках — ленточки красные, сапоги на них висели, мужики на кол взбирались за призом. 

При Иване Грозном на кол сажали иноверцев. А ещё, когда мы говорим про кол, сразу вспоминается Дракула, князь Цепеш. Он воевал с турками, а турки ничего не боялись, потому что для мусульманина умереть в бою было престижно. Но когда тебе в задний проход вставляли деревяшку и она мучительно выходила через живот, это наводило страх. Цепеш об этом знал и пользовался. 

Как на трон сажали?

Трон с шипами — изобретение наших юристов времён Екатерины II. Один из её законов гласил: «Не коснётся рука палача благородного». Но во время Пугачёвского восстания огромное количество благородных перешло на сторону Пугачёва. Для таких благородных предателей было сделано это кресло.

Один вариант был без шипов — как обычный трон. Его ставили на возвышении. Когда человек усаживался, открывался люк, тело падало и попадало на колья, а все приговаривали: «Чем выше взлетел, тем больнее падать». Другое было с шипами, человека сажали на шипы и говорили: «Хотел сесть на трон?  Пожалуйста, садись».

Была ещё жуткая казнь. Человека опускали на колени, фиксировали в кандалах, голову помещали в клетку, куда запускали десяток голодных крыс. Хан Мамай повторял:

«Засуньте в клетку голову предателя. Крысы начнут с носа, перейдут на уши и к утру доберутся до мозга. Тогда разбудите меня. Хочу увидеть, как выглядит мозг предателя».

Источник: http://storyfiles.blogspot.com/2015/10/blog-post_0.html

Ссылка на основную публикацию