Клеймение преступников — тайны и факты

Клеймение преступников в Российской Иперии

Хотя клеймение почему-то считается одной из древнейших традиций, восходящей еще к тотемному поклонению ( как и нанесение татуировок ), на Руси людей клеймить стали лишь с 1270 года. Тогда в Новгороде было постановлено ворам, пойманным на краже более полугривны, ставить клеймо на щеку.

    В целом это было очень непопулярное на Руси наказание. Ни в Судебниках, ни в Уложении ( Своде законов ) Государя Алексея Михайловича о клеймении не говорится ни слова.

Очевидно, что это наказание противоречило русской национальной традиции и вплоть до времен Петра Первого применялось довольно редко и всякий раз в виде исключения.

    Так, по решению суда в 1637 г. словом «ВОРЪ» заклеймили фальшивомонетчиков, осужденных по следствию на Московском монетном дворе. Особым указом от 19 мая 1637 г. разрешалось клеймение двух типов : литерами «Р», «З», «Б» — за разбой и литерами «Т», «А», «Т» — за татьбу ( кражу ).

Однако, не сохранилось указаний на то, что подобное клеймение стало широко пракитковаться.     В 1662 г. литерой «Б» ( что означало «бунтовщик» ) были клеймены участники беспорядков в столице ( т. н. «денежного» бунта ).     Петру Первому очень понравилось виденное им в Европе клеймение.

В своих законодательных постановлениях Император широко обращался к этой каре, совершенно точно указав те категории преступников, которые подлежали ей. Известно, что клеймению в щеку подверглись в 1698 г. все стрельцы, отправленные в ссылку, хотя в точности неизвестно, какую именно литеру им ставили. С 1703 г.

клеймить ( «пятнать» ) начали всех воров, не совершивших убийства. С 1746 г. клеймить стали всех преступников, дабы облегчить их опознание в случае побега.     Следует сказать, что клеймение не было самостоятельным наказанием ; оно всегда применялось вкупе с сечением, ссылкой и т. п.

Кроме того, известен случай, когда клеймение вообще было использовано в качестве превентивного наказания : в 1712 г. на руки рекрутам был наложен знак креста, чтобы облегчить их опознание в случае побега. Этот случай нельзя не признать совсем уж диким — даже самые бесчеловечные крепостники никогда не клеймили своих рабов как скотину.

В данном же случае «великий преобразователь» и «отец Отечества» обошелся с новобранцами точно с уголовными преступниками ( налицо, можно сказать, презумпция виновности : человек еще не совершил преступления, а его уже поспешили признать виновным и наказать ).

    Первое время при Петре преступников клеймили тавром с изображением двуглавого орла ( это называлось «орлить» ). Известно, что в начале 18-го столетия в России существовала практика клеймения спины осужденного т. н. «городовым тавром», т. е. литерой, соответствовавшей определенному городу. В случае обнаружения на теле преступника такого клейма личность человека м. б.

установить посредством письменного запроса в канцелярию того города, где клеймо было поставлено. Теоретически это позволяло довольно просто идентифицировать людей, «не помнящих родства», своеобразной категории преступников, которых сейчас юридическим языком называют «лицами, склонными к побегу». Неизвестно как выглядели «городовые клейма», были ли это литеры ( т. е.

буквы ), или же гербы городов или некие условные символы. Также неизвестно какие именно города удостоились права получить свои особенные клейма. Практика клеймения спины «городовым тавром» не прижилась и от нее довольно быстро отказались.

Нельзя в точности сказать, почему это случилось, но можно предполагать, что надежд на быструю идентификацию преступников «городовое клеймо» не оправдало.

    С 1705 г. в качестве клейма стала использоваться литера «В» ( означала «воръ» ), с 1746 г. — слово «B.O.P.Ъ», а с 1754 г. стали накладывать на лоб литеру «В», а по щекам — «О» и «Р». Именно так в 1756 г. был заклеймен знаменитый Ванька-Каин. Со времен этой реформы ( т. е. с 1754 г.

) штемпеля для клеймения стали изготавливаться единообразными для всей Империи.

Этим стала заниматься столичная Юстиц-коллегия, рассылавшая типовые штемпеля по городам и тюрьмам ( до этого необходимые для клеймения атрибуты изготавливались на местах, из-за чего литеры могли отличаться друг от друга размерами ).

   Именно    так   и   выглядело   это   клеймо.

    При Екатерине Второй клеймение становится уже для каждого преступника особым ; кроме того, в это же время оно стало рассматриваться как вполне самостоятельное наказание. За одни и те же преступления могли заклеймить по — разному : так, в 1762 г. фальшивомонетчик Сергей Пушкин получил на лоб литеру «B» ( вор ), а в 1794 г.

майор Фейнберг и барон Гумпрехт за аналогичное преступление — следующую совсем уж диковинную аббревиатуру : «В. С. Ф. А.» ( что расшифровывалось как «вор и сочинитель фальшивых ассигнаций» ). В 1766 г. самозванца Кремнева клеймили литерами «Б» и «С». Эти клейма, означавшие «беглец» и «самозванец», были наложены преступнику на лоб.

Проходивший с ним по одному делу священник Евдокимов был заклеймен литерами «Л» и «С», что означало «ложный свидетель». Убийцы стали получать на правую руку литеру «У» ( «убийца» ), причем клеймились как мужчины, так и женщины. А в 1782 г. регистратор Шацкий за должностной подлог получил на правую руку литеру «Л» ( «лжец» ).

    Особые литеры были использованы для клеймения пугачевцев : «З» — «злодей», «И» — «изменник», «Б» — «бунтовщик».

    Вначале для клеймения использовали «горячее тавро», и эта процедура напоминала клеймение скота : на жаровне докрасна раскалялась печать ( тавро ) и палач с силой ударял ею по лицу осужденного. С начала 18 столетия клеймение раскаленным тавро прекратилось.

Вместо этого стали использовать пластины с иглами : палач накладывал их на те участки тела, которые следовало заклеймить, после чего ударял по ним кулаком или деревянным молотком. Получившиеся глубокие раны немедленно натирались черным порохом ; порошинки, попадая глубоко под кожу, оставались там уже навсегда, придавая клейму бурый цвет. Такое клеймо невозможно было удалить или обесцветить.

В начале 19 — го столетия от использования черного пороха для этих целей отказались и перешли на высушенную смесь охры и чернил.

Источник: https://historicaldis.ru/blog/43505046436

Клеймо лилии на плече во франции

«…Но что с женой?! Помилуй, Бог!Конь рухнул сгоряча!И граф, чтоб облегчить ей вздох,Рвёт ткань с её плеча,

И платье с плеч ползёт само,

А на плече горит клеймо!Палач-то был мастак, и вот —

Там лилия цветёт!..»

Сегодня необыкновенно модно носить на теле тату, как знак самовыражения, бунта против системы, чтобы скрыть недостатки кожи. Клеймение или нанесениетатуировки на тело человека было известно еще со времен древнего мира, когда господа клеймили своих рабов.

А в Средние века так «отмечали» каторжников, работающих на галерах, которых можно было распознать в «толпе», если они бежали.

Клеймили в Первую Мировую дезертиров, в годы Гражданской войны — белые коммунистов, во Вторую Мировую — гестаповцы выбивали на теле узников концлагерей индивидуальный номер.

Те, кто читал знаменитый роман Александра Дюма «Три мушкетера» вспомнят, что позорная отметина была на теле Миледи, а именно – клеймо лилии на плече. Во Франции этот цветок имел особенное значение.

 Дело в том, что король франков Хлодвиг I Меровинг (годы правления 481 – 511) стал исповедовать христианство, и по легенде ангел подарил ему золотую лилию.

Этот цветок «…почитается особливо за знак добрыя надежды и непорочнаго жития,…и те, которые употребляют лилеи в своих гербах, имеют быть добрых, справедливых и честных…»

В Средние века лилия стала эмблемой Франции и королевской власти. Король Людовик VII (годы царствования 1137 – 1180) носил щит с изображением этого цветка. Флер-де-Лис (Fleur de Lys) — так называлась желтая лилия, которую изображали на гербе Франции при Капетингах и Бурбонах.

 Когда легендарная Жанна Д’арк собиралась спасти родной Орлеан от врагов, и встретилась с некоронованным пока еще Карлом VII, ей выдали штандарт с золотыми лилиями, как символ могущества короля.

Благородное растение присутствовало на гербах таких городов, как Висбаден, Даугавпилс, Детройт, Новый Орлеан, Флоренция, Турку.

Анна де Бейль, Леди Кларик, Шарлотта Баксон, Баронесса Шеффилд, леди Винтер – одно лицо

Клеймом в виде лилии, как символом несмываемого позора, клеймили государственных преступников: воров, гугенотов, женщин, взявших на себя грех избавиться от неродившегося ребенка.

Анна де Бейль – красавица-злодейка, в которую так страстно влюбился граф де Ла Фер и женился на юной бесприданнице, даже не зная ее темного прошлого. А она до встречи с ним была монахиней Тамплемарского монастыря и уговорила священника – своего любовника – сбежать в другой город.

Тот согласился и для выполнения побега украл церковные реликвии, чтобы продать их и выручить деньги.

По дороге их задержали, и священника заковали в кандалы, клеймили, как вора, и приговорили к 10 годам заключения. Но ему удалось бежать с помощью брата – палача в Лилле.

Какое-то время беглецы проживали в Берри (кстати, на флаге Берри тоже присутствуют три желтые лилии), где выдавали себя за брата и сестру, пока умная девица не повстречала выгодную для себя партию — графа де Ла Фер.

25-летний мужчина влюбился в юную красавицу со всей пылкостью молодой души.

«Невесте графа де Ла Фер всего шестнадцать лет — таких изысканных манер во всем Провансе нет: и дивный взор, и кроткий нрав. И от любви, как пьяный, граф».

 Мнимый брат невесты самолично провел ритуал бракосочетания «сестры», а затем вернулся в Лилль, покаялся в содеянном и…повесился. Тогда то и выпустили из тюрьмы его брата – лилльского палача – обвиненного в пособничестве беглецам.

Он на всю жизнь затаил обиду на злодейку, из-за которой его брат предпочел смерть жизни, а сам он вынужден был стать узником темницы.

Совершенно случайно выяснилась сущность молодой графини, когда однажды на охоте она упала с лошади и лишилась чувств, а супруг, чтобы облегчить ей дыхание, разрезал узкое платье и увидел клеймо лилии на плече.

Граф понял, что перед ним преступница, а так как он обладал правом вершить на «своей» земле суд, то связал графине руки за спиной и повесил на дереве, не испытывая никаких угрызений совести.

Впоследствии он рассказывал ДАртаньяну, что «…если бы ее оставили в живых, она, без сомнения, продолжала бы свое пагубное дело…»

Однако психологический удар был для графа слишком сильным. Он отказался от титула, имущества, отправился в Париж и устроился на службу королю в качестве королевского мушкетера под именем «Атос». Тем временем, чудом оставшаяся в живых, графиня де Ла Фер действительно продолжила свой путь злодейки, став шпионкой Ришелье.

Этическая или моральная сторона жизни ее интересовала в жизни меньше всего – она хотела власти и денег.

Женщина, которую кардинал Ришелье называл «Миледи» была повинна в отравлении своего второго мужа – лорда Винтера, убила юную Констанцию Бонасье – возлюбленную Д’Артаньяна, по приказу Ришелье участвовала в темной истории с алмазными подвесками королевы Анны Австрийской, и отправила на тот свет не одного человека.

Интриганка и шпионка Ришелье

Ее жизнь в романе Дюма закончилась печально, но справедливо. Атос узнал о женщине с клеймом на плече, о котором ему рассказал друг Д’Артаньян.

Он догадался, что его бывшая жена осталась жива, и продолжает сеять зло вокруг себя. Он принял решение ее уничтожить, но теперь следовало действовать наверняка.

Атос нанял лилльского палача, который совершил свой акт возмездия, отрубив голову несчастной, и утопив ее тело в реке.

В качестве персонажа «миледи» Александр Дюма взял реальное историческое лицо – интриганку Люси Хей. Она была придворной дамой при дворе Карла I и действительной шпионкой кардинала Ришелье.

Люси Хей, она же графиня Карлайл, вступила в интимную связь с герцогом Бекингемом. А когда их связь прервалась по решению герцога, уязвленная красавица-графиня была в бешенстве.

Она завербовалась к Ришелье, чтобы чисто по-женски отомстить Бекингему.

Символ позора

Итак, клеймо лилии на теле выжигали представители династии Бурбонов. Цветок, изображенный на мантии королей, служил символом «позора» на теле преступников. Миледи получила лилию на плечо неспроста – слишком серьезно было ее преступление.

Клеймение было известно во времена Ветхого Завета, когда в книге Бытия было написано, что «…хозяин должен выжечь на его ушах сову, и должен служить ему всегда». Раскаленным железом рабов «помечали» в Древнем Риме особой отметкой (стигмой). Если же рабу удавалось сбежать, но его ловили, то ставили еще одно клеймо — «беглый».

Читайте также:  Казнь мёртвых - тайны и факты

Клеймили в Древнем Китае, в Японии, средневековой Англии,Франции.

В России с XVII века стали клеймить каленым железом, причем вору или преступнику ставили отметину на лице, чтобы всем было понятно, за какое злодеяние он получил такое «украшение».

Только в 1863 году в России отменили тату-наказание. Историки считают, что именно от этого унизительного процесса и пошли выражения «на лбу написано», «заклеймить позором».

Специально для Лилия-Тревел.РУ — Анна Лазарева

http://liliya-travel.ru/france/istoricheskij-eksku…lii-na-pleche-vo-franczii.html

Источник: https://hist-etnol.livejournal.com/4047518.html

Клеймение

Цель нанесения вечных знаков на теле человека может быть любая. Целью идентификации она может быть выполнена под принуждением, такую татуировку называют «клеймо».

Традиция нанесения татуировки на тело уходит корнями в глубокую историю человеческого общества, о чем свидетельствуют многочисленные археологические и палеонтологические находки в разных уголках мира, произведения искусства, письменные документы древних и живших в более поздние времена авторов хроник, а также распространенность данного явления на земном шаре

Вместе с тем, проблема татуирования до сих пор окружена тайной. Во многих странах татуировщик имел либо имеет и в наши дни статус «отверженного» и обязан быть если не туземцем, то скрытной личностью, шаманом, способным изменить чью-то внешность.

Короче говоря, человеком с малосимпатичной внешностью и темной сущностью. Сама же татуировка, которая часто отожествляется с антиобщественным образом жизни и часто вызывает эстетические антипатии, трактуется как тюремный жаргон в виде рисунков на коже.

Такое восприятие татуировки наиболее типично для традиции европейской цивилизации, хотя этот обычай существовал и существует в других сообществах, населяющих другие континенты.

Цель нанесения вечных знаков на теле человека может быть любая. Целью идентификации она может быть выполнена под принуждением, такую татуировку называют «клеймо». Татуировка может выполнять иные функции. Например, украшать тело. Эта процедура выполняется добровольно. Техника татуировки может быть различной. К ней относят: татуирование, скарификацию, прижигание, выдавливание и т.д.

История европейской татуировки вплоть до географических открытий Кука – это история художественных творений на человеческом теле, которые выполняли преимущественно функции идентификации.

Уже в древности клеймение при помощи татуировки было распространенным обычаем. Так приобретались знаки собственности либо обладания, которые были обязательными при идентификации невольников, скота либо других животных.

Клеймение воспринималось также как вид наказания за совершенное преступление. Чаще всего эта процедура представляла собой выжигание раскаленным железом в форме готового штампа различных эмблем на хорошо заметных частях тела.

После этого в раны втиралась черная жидкость, чтобы после их заживления знак легко просматривался.

В Древнем Китае клеймением татуировкой наказывали особо опасных преступников.

В Японии в зависимости от выполняемых функций различали татуировку-клеймо – иредзуми, которая наносилась на лицо, икры, ступни и ладони, и татуировку – украшение – хори — моно.

Ацтеки Мексики в доколумбовый период помечали осужденных татуировками, напоминающими полосы. (Не ацтеки ли подбросили идею пресловутого полосатого тюремного костюма?).

В средние века клеймение использовалось как телесное наказание, которому подвергались воры, проститутки, фальшивомонетчики и карточные мошенники. Подобные телесные наказания не должны были вызвать боль, отметить клеймом и обеспечить преступников таким образом, чтобы не вызвать постоянного повреждения тела.

Позже, когда в невиданных масштабах стали применяться самые дикие способы причинять боль, существовал и широкий диапазон приемов нанесения клейма.

Кроме традиционного прижигания, применялась техника, основанная на выдавливании знаков на коже холодной матрицей, а также близкая к татуировке процедура, основанная на втирании в различные места тела, которые подверглись накалыванию, угольной пыли.

Клеймо служило для идентификации преступников. Иногда можно было определить, с какого рода преступником имеешь дело. Шулеров клеймили матрицей в форме шестигранника, беглым морякам выжигали на теле знак в форме багра, а браконьерам – в форме рогов.

После исполнения приговора палач проверял, было ли клеймо нанесено соответствующим образом. Если он оставался удовлетворенным достигнутым результатом, то обращался к судье и докладывал: « Знак удался».

Хорошо выполненное клеймо облегчало разоблачение рецидивиста.

Во Франции накануне Великой французской революции преступников помечали клеймами различной формы. Знак в форме цветка лилии и буквы «V» выжигали на плече преступника – рецидивиста, знак «F», которым в 1786 году была помечена графиня де ла Мотт, главный исполнитель аферы с ожерельем королевы Марии Антуанетты, жены Людовика XVI, разоблачал фальсификатора.

А буквами «GAL» обозначали осужденного на галеры. В период Учредительного собрания (1789 – 1791) наказание клеймением на территории Франции было отменено, однако Уголовный кодекс 1810 года вернул клеймение в качестве одной из форм карательных санкций. Еще в 1832 году во Франции знаком трех букв «TFP» клеймили пожизненно осужденных на исправительные работы.

На территории России сосланным в Сибирь до 1864 года выжигали или татуировали буквы «КТ». В британской армии клеймение в виде татуировки продержалось до 1869 года. Для поддержания дисциплины клеймили дезертиров, нанося им, знак в виде буквы «BC», а также солдат с преступными склонностями, которых помечали буквами «D» на предплечье.

В начале прошлого века в некоторых западных странах было высказано предложение вернуться к наказанию клеймением в виде принудительного татуирования по отношению к тем, кто совершил особо опасные преступления.

Предлагалось даже на спинах таких людей татуировать изложение их преступных деяний в хронологическом порядке и названия исправительных учреждений, в которых они содержались.

Курьезную идею выдвинул Франсуа Равель, пастор общины методистов в Чикаго, который в 1911 году доказывал необходимость принудительного татуирования замужних женщин с целью воспрепятствования прелюбодеяниям. Но все подобные предложения были отвергнуты общественным мнением как варварские.

Но что отвергается цивилизованным миром, порой служит преступным режимам. Подтверждением сказанного служат исключительно жестокие и нечеловеческие законы, принятые в гитлеровских лагерях уничтожения, в которых с целью идентификации заключенных татуировали опознавательными знаками. В концентрационных лагерях татуировка подвергалась перелицовке, обезличивая людей, на которых была выполнена.

Источник: http://tatl.ru/info/articles/?ELEMENT_ID=13

От преступления до наказания. Все тайны истории милиции

В 2017 году история милиции разменяла свой второй век. 10 ноября 1917 года Народный комиссариат внутренних дел РСФСР под руководством Алексея Ивановича Рыкова принял постановление «О рабочей милиции». Этот декрет послужил юридической основой для создания милиции как органа правопорядка. Впоследствии 10 ноября стало официальным праздником – Днем милиции.

В действительности история милиции уходит своими корнями глубоко в прошлое. Первые предшественники современных органов правопорядка появились еще во времена Древней Руси. До создания Министерства внутренних дел тогда было еще далеко, но преступники, несомненно, существовали всегда, как и те, кто с ними боролся.

Экскурс в историю правоохранительных органов, включая полицию и уголовный сыск, для нас провела Альфия Алькинская, заместитель начальника Центрального музея МВД России, заслуженный работник культуры РФ. О том, как назывались первые русские сыщики, за что на Руси казнили расплавленным металлом, кто из царей придумал крестьянскую полицию и что означает слово «милиция», читайте ниже.

«Убийство “в разбое” считалось более тяжким, чем “на пиру”»

– Сами термины «полиция», «сыск» и всё с ними связанное представляются нам чем-то относительно современным. Но ведь история правоохранительных органов в нашей стране насчитывает не одну сотню лет! Альфия Аминовна, расскажите, когда у нас появилось первое подобие современного уголовного розыска?

–Становление сыска как полицейской службы действительно произошло в XIX веке, а в начале XX века – ее законодательное, правовое оформление.

Но до этого отечественный сыск проделал огромный путь длиной почти в тысячелетие. Самый первый русский свод законов назывался «Русская правда».

Он появился еще во времена правления Ярослава Мудрого и действовал до конца XV века. Это была первая система законов династии Рюриковичей.

– А как в те времена назывались люди, занимавшиеся ловлей преступников? И за что, собственно, ловили?

–В то время были в основном известны преступления, направленные против частных лиц, поэтому в письменных документах они обозначались словом «обида». А само слово «сыск», очевидно, происходит от древнерусского глагола «искати» («искать»).

После того как где-то было совершено преступление, об этом во всеуслышание объявляли в каком-нибудь людном месте, например на базарной площади («на торгу»).

А сама эта процедура называлась «заклич» – собственно, это была первая стадия древнерусского судебного процесса. Позже в законодательных документах появится термин «повальный обыск» – опрос всех свидетелей для установления причастности к преступлению.

Пытки в те времена назывались опытом, а воры и другие преступники – татями. В ту эпоху главой правосудия был князь, и судили всех на княжеском дворе.

– А как называли тех, кто занимался розыском преступников?

–Эти полномочия князь поручал тиунам. Те, кто расследовал уголовные дела, назывались вирниками.

– Как определяли меру наказания?

– Наказания были разными, даже за одно и то же преступление. Историки утверждают, что это зависело от того, насколько велика была роль злой воли преступника.

– То есть злого умысла?

– Совершенно верно. Так, умышленное убийство «в разбое» считалось более серьезным, более тяжким, чем, скажем «на пиру», где разгоряченные напитками участники, бывало, вступали в драку.

Считалось, что в данном случае это произошло по неосторожности, без злого умысла и в состоянии возбуждения.

Прошло немало времени, прежде чем отношение к преступлению изменилось и его стали воспринимать как явление, несущее вред целому обществу, а не только жертве.

«На каждом шагу можно было встретить человека с отрезанным ухом»

– Наказания, надо полагать, были гораздо более суровыми и жестокими, чем сейчас?

– Во времена правления Ивана III, при котором был создан первый Судебник (1497 год), людей часто клеймили, отсекали им конечности – таким образом происходил учет преступников. Поэтому в Московской Руси на каждом шагу можно было наткнуться на человека с отрезанным ухом, носом, без языка. Так провинившихся легко можно было опознать в толпе. Отменили клеймение только в XIX веке.

– Обыватели считают, что самые жестокие наказания были в эпоху Ивана Грозного. Так ли это?

– Иван Васильевич, с одной стороны, вырос на жестокостях. С другой стороны, он был богато одаренным человеком, прекрасно образованным. Он не терпел взяточников, пьяниц и льстецов. Но его желание создать максимально справедливую законодательную систему было просто необузданным.

Оно часто выражалось в жестокостях, в том числе при помощи опричнины. В 1550 году Грозный принял новый судебник, состоявший из 100 статей. В нем содержались новые нормы уголовного права. Кстати, именно при Грозном в нашей стране стала складываться государственная система борьбы с уголовной преступностью.

Появились так называемые приказы – органы центрального управления.

– А какие преступления считались самыми страшными и строже всего карались?

–Сначала преступления против церкви, потом против государства и порядка управления и только затем – против личности. Смертная казнь предусматривалась в 30 случаях. Казнили по-разному: через повешение, отсечение головы, сожжение тоже, закапывание живьем в землю… Практиковалось даже вливание металла в горло – так карали фальшивомонетчиков. Таков был век, и таковы, как говорится, были нравы.

«Полицейских в шутку называли “архаровцами”»

– Что изменилось с приходом к власти Петра Великого? В истории он прослыл царем-новатором. Наверное, его реформы затронули и судебную систему?

–Безусловно, его царствование принесло много перемен в российское законодательство. Прежде всего, Петр I сформировал административную систему. Это был особый класс чиновников, который контролировал все сферы жизни и деятельности общества.

В 1718 году в Санкт-Петербурге появилась Генерал-полицмейстерская канцелярия. Ее возглавил личный денщик и любимец царя, бывший морской юнга Антон Девиер. К службе в канцелярии были привлечены полицейские и военные.

Позднее, так как кадров не хватало, в помощь полиции с каждого двора стали выделять дежурных помощников. Надо отметить, что при Петре полиция была только в столице. А уже в годы правления Екатерины II стражи порядка появились и в других российских городах.

В 1775 году она создала сельскую полицию, состоявшую из крестьян и сельских жителей. Кстати, Екатерина хоть и была сторонницей европейских ценностей, но клеймение не отменила.

Читайте также:  Как распознать фишинг и не попасть в сети мошенников - тайны и факты

– Сегодня нам хорошо известны имена великих законодателей, но дошли ли до нас имена знаменитых сыщиков?

– Конечно, причем с самых старинных времен. Известны, к примеру, имена некоторых бояр, руководивших приказами. Так, в Белозерской губной грамоте упоминается имя начальника Разбойного приказа «боярина Ивана Даниловича Пенкова с товарищами».

Когда кончилось Смутное время, народ избрал «Совет всей земли». В этом временном правительстве был и Разбойный приказ. Одним из его руководителей после окончания Смуты стал русский национальный герой – Дмитрий Пожарский. В эпоху Екатерины II тоже было много замечательных сыщиков.

Благодаря одному из них даже появился знаменитый термин «архаровец».

– Это ведь означает «хулиган», «мошенник». При чем тут сыщики?

–В старину так шутливо называли агентов полиции. Слово возникло благодаря обер-полицмейстеру Москвы Николаю Петровичу Архарову. Он был очень ловким сыщиком: обладал живым логическим мышлением и обожал распутывать сложные дела. Известен также его помощник – знаменитый московский сыщик Максим Иванович Шварц.

Н.П. Архаров

– А когда же в России появилось Министерство внутренних дел?

– Его учредителем был уже Александр I. Создание МВД было одним из его нововведений. Руководство новым ведомством император поручил своему близкому другу и соратнику по реформаторской политике В. П. Кочубею.

Впоследствии министерством руководили многие незаурядные личности, однако вопрос о создании самостоятельной службы уголовного сыска в рамках министерства долго оставался нерешенным. Это произошло лишь после проведения крестьянской реформы 1861 года.

Это было время больших реформ в России, в рамки которых успешно вписались образовательная, финансовая, военная и судебная реформы. В контексте судебной реформы произошло отделение обвинительной власти от судебной.

– Как это повлияло на полицию?

– Из компетенции полиции были изъяты следственные функции. Такое сужение ее деятельности было обусловлено неумелостью полиции в следственной практике, причиной чего было и отсутствие в оперативной структуре самостоятельной сыскной службы.

«Дзержинский принес в милицию паек и обмундирование»

– Революция перевернула жизнь в стране и, конечно, должна была затронуть уголовный сыск. Что изменилось с приходом к власти большевиков?

– Судьбы служителей полиции после 1917 года складывались довольно драматично. Многим пришлось эмигрировать. Так, например, поступил начальник сыскной службы Москвы и Российской империи Аркадий Францевич Кошко. Он вложил в свою профессию столько любви, энергии и сил, а в итоге сделался изгнанником Родины.

Да и в целом невероятно высокая волна революционного террора коснулась очень многих представителей ведомства. Судьба Кошко сложилась все же лучше, чем у многих других. Вспомним про великого князя Сергея Александровича, убитого террористами, министров внутренних дел фон Плеве или Сипягина.

Ужасной была и участь адъютанта Сергея Александровича генерала Джунковского, назначенного после смерти великого князя московским губернатором. Он был заместителем министра МВД, в годы Первой мировой войны командовал армейским корпусом.

После Октябрьского переворота его переводили из одной тюрьмы в другую, а в 1937 году расстреляли.

– Каким образом осуществлялась борьба с преступниками в Советской России?

– После революции новый аппарат по борьбе с преступностью стал называться НКВД. Его возглавляли такие знаменитые люди, как Феликс Эдмундович Дзержинский. Он, безусловно, внес значительный вклад в развитие нашего ведомства. При его непосредственном участии были разработаны важнейшие для того времени нормативные акты.

Например, 3 апреля 1919 года был принят декрет Совнаркома «О Советской рабоче-крестьянской милиции». Впрочем, стоит отметить, что этот документ разрабатывался еще до Дзержинского, но значительные изменения в жизни милиции начали происходить, когда он был назначен наркомом внутренних дел РСФСР.

Так, содержание милиции теперь осуществлялось по смете НКВД (то есть она была переведена на государственный бюджет), что означало новую конструкцию – окончательное подчинение милиции Наркомату внутренних дел. Личный состав теперь обеспечивался тыловым пайком и обмундированием.

Кроме того, возглавив НКВД, Дзержинский своей железной волей сумел воспитать там нужных ему для «дела революции» людей, на которых хотел опираться и в НКВД.

«“Милиция– значит “вооруженный народ»

– А откуда вообще взялось это название – «милиция»?

– Согласно декрету «О рабочей милиции», который был принят первым наркомом Алексеем Ивановичем Рыковым, милиция не была штатным органом. Фактически это были вооруженные формирования рабочих. Отсюда и название: слово «милиция» означает «вооруженный народ».

Постановление о создании милиции было принято 10 ноября 1917 года. Этот день впоследствии стал считаться профессиональным праздником милиции – рожденной революцией, как о ней стали говорить. Так оно, впрочем, и есть.

Но деятельность этих формирований в условиях классовой борьбы, разрухи, в контексте мировой и гражданской войн и обострившегося криминального кризиса очень скоро продемонстрировала свою нежизнеспособность.

А профессиональным органом милиция стала только 12 октября 1918 года, когда на свет появилась Инструкция НКВД и Наркомата юстиции «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции».

– Одобрять или ругать революцию в России можно бесконечно долго, здесь все очень неоднозначно. Но если говорить конкретно об органах правопорядка, то чего этот переворот принес больше – вреда или блага?

Здесь, как вы и сказали, не все однозначно. Для объективного понимания всех граней революционных событий нужна трезвая и честная оценка. С одной стороны, в новой стране новым властям не понадобились прежние кадры, в том числе представители правоохранительной системы.

Это было горько по человеческим меркам и неразумно и неэффективно с экономической точки зрения. Ведь в те годы, в условиях очень высокой криминальной напряженности вопрос подготовки новых кадров милиции и уголовного розыска срочно требовал немедленного разрешения. Но модернизация кадров была невозможна без подготовленных специалистов.

Однако вместе с прежней системой званий и наград, которые сразу после революции были пущены под нож, был отвергнут и весь прежний состав полицейского звена. От прежних специалистов избавлялись разными путями, в том числе путем расстрела представителей силовых структур.

С другой стороны, в органы внутренних дел по разным причинам – часто из-за безработицы, нередко и по зову сердца – приходили новые люди. Они учились азам борьбы с преступностью в боевой обстановке, в ходе трудных событий. Рисковали жизнью, радовались успехам товарищей. Они сумели победить уголовный бандитизм.

Закалялись профессионально вместе с органами внутренних дел, помогали создавать и формировать основные звенья и службы милиции. Им всегда приходилось нелегко – в НКВД и МВД постоянно царило тяжелое материальное положение. Но они выжили, перенеся все беды.

– Занятно, что и после того, как милицию переименовали назад в полицию, многие в нашей стране продолжают использовать прежнее название. Видимо, оно стало каким-то родным…

– Да, ведьсоветская милиция прошла вместе с народом нелегкий путь, связанный со всеми этапами строительства и развития социалистического государства.

Милиция подарила нашему обществу немало замечательных героев и хороших специалистов, которые в годы войны и в мирное время продемонстрировали свои лучшие качества, заложенные в том числе ее далекими прародителями. А ветераны милиции и сегодня продолжают делать немало доброго.

Поверьте, это потрясающие примеры добра и порядочности: они проводят научные исследования, принимают участие в воинских раскопках по поиску могил солдат Великой Отечественной войны, оставшихся в земле безымянными, устанавливают имена захороненных, восстанавливают памятники, шефствуют над детскими домами и школами…

Словом, оказывают реальную помощь. Их знания и опыт должны попасть на благодатную почву. Туда, где нет места идеологии, превращающей их в ненужных «бывших», как это было 100 лет назад. Я думаю, что это время должно нас многому научить.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/ot-priestuplieniia-do-nakazaniia-vsie-tainy-istorii-militsii

Ранние методы опознания преступников

Ранние методы опознания преступников: калечение, клеймение, «идентификационные парады», фотографирование в опознавательных целях.

Основоположник антропометрического метода опознания Парижской полиции А. Бертильон, использование антропометрии в других странах. Описание преступников в документах до метода «словесного портрета» А. Бертильона. История с кражей «Моны Лизы» из музея Лувра.

Антропометрическое бюро в С.-Петербурге.

Первый фоторобот П. Шабо. Совершенствование методов составления описаний внешнего облика человека, создание технических средств составления «фоторобота». Метод М.М. Герасимова по пластической реконструкции внешнего облика человека.

Становление габитоскопии (учение о внешнем облике человека) как отрасли криминалистики. Значение габитоскопии в целях розыска преступников и идентификации личности человека.

В ХIV в до н.э. в Сирии имелся список по уголовной регистрации взяткополучателей, его нашли во время археологических раскопок. Список имел перечень лиц, занимавших высокий пост, должность и получавших взятки.

В полицейских и судебных актах древнего Египта (периода власти Птоломеев и римлян) встречаются подробные схемы описания признаков и примет преступников для их последующей регистрации.

В Древнем Египте была разработана и использовалась розыскная таблица с перечислением внешних признаков человека. Она была разработана с учетом закономерностей строения тела человека и применялась при розыске и отождествлении сбежавших от хозяина рабов (I в. до н.э. – I в. н.э.). Можно сказать, что данная схема (описание) является прообразом криминалистического словесного портрета.

Криминалистические приемы регистрации преступников в этот период времени разрабатывались и использовались в двух примитивных формах:

— в виде описания, изображения характерных внешних признаков тела и лица преступника (в профиль и анфас), что позволяло сыщикам (инспекторам) запоминать данные признаки в своей памяти и использовать на практике.

Они также запоминали внешние признаки преступников при систематических посещениях тюрем.

Затем правоохранительные органы перешли на создание архивов, в которых собирались и систематизировались сведения о внешности преступников и способах совершения ими преступлений;

— в виде членовредительных наказаний и клеймения.

Эти приемы осуществляли функции с одной стороны, описания, регистрации и отождествления преступников, а с другой — наказания за совершенное тяжкое правонарушение.

С V в. регистрация лиц, совершивших преступление, осуществлялась в виде:

— выбивания передних зубов в Древнем Египте;

— выжигания раскаленным железом буквенного клейма в Древней Греции и Риме;

— отрезания ушей за кражу, носа — за разбой, пальцев — за нарушение клятвы или присяги, надрезание ушей за мошенничество, клеймение буквой «V – вор» в Западной Европе. Причем клеймение указывало не только на вид совершенного преступления, но и на место его совершения и т.д.

Так, в частности, в древнеиндийском законе «Дхарманшастра Яджнавалкьи» в ст.270 говорится, что за совершение кражи виновный должен быть строго наказан, а также «изгнан из страны, наложив на него клеймо».

В древнеиндийских законах «Артхашастра» указывалось на то, что если человек «совершил воровство, то клеймо делается в виде собаки, если он убийца – в виде безголового тела, если совершает прелюбодеяние с женой учителя – в виде женского полового органа и если он пьянствует – в виде кабачной вывески».

На Руси (IХ — ХI вв.) было обычаем наказывать преступников путем отсечения различных их членов.

Калечение — это отрезание пальцев рук у карманного вора, руки у хулигана, языка у клеветника, а клеймение – это выжигание на теле человека определенных знаков, смысл которых был заранее обусловлен.

Последствия наказаний виновного давали информацию представителю власти и гражданам о том, что данное лицо ранее совершило преступление, какое именно преступление им совершено и сколько раз, а также, что оно может подозреваться в совершении другого аналогичного преступления.

В литературных источниках того времени были описаны случаи, когда новгородский и владимирский епископы предлагали отрезать холопу руку или нос за ложный донос. Закон не описывал данное наказание, т.к. хозяин по личному усмотрению и в порядке обычая принимал такое решение.

Вероятность на практике опознания преступника по увечью была очень низкой, т.к. бытовой травматизм, междоусобные войны и пьяные драки между соседними населенными пунктами (деревнями, поселками, хуторами и т.д.) приводили многих мужчин к физическим травмам, которые, как понимается, никакого отношения к наказаниям за совершенное преступление не имели.

Первое нормативное регулирование использования описанных методик относится к ХIII – ХV вв. — это прежде всего договор между Новгородом и немецким городом Готланд (1270 г.), Двинская уставная грамота (1328 г.), Соборное уложение 1497 г. и др.

Параллельно с государственными органами и преступный мир реализовывал отдельные приемы «регистрации» собратьев по криминальной профессии, например, в виде татуировок.

Первые сведения о татуированных лицах относятся к началу ХVII в., когда на ярмарках появлялись такие диковинные люди и за деньги показывали свое расписанное тело. В те же годы татуировка получила свое распространение среди моряков, а затем и среди представителей криминального мира.

Среди профессиональных преступников татуировки означали символ сильного и выносливого человека, живущего по законам уголовного мира или претендовавшего на лидерство в нем.

Читайте также:  Происхождение солнечной системы - тайны и факты

В последующие годы татуировка для преступников стала определенным тайным языком, т.е. способом общения с подобными себе лицами, как на свободе, так и в местах отбывания наказания.

Этим фактом воспользовались правоохранительные органы для регистрации по татуировкам задержанных преступников и их дальнейшей идентификации.

В европейских государствах в период с ХVI по ХIХ вв.

у сыщиков и инспекторов была распространена практика использования при изобличении преступников знания преступного мира и его членов, их привычек и способов совершения преступлений, умение вживаться в образ наблюдаемого и «чутье» на преступника, а также использование архивов, в которых были собраны внешние признаки известных преступников и способы совершения ими преступлений.

Россиянин Ванька Каин (Иван Осипов — ХVIII в.) и француз Эжен Видок (ХIХ в.) в своей сыскной практике использовали особый метод розыска и отождествления лица по способу совершения преступления (известный им по прошлой уголовной жизни, т.е. по личному криминальному «почерку» и оставляемым меткам).

До изобретения антропометрии и дактилоскопии личность неопознанных трупов устанавливалась главным образом путем опознания. Практика организации опознания трупов в разных государствах была разная.

О практике опознания трупов в Древней Москве нам известно из картины выдающего русского художника Аполинария Михайловича Васнецова (1856-1933), детально изучавшего исторический быт Древней Москвы. В числе исторических картин А.М.Васнецова имеется произведение «На крестце в Китай-Городе».

На картине изображены сидящие колодники, выпрашивающие подаяние у прохожих. Здесь же в гробах лежат трупы странников и других неизвестных лиц, собранные божедомами на улицах Москвы (божедомы — люди, выполнявшие обязанности собирания и захоронения трупов).

Гробы оставлялись на крестце открытыми в течение трех дней, после чего божедомы увозили гробы в особо отведенное, вне общего кладбища, место — скудельню, куда москвичи также могли приходить для опознания трупов до захоронения. Захоронение происходило в общей могиле (См. Крылов И.Ф.

Были и легенды криминалистики. Л., 1987, С. 10 — 11).

В дальнейшем, с изобретением фотографии и внедрением ее в уголовное судопроизводство и розыскную практику, опознание производилось по фотоснимкам, изготовленным с трупов. Однако наиболее эффективно служило делу установления личности неопознанных трупов применение дактилоскопии и антропометрии.

Обнаружение разыскиваемых преступников или выявление лиц, скрывшихся с мест происшествий — одна из сложнейших задач правоохранительных органов.

Для ее решения в настоящее время разработаны различные методы, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий.

Основы этих методов были заложены еще более 100 лет назад, когда стало ясно, что существовавшие в то время способы регистрации преступников не обеспечивают розыск и установление их личности.

В XIX в. цивилизованные страны отменили идущую еще от средних веков практику клеймения преступников и другие способы создания искусственных особых примет (вырывание ноздрей и т. п.). В результате полиция стала испытывать большие трудности в выявлении преступников.

Их приходилось разыскивать по описаниям, которым соответствовал облик многих совершенно разных людей. Только в тех случаях, когда у человека были особые приметы — шрамы, рубцы и другие “отметины”, розыск по признакам внешности оказывался реален. Но такие случаи были редки, и преступникам удавалось выдавать себя за других лиц.

В результате они либо избегали наказания, либо получали его как за впервые совершенное преступление.

В 1829 г. в Париже был учрежден Кабинет судебной идентификации, в котором заполнялись и сосредотачивались регистрационные карточки, предназначавшиеся для установления личности преступников и выяснения их прежней судимости.

В карточку заносились следующие сведения: фамилия преступника, вид совершенного преступления, его ранняя судимость, описание внешности и особые приметы. Карточки раскладывались по десятилетиям и в алфавитном порядке (по фамилиям регистрируемых). В 40-х годах начали фотографировать преступников, и фотоснимки дополняли эти карточки.

К концу 70-х годов прошлого века накопились несколько миллионов таких карточек и десятки тысяч фотоснимков преступников.

По такой картотеке можно было установить личность задержанного полицией человека лишь в том случае, когда он не скрывал своего имени и фамилии.

Ведь карточки были разложены в алфавитном порядке, и уже после установления фамилии задержанного проводилось его идентификация по фотокарточке в архиве.

Но, естественно, рецидивисты при задержании назывались вымышленной фамилией, и эффективность работы кабинета судебной идентификации, несмотря на собранный колоссальный объем информации, была невысока, а просмотреть десятки тысяч фотокарточек в поисках нужной — задача практически невыполнимая.

Только в том случае, когда задержанный не скрывал своей личности или полиции удавалось узнать его подлинное имя своими методами, по картотеке можно было проследить преступную биографию этого человека. Системы идентификации человека по его фотоизображениям тогда еще не существовало.



Источник: https://infopedia.su/10x958a.html

Методы идентификации преступников, применявшиеся до введения дактилоскопии

 Опознание преступников и беглецов из мест заключения, применение более жестоких наказаний в отношении преступников-рецидивистов — всегда представляли серьезную проблему во всех государствах.

Как и во многих других странах, до начала применения в целях регистрации преступников антропометрии и дактилоскопии, в России применялись методы клеймения.

Часто клеймение сопровождалось одновременным калечением арестованных: отсечением ушей, пальцев или рук, вырыванием ноздрей. 

 Наиболее древним дошедшим до нас письменным законодательным актом, в котором говорится о клеймении, является Уставная грамота великого князя Василия Дмитриевича от 1397 года, данная жителям Двинской земли.

В грамоте содержалось указание о том, чтобы каждого вора обязательно клеймили. К сожалению, описания способа клеймения мы не имеем.

В Синодальной летописи, в описании событий 1533 года, имеется запись об отсечении рук за фальшивомонетничество.

В 1637 году за кражу вводится клеймение на щеке «ВОР». Наиболее подробно и полно способы клеймения описаны в средневековом законодательном акте — Соборном Уложении 1649 года. В нем предусматривалось отрезание уха за кражу и разбой. При рецидиве отрезалось второе — правое ухо.

Ухо отрезали и за ловлю рыбы в чужом пруду, за мошенничество. Соборное Уложение также предусматривало отсечение руки (в частности, за обнажение оружия во дворе государя, кражу лошади, совершенную военнослужащим из воинской части).

Лица с клеймами или с отсеченными носами, ушами или руками при отсутствии у них справок об отбытии наказания, подлежали аресту.

Указ 1657 года вводит отрезание ушей для лиц, совершивших убийство. Указом Петра Великого от 1691 года все освобожденные от смертной казни клеймились буквой «В».

Предусматривалось также отсечение пальцев за должностные преступления, чтобы преступники впредь не могли писать.

При Петре государственных преступников, убийц и разбойников клеймили изображением орла, которое накладывалось на лоб или на щеку.

В Указе от 21 июля 1845 года имелось руководство палачам о способе наложения клейм на преступников.

В 1846 году было введено клеймо «КАТ», означавшее, что имеющий его человек является каторжником. Тогда же появились клейма «СК» — ссыльно-каторжный, «СП» — ссыльно-поселенец. Для клеймения употреблялась пластинка с ручкой и медными иглами, составляющими буквы. Она накладывалась на тело, после чего уколы натирались краской.

В 18 веке в России применялось и отсечение носа, вырезание ноздрей. для вырезания ноздрей даже имелись специальные щипцы, позволявшие удалять мякоть с обеих сторон спинки носа.

Клеймение было отменено в России в 1863 году незадолго до судебной реформы. После отмены клеймения преступников стали регистрировать путем описания внешности и фотографирования.

Данных о проведении в России «идентификационных парадов» нам обнаружить не удалось.

С введением Судебных Уставов Императора Александра II Министерство юстиции стало в 1869 году издавать Ведомости справок о судимости, рассылавшиеся во все судебные учреждения и судебным следователям.

В этих ведомостях помещались в алфавитном порядке фамилии всех осужденных к наказанию не ниже тюремного заключения.

Эти Ведомости были предназначены лишь для установления прежней судимости лиц, не скрывавших своей фамилии, и не могли служить для идентификации преступников.

Полиция издавала розыскные альбомы, в которых имелись сведения о внешности разыскиваемых преступников, а также альбомы преступников-профессионалов (карманных воров, взломщиков, мошенников, грабителей).

Источник: http://kriminalisty.ru/stati/istorija-kriminalistiki/ancient-id.html

Кого клеймили на Руси

Из всех телесных наказаний в древней Руси постановка клейма тем или иным способом была одной из самых редких и невостребованных. Первые законы, регулирующие меру взысканий, применяемую к преступникам, предполагали, в основном, штрафы (даже за убийство), изгнание и отъём имущества в пользу князя или пострадавших.

Затем в обиход постепенно вошли порка, битьё палками, позаимствованные у азиатских народов и смертная казнь. Первое внятное свидетельство о применении клкйма, дошедшее до нас, датировано концом XIV века и постановляет “татя всякого пятнати”, так что историю данного телесного наказания можно начать именно с воров.

Алтынного вешают, а полтинного чествуют

Отметить опасного преступника так, чтобы всем издалека было видно, сочли хорошей идеей в середине XVII столетия. Правда, поначалу для этих целей хапугам всех мастей отрезали уши, а чуть позже — пальцы рук или ног.

При Петре I их стали, наконец, клеймить, для чего использовалась новая технология.

Если до этой поры отметины ставились как тавро — посредством раскалённого металла, то теперь палач брал специальный фигурный штемпель с длинными иглами, прикладывал к коже наказуемого и ударял киянкой. В полученную таким образом рану старательно втирался порох, позже его заменили индиго, тушь, охра или чернила.

Судя по всему, первые клейма оставляли на теле преступника след в виде двуглавого орла, а при Елизавете Петровне были введены литеры, так что похитители чужого имущества становились обладателями татуировки сомнительного качества в виде слова “ВОРЪ”, буквы которого располагались на лбу и на щеках, а дополняли эту картину вырванные ноздри. Впрочем, нередко этим заменялась смертная казнь.

Неудачливые революционеры придавались позору, что способствовало усмирению народных масс. Первыми бунтовщиками, которых отметили особыми литерами, были участники беспорядков в 1662 году и восставшие стрельцы в 1698, которых не подвергли смертной казни.

Г.К. Котошихин, служивший в Посольском приказе писал об этом так: «Клали на лица на правой стороне признаки, разжегши железо накрасно, а поставлено на том железе Буки, то есть — бунтовщик, чтобы был до веку признатен».

Не избежали этой участи и пугачёвцы, получившие за восстание отметины в виде разных букв, которыми выделяли государственных изменников. Помимо клеймения к бунтовщикам применяли наказания в виде ссылки или порки, а семью преступника обрекали на изгнание.

Клеймение каторжных вошло в обиход с начала XVIII века и было обязательной процедурой до выхода указа о полной отмене телесных наказаний. Ссыльных отмечали, ставя буквы на предплечье и лопатку, либо лицо. Причём литеры на их теле говорили о том, сбегал ли уже человек и сколько раз это произошло, отсюда и родилось выражение “Клейма ставить негде”.

К XIX столетию сформировался особый порядок данной процедуры, который был установлен через «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 года: «Наложение клейм на осуждённых к тому преступников следует непосредственно за наказанием их плетьми через палачей, также публично и рукою палача. Оно состоит в поставлении, определённым для того способом, на лбу или щеках осуждённого букв КАТ».

Присутствовавший при этой процедуре врач не столько следил за гигиеной и состоянием наказуемого, сколько обеспечивал долговечность оттиска.

Кроме всего прочего, каторжников часто были биты кнутом. Как известно, бич тоже оставляет на коже очень характерный след.

О прочих запятнанных

Известны также единичные случаи наложения клейм людям достаточно высокого статуса — изменникам и лжецам. Через это прошли в эпоху Екатерины II фальшивомонетчики Сергей Пушкин, офицер Фейнберг и барон Гумпрехт . Регистратор Шацкий за подлог был лишён всех чинов и клеймён как лжец.

К сожалению, из-за ошибок следствия иногда страдали невинные люди, что возмущало даже знать.

При Александре I после такого инцидента пострадавшим выдали особые бумаги, в которых говорилось о недействительности их клейм, и вдобавок, они получили вольные.

Уложение 1845 года интересно ещё и тем, что предписывало наложение клейма за богохульство и ложные присяги. Продержались эти порядки ровно 10 лет, так как в 1855 году указом Александра все телесные наказания были заменены заключением в тюрьму.

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/60569-kogo-kleymili-na-rusi.html

Ссылка на основную публикацию