Княжна тараканова, екатерина вторая — тайны и факты

Княжна Тараканова — две узницы Екатерины

История княжны Таракановой хорошо известна благодаря картине К Флавицкого, пьесе и фильму «Царская охота», другим произведениям.

Действительно благодатная тема — яркое, богатое событиями XVIII столетие, молодая авантюристка, путешествующая по Европе и выдающая себя за дочь российской императрицы Елизаветы, Екатерина II, всю жизнь крепко державшая в руках бразды правления, брат ее фаворита, флотоводец и политик граф Алексей Орлов, соблазняющий красавиц заманивающий ее на российский корабль, арест, допросы, Петропавловская крепость, смерть… Никто не сомневался, что «княжна Тараканова» — самозванка. Но так ли все было на самом деле?

Обстоятельства гибели женщины, именовавшей себя княжной Таракановой, — вымысел художника. Наводнение, которое изображено на картине, произошло 10 ноября 1777 г., через два года после ее смерти.

Обратимся к истории. Дочь Петра Великого, Елизавета, стала императрицей, когда ей едва исполнилось тридцать. Эта привлекательная, жизнерадостная женщина вскоре увлеклась молодым украинским певчим. Алексей Розум получил титул графа и фамилию Разумовский.

Сам он не блистал особыми талантами, в отличие от своего брата Кирилла. Но речь не о нем. Ходили слухи, что Елизавета обвенчалась с Алексеем. По одной версии, это произошло в 1742 г., в подмосковном селе Перово, подругой — в 1744 г., в Москве.

Считалось, что от этого брака родилась девочка, которую назвали Августа Тараканова (вероятно, от фамилии родственников Алексея Разумовского — Дараган). Разумеется, это был морганатический брак и дети от него не могли претендовать на престол.

Однако существовали обстоятельства, которые делали дочь Елизаветы опасной для Романовых.

В России в XVIII в. не было закона о престолонаследии, и недаром целый исторический период от смерти Петра I и до восшествия на престол Екатерины II назвали эпохой дворцовых переворотов. Да и сама Елизавета появилась на свет, когда ее родители вообще не были женаты.

Матерью императрицы была простая женщина — Марта Скавронская, позднее коронованная Петром и ставшая императрицей Екатериной I. Елизавета пришла к власти в результате переворота, а ее наследник — племянник Петр III был свергнут собственной женой Екатериной II и через несколько дней убит. Поэтому Екатерина II, став императрицей, имела все основания опасаться потомков Елизаветы Петровны.

И когда в 1774 г. в Европе появилась женщина, называвшая себя дочерью Елизаветы, императрица поняла, что надо принимать меры.

Кем была эта авантюристка на самом деле, неизвестно. Одни называли ее дочерью пражского трактирщика, другие — нюрнбергского булочника, но это маловероятно — девушка была образована, обладала хорошими манерами, знала европейские языки.

Она имела много поклонников, путешествовала по Европе под разными именами — Франк, Шель или Тремуй. В 1772 г. авантюристка приехала в Париж, сначала назвавшись султаншей Али-Эмите, потом принцессой Азовской Элеонорой, а потом — русской принцессой (княжной) Елизаветой Владимирской.

На самом деле в России никогда не существовало князей Владимирских, и серьезно к ней никто не относился, но вдруг она стала выдавать себя за дочь Елизаветы Петровны. А в России шла невиданная по масштабам крестьянская война — Пугачевский бунт.

Авантюристка не нашла ничего лучшего, как назваться еще и сестрой Пугачева, выдававшего себя за Петра III. Новоявленная княжна Тараканова объявила себя претенденткой на русский престол. Так она оказалась в гуще большой политики, что привело в конце концов к ее гибели. В начале 1774 г.

Тараканова перебралась в Венецию, потом отправилась в Стамбул, чтобы найти поддержку у турецкого султана. Корабль, на котором она плыла, выбросило на берег близ Рагузы (Дубровника).

Авантюристка обосновалась в этом городе. Ее игра становилась все более серьезной — молодая женщина рассылала письма султану, графу Панину и знаменитому флотоводцу Алексею Григорьевичу Орлову-Чесменскому, брату бывшего фаворита Екатерины Григория Орлова.

Самозванка даже представила подложное духовное завещание Елизаветы, рассказывала о том, что жила с матерью до девяти лет, а потом была увезена в Персию. В конце 1774 г. «княжна Тараканова» перебралась в Ливорно. Туда как раз прибыл российский флот под командованием адмирала Грейга.

Граф Орлов-Чесменский, выполняя поручение императрицы, обольстил самозванку, притворился ее сторонником, предложил ей руку и сердце и заманил на корабль. Тут она и была арестована адмиралом Грейгом.

В мае 1775 г. несчастную женщину доставили в Петропавловскую крепость. Ее долго допрашивали, опасаясь — а вдруг слухи о дочери Елизаветы окажутся правдой? Самозванка сообщала о себе противоречивые сведения, потом призналась, что ничего не знает о своем происхождении. Она умерла от чахотки 4 октября 1 775 г., и личность ее осталась неизвестной.

Тем не менее история дочери Елизаветы на этом не завершилась. Десять лет спустя в московский Ивановский женский монастырь доставил и женщину лет сорока, которую звали у Августа Матвеевна Тараканова. По приказу Екатерины II ее постригли в монахини под именем Досифеи. У нее были особые покои из двух комнат и отдельное помещение для келейницы (прислужницы).

На содержание Досифеи отпускалась особенная сумма из казначейства. Сначала она общалась только с игуменьей, своим духовником и московским купцом Филиппом Шепелевым. После смерти Екатерины ее стали навещать знатные люди, в том числе митрополит Платон. Досифея была красивая, худощавого телосложения, спокойная и набожная, занималась благотворительностью.

Была ли она настоящей дочерью Елизаветы? Точных доказательств этого не найдено. Но государственное содержание, визиты влиятельных людей и портрет Елизаветы, который Досифея хранила у себя, могут служить косвенным подтверждением такой версии. А обстоятельства смерти Досифеи делают предположение о ее происхождении еще более правдоподобным.

Она провела в монастыре всю жизнь, умерла в 1810 г. и была похоронена в Новоспасском монастре, в усыпальнице бояр Романовых, где погребали родственников правящего императорского дома. На похоронах присутствовали члены семьи Разумовских.

Поэтому вполне вероятно, что инокиня Досифея — дочь Елизаветы Петровны и внучка Петра Великого, поплатившаяся свободой за свое происхождение.

    51      

Источник: http://mir-znaniy.com/knyazhna-tarakanova-dve-uznitsyi-ekaterinyi/

Тайна княжны Таракановой

Российская история XVIII столетия одна из самых загадочных и не поддающаяся логическому осмыслению. Постоянные дворцовые перевороты и сам дух авантюрного, но вместе с тем галантного века, были поистине плодородной почвой для появления и утверждения талантливых писателей и живописцев.

Сама обстановка того времени давала массу материала для создания произведений, которые поражают своей красотой, гениальностью и таинственностью. Именно в это время появилась легенда о «княжне Таракановой». Настоящее имя и происхождение этой известной дамы так и остались тайной.

Впрочем, это собственно, и не удивительно, учитывая то, что эта красавица ничего особенного и сногсшибательного не совершила. Вот только известной она стала не под своим именем, а тем которым ее наделил автор одного из величайших произведений. Много домыслов и в описании судьбы героини.

Так не было венчания с Алексеем Орловым, который прямо из-под венца отдал свою молодую супругу на растерзание коварной и жестокой российской императрице Екатерине Великой. В отличие от знаменитой картины — «княжна» не погибла в каземате Петропавловской крепости во время наводнения.

Впервые с таинственной принцессой, но без упоминания ее имени, читатели встречаются на страницах книги «Жизнь Екатерины II, императрицы России» автор которой Жан Анри де Кастер французский писатель и дипломат. Книга впервые была публикована в 1797 году.

Естественно, по стародавней российской привычке, пользовавшаяся в Европе популярностью книга, была запрещена у нас, но, несмотря на запрет практически все образованные и интеллигентные русские современники с ее содержимым ознакомились.

За отсутствием издания собственных исторических книг, как правило, каждый запретный плод сладок. В данном случае книга де Кастера, который лично никогда не был в России, а все его повествования были лишь пересказом полученных данных из вторых, а то и третьих рук, в кругах российской интеллигенции пользовалась популярностью.

Это и понятно, ведь откуда бы обыватель настолько точно узнал о тайном браке и многочисленных незаконных детях, которых от всех прятала императрица Елизавета Петровна?

Зачитанные до дыр переписанные в ручную переводы книги французского писателя передавались из рук в руки по российским городам.

Из тогдашнего «самиздата» заинтересованные читатели узнавали, что например великий полководец Александр Суворов лично отрубил головы нескольким турецким янычарам, и предоставил их в качестве подтверждения своих побед своему командиру князю Григорию Потемкину.

Вот из такого в большей части выдуманного сочинения, в котором правда причудливо перемешалась с полуправдой и ложью, можно было познать о плоде появившемуся в результате любви императрицы Елизаветы Петровной и ее фаворита знаменитого Алексея Разумовского.

Жизнь принцессы если верить всему написанному была наполнена горечью от обид и обманов.

Сначала принцесса была игрушкой во внешнеполитической игре польского магната Радзивилла, а позже в Италии при помощи обмана она была схвачена князем Алексеем Орловым, от которого впоследствии родила ребенка, а сама умерла в каземате Петропавловской крепости, который был затоплен во время наводнения.

Де Кастер очевидно имел в виду наводнение 10 сентября 1777 года, настолько сильного, что привело к разрушению одной из стен Петропавловской крепости, и по Санкт-Петербургу ходили слухи, что утонули практически все заключенные.

Адольф фон Гельбиг, который при дворе Екатерины II исполнял секретаря саксонского посольства в своем нашумевшем произведении «Русские избранники со времен Петра I (1680) до Павла I (1800)» назвал загадочную персону дочерью Елизаветы и ее фаворита Ивана Шувалова.

Фон Гельбиг стал первым, кто в своем произведении упоминает о княжне, но уже с фамилией Тараканова, которую, кстати, она никогда не носила. Покорная княжна тихо и спокойно жила в Италии и совершенно не мечтала о восхождении на престол, а лишь страдала от отсутствия денег. Коварные русские офицеры оплатили все ее долги, чтобы завлечь девушку в западню.

Варвары насильно выслали княжну в Россию, где во время пребывания в шлиссельбургской тюрьме бедняжка скончалась. Бедняга отец не посмел рассказать правду дочери.

В 1859 году московский журнал «Русская беседа» опубликовал выдержки из писем аббата Роккатани о пребывании в Риме в 1775 году «неизвестной принцессы Елизаветы», которая именовала себя дочерью императрицы России Елизаветы Петровны и обращавшейся за помощью к польскому послу и папской курии.

Аббат в конце своего сообщения, заявляет, что он лично знаком с этой дамой, а также сообщил, что она выехала из Рима в Ливорно, где в это время на якоре стоял русский военный флот. В последующих номерах журнала так же были опубликованы копии донесений графа Алексея Орлова, который был командующим русским флотом в Средиземноморье.

В этих донесениях довольно подробно было описано, как был установлен контакт с самозванкой, а так же прилагалась копия рапорта об аресте «принцессы».

В 1777 году Михаил Лонгинов, историк русской литературы, написал о «жизни Елизаветы Алексеевны Таракановой», но так как ему мало что было известно, он цитировал одно «предание», которое гласило, что она погибла в тюрьме во время наводнения, а по другому, что она была погребена на территории Новодевичьего монастыря.

Было и много других публикаций, но настоящую славу и знаменитость этому имени принесла, не книга, а картина написанная молодым живописцем Константином Флавицким и выставленная в 1863 году. Свое полотно художник назвал — «Княжна Тараканова в Петропавловской крепости во время наводнения».

Многие уверены, что именно художник дал прекрасной девушке, величавшей себя большим количеством титулов и имен, фамилию Тараканова.

Михаил Логинов отметил неповторимое мастерство, с которым написано полотно, а так же его «прекрасный сюжет», но в то же время он стал первым, кто опроверг, по его мнению «ложное событие».

Свое мнение он аргументировал данными в рассказах к тому времени покойного чиновника — графа Дмитрия Блудова, который был председателем Государственного совета и одновременно президентом Академии наук.

В первой половине XIX века он лично готовил для императора Николая I обзор многочисленных секретных политических деяний имевших место во времена екатерининской эпохи. Он указал и точную дату кончины пленницы от чахотки — 4 декабря 1775 года, а это опровергает историю о смерти в результате наводнения 1777 года.

Автор к тому времени уже был полностью уверен в самозванстве никому не известной пражской трактирщицы, которая не знала русского языка и никогда не носила фамилию Тараканова.

Принимая во внимание эту историю, появилась информация о наличии еще более таинственных «брате и сестре Таракановых», которые возможно имели прямое отношение к дворянскому роду Разумовских и заключенных на пожизненное пребывание в монастыре. Несмотря на публикацию в 1867 году большого корпуса прежде секретных документов, которые проливали свет на личность самозванки и указывали все имеющиеся сведения о ней, прекрасный образ авантюристки продолжал приковывать к себе взгляды беллетристов.

О судьбе жертвы самодержавия в своем романе «Княжна Тараканова» (1883) написал Григорий Данилевский. В 1910 году по драме И.В. Шпажинского «Самозванка», был снят двадцатиминутный фильм, в котором иллюстрировалась картина Флавицкого.

В 1990 году на экраны вышла лента «Царская охота» снятая по одноименной пьесе Л.Г.

Зорина, где фаворит императрицы Алексей Орлов, пользуясь любовью которой к нему прониклась красавица Тараканова, выполняет приказ Екатерины II и арестовывает преступницу.

Словом, образ жертвы подлого самодержавного режима готов использованию, пусть уже и не в сложных политических играх. Хотя почему бы лишний раз не опорочить Россию и все существовавшие ранее ее государственные институты. Очевидно, что проще всего сделать это, используя в качестве примера жизнь и трагическую судьбу неотразимо красивой девушки.

У кого есть желание копаться в давно опубликованных архивных документах или прочитать все существующие версии, чтобы отделить правду от вымыслов, мифов и откровенного вранья? Взять на себя столь неблагодарную работу решился историк и писатель Игорь Курукин, который написал интересный обзор включив в него всевозможные гипотезы и реальный срез событий того времени. По его утверждению, женщина, которая представлялась как госпожа Али Эмете, Франк, Шелль, Тремуйль, княгиня Элеонора де Волдомир, графиня Пиннеберг, принцесса Азовская и просто Елизавета, но отнюдь не «княжна Тараканова», была типичной авантюристкой, а не внучкой Петра Великого.

Неизвестной остается и дата рождения самопровозглашенной «принцессы Елизаветы». Известно одно она не знала ни русский, ни польский язык, но прекрасно говорила по-немецки, а писать предпочитала по-французски. Сама она на следствии, проводимом в 1775 году, утверждала, что ей исполнилось 23 года. Исходя из простой математики год ее рождения — 1752.

Читайте также:  Греко-персидские войны - тайны и факты

«Однако указанная дата ничем не подтверждена, и очевидно, что, указывая возраст, арестантка Петропавловской крепости солгала, — замечает Курукин. — В записке 1773 года к министру курфюрста-архиепископа города Трир она сообщила, что год ее рождения 1745; следовательно, на тот момент ей было от роду 28 лет.

Так что сейчас мы можем только предполагать, что ей было от 20 до 30 лет».

Алексей Иванович Тараканов, генерал-майор Российской царской армии, действительно существовал, но ответа на вопрос мог ли он взять под свою ответственность воспитание незаконнорожденного ребенка императрицы и впоследствии дать ему свое имя остается загадкой.

Известно, что до ноября 1742 года он проходил службу в Кизляре, после этого по переводу служил в Москве. По истечению некоторого времени ему был предоставлен двух летний отпуск и как свидетельствуют документы, в 1750-х годах на действительной службе он не состоял.

Императрица Екатерина ІІ в своих письмах к следователю Голицыну княжну Тараканову называла — «побродяжка» и «авантюриера» и указывала, что она не имеет ничего общего с настоящей «принцессой Елизаветой».

В заключительной части биографии «княжны Таракановой» автор сделал следующий вывод: «Узница Петропавловской крепости затмила собственной персоной ту, по отношению к которой власти и различные исследователи, пожалуй, имели гораздо больше оснований для волнений.

Речь идет о таинственной монахини Досифеи — предполагаемую дочь российской императрицы Елизаветы и графа Алексея Разумовского, которая родилась примерно в 1746 году.

Всю свою жизнь она провела в почетной изоляции за стенами московского Ивановского монастыря и похороненную в родовом склепе бояр Романовых на территории Новоспасского монастыря. Но история законопослушной отшельницы не столь авантюрна. В ее жизни не было ни уголовного дела, ни бурных страстей, ни приключений, возможно, поэтому о ней нет упоминаний в красивых легендах».

Подпишитесь на нас

Источник: http://tainoe.info/tayna-knyazhny-tarakanovoy.html

Легенда о «княжне Таракановой»

Зигзаги российской истории XVIII столетия с ее постоянными дворцовыми переворотами, самый дух авантюрного галантного века, помноженные на талант писателей и живописцев, создали легенду о «княжне Таракановой«.

Подлинное имя и происхождение этой дамы так и остались тайной, что, собственно, и не удивительно, поскольку эта красавица ничего не совершила. Вот только имя, под которым ее запомнили в истории, — она никогда не употребляла сама.

И вопреки известной картине — «княжна» не погибла во время наводнения в каземате Петропавловской крепости…

Первое упоминание о таинственной принцессе (без упоминания ее имени) встречается на страницах книги французского дипломата и писателя Жана Анри де Кастера «Жизнь Екатерины II, императрицы России» (Vie de Catherine II, impératrice de Russie), которая вышла в 1797 году.

Естественно, по стародавней российской привычке, книга была запрещена у нас, хотя ее читали все образованные русские современники.

За отсутствием собственных исторических книг и потому, что запретный плод сладок, книга де Кастера, который сам никогда не был в России и только пересказывал полученное из вторых, а то и третьих рук, пользовалась популярностью.

Откуда бы обыватель смог узнать о тайном браке и незаконных детях императрицы Елизаветы Петровны? 

По российским городам и весям ходили зачитанные до дыр переводы труда французского писателя.

Из тогдашнего «самиздата» читатели узнавали, что военачальник Александр Суворов лично рубил головы турецким янычарам, чтобы высыпать их из мешка у ног своего командира князя Григория Потемкина.

Вот из такого сочинения, где правда причудливо перемешалась с неправдой, полуправдой и ложью, можно было узнать о плоде любви императрицы Елизаветы и ее фаворита Алексея Разумовского. 

Самозваная принцесса Володимирская. Мраморный барельеф, предполагаемый прижизненный портрет

Сначала принцесса стала игрушкой в политических играх польского магната Радзивилла, а потом в Италии обманом была схвачена Алексеем Орловым, от которого родила ребенка, а сама погибла в каземате Петропавловской крепости во время наводнения. Автор имел в виду сильное наводнение 10 сентября 1777 года, во время которого рухнула часть стены Петропавловской крепости, и по столице ходили слухи, что утонули заключенные. 

Бывший секретарь саксонского посольства при дворе Екатерины II Георг Адольф фон Гельбиг в своей нашумевшей книге «Русские избранники со времен Петра I (1680) до Павла I (1800)» объявил загадочную персону дочерью императрицы Елизаветы и ее другого фаворита Ивана Шувалова. Возможно, он был первым, кто присовокупил к титулу княжны фамилию Тараканова, которую она никогда не носила.

Кроткая княжна тихо жила в Италии и вовсе не мечтала о престоле, а лишь страдала от отсутствия средств. Коварные русские офицеры уплатили ее долги, чтобы заманить девушку в ловушку. Варвары отправили княжну в Россию, где бедняжка скончалась в шлиссельбургской тюрьме. Несчастный отец не посмел открыться дочери. 

В 1859 году в московском журнале «Русская беседа» появились выдержки из писем итальянского аббата Роккатани (составлены в 1820-х годах) о пребывании в Риме в начале 1775 года «неизвестной принцессы Елизаветы», именовавшей себя дочерью российской императрицы Елизаветы Петровны и искавшей поддержки у польского посла и папской курии. В конце своего сообщения аббат, лично знакомый с этой дамой, сообщал, что она выехала в Ливорно, где стоял на якоре русский военный флот.

В журнале публиковались копии донесений командующего русским флотом в Средиземноморье графа Алексея Орлова об установлении контактов с самозванкой и рапорт от 14 (25) февраля 1775 года о ее аресте. О судьбе «принцессы» составители не знали и предполагали, что она умерла в заключении. 

В том же году историк русской литературы Михаил Лонгинов писал о «жизни Елизаветы Алексеевны Таракановой», о которой ему мало что было известно. Автор цитировал одно «предание», гласившее, что она погибла во время наводнения в тюрьме, а по другому — была погребена в Новодевичьем монастыре.

Были и другие публикации, но настоящую славу этому имени принесла, выставленная в 1863 году, картина молодого живописца Константина Флавицкого «Княжна Тараканова в Петропавловской крепости во время наводнения».

Именно художник дал красавице, величавшей себя десятком имен и титулов, фамилию Тараканова. 

Отметив мастерство, с которым написана картина, и «прекрасный сюжет» полотна, Михаил Лонгинов первым опроверг «ложное событие».

Он основывался на рассказе к тому времени уже покойного сановника — председателя Государственного совета и по совместительству президента Академии наук графа Дмитрия Николаевича Блудова.

В первой половине XIX века он готовил для Николая I обзор многих секретных политических дел екатерининской эпохи. Он и назвал точную дату смерти пленницы от чахотки — 4 декабря 1775 года, задолго до наводнения 1777 года.

Писатель к тому времени уже не сомневался в самозванстве безвестной пражской трактирщицы, не знавшей русского языка и никогда не носившей фамилию Тараканова. В связи с этой историей появилась информация о существовании еще более загадочных «брате и сестре Таракановых», якобы имевших прямое отношение к роду Разумовских и безвыходно пребывавших в монастыре.

Несмотря на то что в 1867 году был опубликован большой корпус прежде секретных документов, проливающих свет на личность самозванки и сведения о ней, образ прекрасной авантюристки продолжал притягивать к себе беллетристов.  

Жертва самодержавия в романе Григория Данилевского «Княжна Тараканова» (1883). Двадцатиминутный фильм, снятый в 1910 году по драме И.В. Шпажинского «Самозванка (княжна Тараканова)», иллюстрирующий картину Флавицкого.

В 1990 году выходит лента «Царская охота» по одноименной пьесе Л.Г.

Зорина и многочисленным постановкам Театров имени Моссовета и имени Вахтангова, где фаворит императрицы Орлов, пользуясь любовью к нему красавицы Таракановой, выполняет приказ Екатерины II по пленению преступницы.  

Словом, образ жертвы гнусного самодержавного режима готов к применению, пусть уже и не в политических целях. Хотя почему бы лишний (лишний ли?!) раз не опорочить Россию и ее государственные институты.

Лучше всего сделать это можно на примере жизни неотразимо красивой молодой женщины.

Для литераторов тут тоже поле, на котором уже кто только не повалялся, включая Зорина и Радзинского: интриги сильных мира сего, любовь, обманутая красавица, государственный муж, мужчина-подлец и т.д.  

Г. Сердюков. Портрет неизвестной. По утверждению владельца картины П. Ф. Симсона, на ней изображена княжна Тараканова

Кому охота заглядывать в давно опубликованные архивные документы или прочитать все версии, чтобы отделить истину от вымыслов и мифов. Такую неблагодарную работу проделал писатель и историк Игорь Курукин, давший интересный обзор всевозможных гипотез и реальный срез событий.

По его мнению, женщина, которая именовала себя госпожа Франк, Шелль, Тремуйль, Али Эмете, княжна Элеонора де Волдомир, принцесса Азовская, графиня Пиннеберг и просто Елизавета, но никогда «княжна Тараканова», была обыкновенной авантюристкой, а не ребенком от морганатического брака дочери Петра Великого с кем-либо из фаворитов. 

Точная дата рождения «принцессы Елизаветы», которая не знала ни русского, ни польского языков, но хорошо говорила по-немецки и предпочитала писать по-французски, неизвестна. Сама она на следствии в 1775 году утверждала, что ей 23 года. Получается, она родилась в 1752 году.

«Однако эта дата ничем не подтверждена, и похоже, что, указывая возраст, узница Петропавловской крепости лукавила, — замечает Курукин. — В письме 1773 года к министру трирского курфюрста-архиепископа она сообщила, что родилась в 1745 году; следовательно, тогда ей было от роду 28 лет, а ко времени начала следствия — и все тридцать.

Так что сейчас мы можем лишь говорить, что ей было от 20 до 30 лет». 

Генерал-майор Алексей Иванович Тараканов действительно существовал, но мог ли он взять на воспитание ребенка императрицы и дать ему свое имя? Он был послан в Кизляр, где пробыл до ноября 1742 года, после этого служил в Москве, потом получил отпуск на два года, а в 1750-х годах не состоял на действительной службе.  

«Тараканова Августа (принцесса, в иноцех Досифея)»

«Побродяжка», или «авантюриера», как ее аттестовала в письмах к следователю Голицыну сама Екатерина, не имела ничего общего с реальной «принцессой Елизаветой». Автор биографии «княжны Таракановой» делает вывод:

«Пленница Петропавловской крепости затмила своей персоной ту, в отношении которой власти и исследователи, пожалуй, имели больше оснований для волнения: таинственную монахиню Досифею — предполагаемую дочь императрицы Елизаветы и Алексея Разумовского, родившуюся около 1746 года, проживавшую в почетной изоляции в московском Ивановском монастыре и похороненную в родовой усыпальнице бояр Романовых в Новоспасском монастыре.

Но история законопослушной затворницы не столь авантюрна, нет в ней ни бурных страстей, ни приключений, ни уголовного дела — вот и не сложилась красивая легенда».

Источник: http://www.softmixer.com/2013/07/blog-post_2114.html

Княжна Тараканова

История княжны Таракановой является своеобразной пародией на русскую историю восемнадцатого века. Это была эпоха дворцовых переворотов, обоснованных или незаконных притязаний на императорский престол, время политических авантюр и интриг.

История княжны Таракановой начинается начале 70-х годов 18 столетия, когда в Европе неожиданно появляется молодая и ослепительно красивая женщина, которая вела роскошный образ жизни и рассказывала различные истории о своем высоком происхождении. Она бывала в Лондоне и Берлине, в Генте и Париже.

Называлась то княжной, то султаншей, то графиней, присваивая имена не только чужие, но даже и вымышленные. Например, представлялась принцессой Азовской или же представительницей князей Владимирских, рода богатого и могущественного, но никогда не существовавшего.

Все эти сказки не только тешили самолюбие красавицы, но также давали ей доступ в высшие круги, где она легко заводила богатых поклонников, беззастенчиво используя их чувства и кошельки. Кроме того, иные банкиры охотно ссужали знатной иностранке, привыкшей жить на широкую ногу, но временно оставшейся без средств, довольно крупные суммы денег.

Впоследствии им можно было только посочувствовать. Преследуемая кредиторами, она перебиралась на новое место, и все начиналось заново. Никому так и не удалось достоверно выяснить ее настоящее происхождение.

Некоторые исследователи считают, что она была дочерью простых людей, но эта версия частично опровергается ее изысканными манерами, хорошим образованием и знанием нескольких языков. В те времена простолюдинке трудно было «прикинуться» в высших кругах прирожденной аристократкой.

Как бы то ни было, в 1774 году судьба столкнула авантюристку с польскими конфедератами во главе с князем Радзивиллом. Трудно сказать, сама ли она, впечатлённая отголосками славы Пугачева, назвавшегося Петром Третьим, решила выдать себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны

или же эта идея пришла в голову ее польским друзьям, но женщина объявила себя законной наследницей русского престола. Между тем, правила в то время императрица Екатерина Вторая, которая получила впоследствии почетное и заслуженное звание Великой.

Тем не менее, законность ее прав на престол была более чем сомнительна. Подобно многим в истории России, она пришла к власти с помощью вооруженного мятежа и власть эта впоследствии неоднократно, хотя и безуспешно оспаривалась.

Князь Радзивилл, в свою очередь, был яростным сторонником внутренней и внешней самостоятельности Польши и боролся за сохранение всех прав и привилегий польского дворянства.

Поэтому российская императрица вместе с подконтрольным ей королем Речи Посполитой Станиславом-Августом Понятовским были его главными политическими противниками. И он постарался использовать обаятельную и находчивую самозванку в своих антироссийских интригах.

Итак, вместе со своими польскими друзьями она отправляется в Венецию, а оттуда собиралась переправиться в Константинополь, но сумела добраться только до Рагузы.

Там княжна Тараканова пишет письмо турецкому султану, давнему недругу России, где излагает свои претензии на престол и планы завладения им с помощью «своего брата» Пугачева. Помимо этого, она демонстрировала всем «завещание» императрицы Елизаветы Петровны, разумеется, составленное в пользу «дочери».

Среди множества лиц, к которым княжна Тараканова обращалась за помощью, был и граф Алексей Орлов, один из знаменитых братьев Орловых, сыгравших важнейшую роль в восшествии Екатерины Второй на престол.

Теперь он был в опале и находился в Италии вместе на одном из кораблей российского флота. Авантюристка просила его о поддержке, взамен обещая всяческие блага. Через некоторое время они встретились. Орлов был очарован, пленен красотою «наследницы».

Граф не просто готов был оказать ей помощь, он предложил ей руку и сердце.  Приглашенная возлюбленным, княжна Тараканова взошла на борт одного из российских кораблей, стоявших в Ливорно.

Почести ей были оказаны царские, салют, громогласное «Ура!!», но…

Привыкшая обманывать других, на этот раз самозванка была обманута сама. Орлов «купился» не на ее красоту, не на «наследные права», а на возможность  вновь обрести расположение императрицы Екатерины Второй. Мошенница была арестована и переправлена в Россию. Там она была помещена в Петропавловскую крепость и подвергнута допросу князем Голицыным.

В показаниях своих авантюристка путалась, постоянно их меняла, а вскоре выяснилось, что пленница смертельно больна чахоткой. Она умерла 4 декабря 1775 года, так и не открыв тайну своего рождения, каковую, впрочем, и сама, возможно не знала. Так закончилась жизнь этой женщины, которую мы знаем как княжну Тараканову, чему немало поспособствовала знаменитая картина К.

Д. Флавицкого.

Читайте также:  Пескоструйное оборудование - тайны и факты

Между тем, она, хотя и представлялась дочерью покойной императрицы Елизаветы, но никогда не называлась княжной Таракановой.

Откуда было ей знать тонкости родословных российского дворянства? Это ей-то, утверждавшей, что зовущийся Петром Третьим Пугачев – ее брат! Но княжна Тараканова, дочь Елизаветы Петровны существовала на самом деле.

 Дитя брака императрицы и Алексея Разумовского, она жила в это время за границей, но никаких претензий на престол предъявляла. Звали настоящую княжну Тараканову Августой.

Впрочем, через десять лет после смерти самозванки, Екатерина Великая распорядилась привезти ее обратно в Россию и заточить в московский Ивановский монастырь. Так княжна Августа Тараканова стала инокиней Досифеей. Она жила в уединении и праведности и умерла в 1810 году.

Источник материала сайт «История России»

Источник: http://azbukivedi-istoria.ru/board/zagadki_istorii/knjazhna_tarakanova/3-1-0-179

Знаменитая княжна Тараканова, о которой ничего не известно

О галантном и авантюрном XVIII веке написаны сотни приключенческих романов. Неудивительно: эта эпоха способна еще долго подкидывать головокружительные сюжеты. Девушка без роду-племени, скрывавшая своё настоящее имя, поставила на уши несколько европейских дворов и чуть не взбаламутила всю мировую политику – такую интригу трудно придумать даже самому остроумному романисту.

Достоверно об этой женщине известны только дата и место её смерти, а также описание внешности, оставленное Алексеем Орловым: «Росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, а глаза имеет большие и открытые, цветом тёмно-карие, косы и брови тёмно-русые, а на лице есть и веснушки». Ни дата рождения, ни происхождение, ни даже настоящее имя этой красотки неизвестны.

Предполагают, что родилась она между 1745 и 1753 годами. Современники считали, что она дочь то ли нюрнбергского булочника, то ли пражского трактирщика, то ли польского еврея. Имена себе она придумывала сама, чаще всего добавляя к ним пышные титулы, и использовала их за свою недолгую жизнь великое множество. Именем княжна Тараканова её впервые назвали в печати спустя 20 лет после её смерти.

Первые упоминания о будущей претендентке на российский престол появились в европейских сплетнях и пересудах в конце 1760-х годов.

Юная красавица — явно с пониженной социальной ответственностью — бороздила Европу, с легкостью перемещаясь из страны в страну, кружа головы мужчинам и облегчая их кошельки.

Девушка была образована, знала несколько языков, разбиралась в искусстве и обладала светскими манерами, поэтому знатность её происхождения, которым она любила козырять, не вызывала сомнений.

Наиболее вероятный портрет княжны Таракановой

Сперва она охмуряла наследников богатых купеческих семейств, но вскоре начала крутить романы с представителями европейской аристократии. Самой завидной её добычей стал 36-летний граф Филипп Фердинанд фон Лимбург-Штирум.

Он влюбился в юную авантюристку без памяти, специально для неё купил графство Оберштейн и усиленно предлагал ей руку и сердце.

Видимо, спокойная жизнь в заштатном немецком графстве показалась Таракановой (будем называть её так) скучной: жениха она не отталкивала, благосклонно принимала его внимание и подарки, но замуж не торопилась.

В 1772 году, незадолго до знакомства с Лимбургом, она впервые назвалась «княжной Володимир». Это искаженное на парижский манер название русского города в вымышленном титуле заставляет предположить, что девушка уже тогда положила глаз на бескрайние просторы Российской империи.

На красавицу со славянским титулом обратили внимание знатные поляки — те, кто проиграл и потерял свои владения в результате недавнего раздела Речи Посполитой.

По Европе поползли слухи о том, что в невестах у графа Лимбурга ходит истинная наследница русского престола, дочь императрицы Елизаветы Петровны от тайного брака с графом Алексеем Разумовским.

Сперва, новоявленная принцесса отказывалась от публичных комментариев, но слухи множились, и вскоре ей пришлось признать «очевидную истину»: да, настоящая Императрица Всероссийская именно она, а занимающая её законный трон Екатерина II — наглая узурпаторша.

В российских реалиях «княжна Владимирская» разбиралась слабо, чтобы её не уличили в этом, была придумана красивая легенда. Мама-императрица назвала её Лизой, в свою собственную честь. До девяти лет она росла при дворе любимой маменьки.

Пётр III должен был быть всего лишь регентом до её совершеннолетия, но зловредно обманул девочку и забрал корону себе. С помощью верных соратников малютке удалось бежать в Персию, где она получила образование во дворце знатного вельможи.

Со своим персидским благодетелем Лиза переехала в Лондон, где их пути почему-то разошлись. Ну, а дальше — хождение по европейским дворам, сокрытие своего происхождения и скорбь по поводу положения дел на несчастной родине, томящейся под гнётом Екатерины II.

Первые известия, дошедшие до Европы о начавшемся восстании Пугачева, добавили в эту сказку несколько новых штрихов. Вождь восставших — её старший брат, воюющий за возвращение трона их семейству.

Смешно, но некоторые покупались. Претендентку на престол охотно принимали в знатных домах, ей легко одалживали большие суммы, она завела обширный двор, с которым перемещалась по Европе. Её легенду охотно поддержали обиженные поляки, составившие большую часть её свиты.

В 1774 году новости о самозванке дошли до Петербурга. Екатерине, обеспокоенной разгулом в Поволжье своего лжемужа Петра III, очень не понравилось появление еще одной лжеродственницы.

Тем более что Тараканова и её сторонники-поляки рассказывали всем, что их притязания поддерживают Швеция и Пруссия и что они собираются писать письмо турецкому султану, призывая того объявить войну незаконной правительнице России.

Кроме того, мнимая наследница начала охотно демонстрировать поддельное завещание императрицы Елизаветы, по которому власть передавалась несуществовавшей дочери.

Алексей Орлов

Решать возникшую из ниоткуда проблему престолонаследия пришлось Алексею Орлову, командовавшему русской средиземноморской эскадрой, которая базировалась в итальянском Леворно. Орлов встретился с Таракановой в Пизе и притворился, что без оглядки влюбился в её красоту.

На всякий случай, чтоб в Петербурге не заподозрили чего-то недоброго, каждый свой комплимент флотоводец тщательно согласовывал лично с Екатериной.

После долгих уговоров авантюристка согласилась посетить русскую эскадру — Орлов убедил её, что все моряки как один готовы присягнуть ей на верность и отстаивать её права на престол до последней капли крови.

На палубе русского флагмана «Святой великомученик Исидор» выстроился почетный караул, остальные корабли дали в честь «принцессы Елизаветы» артиллерийский салют.

Через несколько часов возмутительница спокойствия была арестована, а эскадра, спешно снявшись с якоря, рванула в Кронштадт.

Пока флот огибал Европу, дом авантюристки в Пизе тщательно обыскали русские агенты, и весь архив был отправлен в Петербург посуху.

По прибытии в Россию Тараканову и несколько человек её свиты закрыли в Алексеевский равелин Петропавловской крепости и подвергли тщательным допросам. Вопросы для них составляла сама Екатерина.

Несколько сопровождавших авантюристку поляков быстро раскололись и заявили, что никогда не считали её дочерью русской императрицы. Однако сама «княжна Владимирская» не шла на сделку со следствием.

Она уже не утверждала, что родилась в императорском дворце, но упорно твердила о своем рождении в Санкт-Петербурге в каком-то знатном семействе, о бегстве в Персию и прочих приключениях. От этой версии она не отступила даже на исповеди.

4 декабря 1775 года заключенная, чья подлинная личность так и осталась неизвестной, умерла от чахотки, которой заболела еще в Италии. Тело безо всяких обрядов похоронили во дворе крепости.

Княжна Тараканова. Картина Константина Флавицкого

Про девушку, оставшуюся в истории как «княжна Тараканова», написано несколько научных монографий и приключенческих романов. Её судьбе посвящены театральные пьесы и художественные фильмы.

Но большинство при её имени вспоминают знаменитую картину Константина Флавицкого, написанную в 1867 году: женщина в красном платье, в ужасе закинувшая голову, стоит на кровати в тюремной камере, а вода уже подбирается к её ногам.

На самом деле наводнение, затопившее казематы Петропавловской крепости, произошло через полтора года после смерти Таракановой. Ирония судьбы: широкая публика знает о судьбе так и оставшейся неизвестной женщины, только то, что на самом деле с ней никогда и не происходило.

автор: Дмитрий Карасюк

источник: diletant.media

Источник: https://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/mir-vokrug/znamenitaya-knyazhna-tarakanova-o-kotoroj-nichego-ne-izvestno.html

Княжна Тараканова

Екатерина Вторая была чемпионкой по самозванцам, явившимся со своими претензиями на трон. Почему? Потому, что  сама была самозванкой, и еще потому, что в ее времени было несколько оборванных

императорских линий.

Несчастный Иван Антонович, погибший в Шлиссельбурге, откликался много раз в разных местах России. Этого «призрака»

Екатерина Вторая не боялась6 так он был эфемерен.

«Призрак» Петра Третьего доставил ей немало
хлопот и вошел в историю вместе с нею под именем Емельяна Пугачева.

Но самым загадочным, необъяснимым и весьма
привлекательным «призхраком» была женщина — претендентка на русский трон.

Она испугала Екатерину Вторую не менее, чем
Пугачев.

Сюжет таков:в начале 70-х годов в европе возникла женщина, оюъявившая себя дочерью покойной императрицы Елизаветы Петровны, имеющей бумажное свидетельство, и преденденткой на престол, где сидит незаконная императрица екатерина Втроая. У женщины появились союзники.

Граф алексей орлов по приказу Екатерины Второй заманид «княжну2 на свой корабль, и она вскоре предстала «пред светлыми очами» императрицы. Претендентка была заключена в тюрьму, где в 1775 году скончалась.

Кто она? откуда? Были ли у нее основания считать себя дочерью Елизаветы? Множество версий по сей день  будоражат если не

историческую науку, то просто людей, тщетно желающих знать истину.

Женщина мелькнула в истории, оставив за собой шлейф сплетен и загадок, начиная с имени. Княжна Тараканова, она же Дараган, принцесса Али Эмтте Влодиму, княжна Азовская — потомок княза Владимира Крестителя, графиня Силинская, монахиня Досифея и, наконец, дочь императрицы

Елизаветы.

Внешность ее, во всех описаниях сводившая с ума знаменитых и богатых мужчин, разноречива. Одни описывают голубоглазую красавицу с пышными пепельными волосами, как две капли воды похожую на императрицу

Елизавету, другие  утвердают иное.

Все слухи, сплетни, легенды о «княжне
Таракановой» можно свести к трем предположениям.

Первое: она подлинная дочь Елизаветы Петровны от
Алексея Разумовского или от кого-то другого.

Второе: она — авнатюристка-иностранка, одиночка, возмечтавшая о русском престоле, на котором сидит самозваная императрица, тоже

иностранка.

Третье: она — женщина русского знатного, возможно царского, происхождения, чья-то незаконная дочь, использованная кем-то  в своих

политических интересах.

Каждая из версий имеет множество вариаций.

Третья версия — самая вероятная. Воспитанная за границей, но помнящая свое происхождение, весьма вольного поведения особа, родом из России, меняет богатых поклонников, пока не встречает, что достоверно, знатного польского князя Михаила Огинского, знаменитого изгнанника, сторонника

независимости Польши. .

ее возят по Европе, оказывают почести, как государыне, она раздает обещания, от которых у польских изгнанников кружится голова. 1774 год. Она собирается плыть в Константинополь на воссоединение с турецким войском.

И тут-то ей дают неосторожный совет: в Ливорно стоит со своей эскадрой  Близкий друг Екатерины Второй граф Алексей второй.  Он переживает не лучшее время — Екатерина Вторая дала отставку его брату, фавориту Григорию Орлову.

Желая отомстить императрице, граф Алексей должен захотеть использовать

«дочернюю версию с польским следом в ней».

Начались переговоры с претенденткой. Граф сообщил
ей, что он готов соединить усилия.

она получила от Орлова приглашение навестить его в Пизе. Встреча вылилась в подобие страстного чувства со стороны орлова. Он был готов на все. Сделал предложение.

На ливорнском рейде собирался устроить показательное морское сражение в день обручения с будущей императрицей.

Остальное хорошо известно: торжественная встреча на корабле, но вмиг — исчезновение Орлова, ее заточение в каюте — корабль берет курс  к русским

берегам.

Кем бы 2княжна» не была, испуг Екатерины мог быть чисто политическим: перед польской интригой, перед возможностью нового «царевича Дмитрия», перед досадной помехой накануне заключения мира с Турцией. Борису

годунову не хватило смекалки выловить самозванца, Екатерина Вторая смогла.

Что-то необъяснимо влекущее слышится в тане «княжны Таракановой». Даже фамилия звучит раскошно, а ведь таракан — противное насекомое. Есть, правда, легенда, что фамилия произошла  не от нашего домашнего

недруга, а от некоего южного помещика Дарагана.

Секрет притягательности фамилии, видимо, сокрыт в самой этой печальной, жалкой и трогательной истории, у которой есть начало, есть

конец, но нет середины.

Впрочем, если еще при жизни княжна Тараканова была легендарной личностью, то неудивительно, что и после кончины про нее рассказывают легенды. Трудно примириться с тем, что знаменитая авантюристка вот так просто взяла и канула в вечность…

http://youtu.be/K8OWdSBroP8

Чарли Чаплин новичок

  • Активность: 5028
  • Репутация: 0

Чарли Чаплин новичок

Источник: https://obiskusstve.com/157005864422607478/knyazhna-tarakanova/

Произведение «Княжна Тараканова»

Про Эдварда Радзинского, наверное, слышали все. Это сейчас его не видно, а раньше на ТВ постоянно мелькал. Но о том, что он публицист, я и не подозревала. А точнее, не интересовалась.

История мне интересна давно, хотя далеко не всё, скорее, некоторые отдельные её страницы, а про остальное лишь общее представление. И очень я порадовалась, наткнувшись в библиотеке на эту книгу.

Во-первых, правление Екатерины – время интересное; во-вторых, про княжну Тараканову я, конечно, знаю, но никогда всерьёз не интересовалась этой историей. И за книгу, конечно, ухватилась.

Сразу скажу, она не лишена недостатков. Но об этом позже. Сначала о плюсах.

Для любительницы исторической литературы – это, в определённом смысле, находка. Книга помогла кое- что прояснить и упорядочить в знаниях о той эпохе, не считая многих новых для меня сведений.

Множество исторических личностей: Екатерина Вторая, братья Орловы, Иосиф де Рибас, Иван Христинек, сама самозванка (Али Эмете, принцесса Володимирская, Елизавета Вторая Всероссийская – как только её не назывыли), адмирал Грейг, Галицын и другие министры, Родзивилл и Доманский, и множество других.

Широкая география событий – от Италии до Москвы и Петербурга – так же меня очень радует.

Читайте также:  Предварительный заказ трансфера для поездок из аэропорта дюссельдорфа - тайны и факты

Радует, как динамично развиваются события. Минимум описаний, рассуждений, кое где с юмором, удобно для восприятия напечатан текст – крупный, с промежутками между абзацами.

Про княжну Тараканову, повторюсь, никогда ничего специально не читала, так что её история оказалась для меня вдвойне интересной. Автор опирается на многие исторические факты и документы, но не обходится и без домыслов и предположений, так как в истории княжны вообще очень много неясного. Ведь даже то, как её настоящее имя, осталось тайной.

А сама она рассказывала такие фантастические вещи, что голова идёт кругом. Тут вам и Россия, и вся Европа, и Персия в придачу. Эдакая роковая женщина, хорошо образованная, умная, разорившая кучу мужчин, но умудрявшаяся выкручиваться из неприятностей раз за разом.

Под конец, собрав всё вместе, Радзинский приводит свою версию того, почему эта женщина решилась на притязания на российский престол, и как увязать её рассказы со слухами о дочери Елизаветы Петровны и Алексея Розумовского.

Что ж, выдвинутая им версия правдоподобна, и если у императрицы Елизаветы действительно была дочь, увезённая за границу, и если её судьба сложилась так, или почти так, как описывает Радзинский, то эта девушка единственная, кого по-настоящему жалко во всей этой истории.

Теперь о том, что мне не понравилось. Возможно, я переела в последнее время любовных историй, может просто не то настроение, но некоторый перебор автором в мелодраматической части меня изрядно коробил. Это всё же историческое произведение, а не любовный роман.

Так получилось, что как раз дочитав книгу, и «роясь» по этой теме в Интернете, я наткнулась на мюзикл Московского театра оперетты «Граф Орлов» как раз о поимке самозванки. Глянула мельком, на перемотке. Что ж, стоит посмотреть. Но мюзикл, это мюзикл, это не книга.

Я не говорю, что между Алексеем Орловым и княжной (княжной Таракановой её при жизни никогда и не называли, вообще-то) не могла вспыхнуть любовь, в жизни всякое случается, но многое зависит и от подачи. Не могу не вспомнить знаменитую рок-оперу «Юнона и Авось» и роман «Великий океан» Ивана Кратта.

Вот молодец автор: ни грамма сентиментальности вообще в романе, и в главе о визите в Калифорнию в частности, а всё равно на слёзы пробило.

А вот в театральном произведении лавстори воспринимается по-другому, можно простить и излишнюю экспрессию, и возможное несоответствие истории, если конечно качество постановки это искупает. А вот в книгах нужно сдержаннее, естественнее.

В общем-то, я нисколько не пожалела о прочтении. Много новых сведений, что меня дико радует. Было бы с кем обсудить.((( Отдельно остановлюсь на одном факте. Екатерина Великая была первой, кто в России привил себе оспу, получив в дар от врача, что сделал ей прививку, своих знаменитых левреток.

Нужно учесть, что сыворотка от этой болезни была только изобретена, и её последствия были неясными. Рисковала императрица, и сильно.

Книгу, не смотря на свои личные претензии, рекомендую. А то, что мне не понравилось, для кого-то может оказаться и плюсом.

Источник: https://www.livelib.ru/work/1002217435-knyazhna-tarakanova-edvard-radzinskij

Княжна Тараканова

Различные версии судьбы знаменитой самозванки составляют целые тома. А как сама она описывала свою жизнь? Кое-какие детали содержатся в ее малоизвестном письме, которое мы приводим ниже.

Княжна Тараканова, именовавшая себя княгиней Елизаветой Владимирской, — один из самых загадочных персонажей отечественной истории. Утверждая, что она дочь императрицы Елизаветы Петровны и Алексея Разумовского, княжна в 1774 году даже заявила о своих притязаниях на российский престол.

По приказу Екатерины II («поймать всклепавшую на себя имя во что бы то ни стало») женщина, объявленная самозванкой, была похищена в Ливорно Алексеем Орловым и привезена в Петербург. На следствии она не признала вины и не раскрыла своего происхождения.

Умерла в заключении в Петропавловской крепости в декабре 1775 года.

Существует множество версий происхождения княжны. Кто-то считает ее немкой, дочерью нюрнбергского булочника, кто-то — француженкой… Сама она долгое время выдавала себя за персидскую принцессу. По свидетельствам современников, она была образована, интересовалась искусством, прекрасно разбиралась в архитектуре и живописи, рисовала и играла на арфе.

В декабре 1774 года, незадолго до того как ее тайно перевезли в Россию, княжна пишет из Рима письмо английскому посланнику лорду Гамильтону, в котором просит его о помощи и дает собственную версию своей жизни.

Ниже публикуем отрывки из этого письма, находящегося в частной коллекции в Германии, приобретенном вместе с другими письмами княжны на аукционе «Кристи».

Из письма принцессы елизаветы лорду гамильтону

Когда Мсье де Разумовски приехал в Санкт-Петербург, молодой Пугачев был в его свите.

Моя мать Императрица Елизавета наградила Мсье Графа Разумовского Орденом Святого Андрея и назначила его великим Казачьим Гетманом и втайне вышла за него замуж. Мсье де Пугачев был назначен пажом Императрицы. Она поняла, что этот юноша обладал способностями к воинской науке, и отправила его в Берлин, где он получил образование и стал тем, кем является на сегодняшний день.

Между тем мать моя умерла. Мне было 8-9 лет, она оставила завещание в мою пользу, и Петр III должен был позаботиться о моем воспитании. Меня отправили в Сибирь, где я провела год.

Я уехала оттуда благодаря доброму участию некого священника. Он меня перевез в столицу Донских казаков, где меня спрятали друзья моего отца. В этом доме меня отравила какая-то гувернантка.

С помощью лекарств мне спасли жизнь и отправили меня в Персию к одному родственнику моего отца Мсье де Разумовского. < ..

> Он обеспечил мне отличное образование, приглашая для меня из заграницы учителей различных наук и искусств и различных языков…

Мой родственник отправил меня в Европу в сопровождении мудрого ученого человека, я пересекла территории всех наших Наций, как дикарей, так и крещеных, под самым строгим инкогнито я приехала в Берлин и оттуда во все германские княжества, по пути я склонила в свою пользу несколько полезных особ и решила ехать в Константинополь, чтобы лично вступить в переговоры с великим Сеньором. Все мои друзья горячо одобрили мое решение. В этих целях я направилась в Венецию, чтобы с Князем Радзивиллом ехать в Константинополь… Князь Радзивилл и я поехали в Рагузу, где Князь рассчитывал получить Султанский Указ. Мы прождали два месяца, ждали неделями, имея 80 человек свиты. В это же время пришла новость о заключении Мира. Какое решение принять в критические моменты?.. Я настаивала на том, что желаю ехать в Константинополь, но не могла туда ехать по причине того, что деньги у нас кончились, приходилось ждать, мы повсюду сталкивались с препятствиями, море, погода, длительное ожидание новых писем, которые приходили иногда через 6 недель, мы решили, что вынуждены принять другие меры…

Здоровье мое не позволяло мне оставаться несколько недель на море, я решила отправиться в Неаполь. Приехала 7, узнала из новостей, пришедших из различных частей света, что мир не ратифицирован и что Мсье де Пугачев успешно делает свое дело.

Благодаря коварству многих людей распространился слух о том, что Мсье де Пугачев был арестован, и эту лживую новость поместили в газетах, а у нас есть подлинные письма, свидетельствующие о противоположном. Единственное, что мне остается, это ехать в Константинополь через Венгрию, но как же проехать, ведь эта Держава связана с Екатериной.

Там меня обнаружат, это бы ничего, но зачем же давать пищу любопытству и делать лишние траты…

Мое происхождение, мое положение, моя жизнь подчас мне в тягость, и я вдвойне страдаю и испытываю нетерпение оттого, что абсолютно уверена в том, что как только приеду в Константинополь, разрушу ту нерешительность, которая происходит из-за ложной политики, определяемой естественным недоверием, которое Восточные люди испытывают по отношению к другим Нациям, а я теряю здесь время…

Преданная служанка Вашего Сиятельства

принцесса Елизавета Рим, 21 Декабря 1774.

Как явствует из писем, хранящихся в Государственном архиве древних актов, «проблема принцессы Елизаветы» находилась в центре внимания вельможных особ.

Из письма а. г. орлова императрице екатерине ii

27 сентября 1774 г.

Еще известие пришло из Архипелага, что одна женщина приехала из Константинополя в Парос, и живет в нем более 4-х месяцев на английском судне, платя с лишком 1 000 пиастров на месяц корабельщик у, и сказывает, что она дожидается меня: только за верное оное не знаю.

От меня ж нарочно послан верный офицер, и ему приказано с оною женщиною поговорить, и буде найдет что-нибудь сомнительное, в таком случае обещал бы на словах мою услугу, а из того звал бы для точного переговора в Ливорно, и мое мнение, буде найдется такая сумасшедшая, тогда заманя ее на корабли, отослать прямо в Кронштадт…

Из письма а. г. орлова императрице екатерине ii

Ливорно.

14/25 февраля 1775 г.

Оная ж женщина росту небольшого, тела очень сухого, лицом ни бела, ни черна, глаза имеет большие и открытые, цветом темно-карие и коса, брови темнорусы, а на лице есть и веснушки; говорит хорошо по-французски, по-немецки, немного по-итальянски, разумеет по-англински, думать надобно, что и польский язык знает, только никак не отзывается; уверяет о себе, что она арабским и персидским языками очень хорошо говорит.

Из письма а. г. орлова принцессе елизавете

Февраль, 1775 г.

Ах! Как мы стали несчастливы… Я попал в такие же несчастные обстоятельства, как находитесь Вы, однако надеюсь благодаря дружбе моих офицеров получить мою свободу и написать маленькое послание, которое адмирал Грейг из дружбы ко мне даст возможность доставить, и он сказал мне, что как только будет возможно даст Вам бежать…

Адмирал Грейг обещает, что он будет доставлять Вам все облегчения; прошу только первое время не делать никаких проб его верности; он будет на этот раз очень осторожен.

Еще остается мне Вас попросить беречь свое здоровье, и я обещаю, как только я получу свободу, Вас разыскать в любом уголке земли и предстать к Вашим услугам, Вы только должны себя беречь, о чем я Вас от всего сердца прошу.

Ваши собственные строки я получил и с плачущими глазами прочел, поскольку из них я увидел, что Вы меня хотите обвинить…

Из письма императрицы екатерины ii а. г. орлову

Санкт-Петербург, 22 марта 1775 г. Граф Алексей Григорьевич.

Через те же письма ваши уведомилась я, что женщину ту, которая осмелилась называться дочерью покойной императрицы Елизаветы Петровны, Вам удалось посадить под караулом и с ее мнимою свитою; в сем вашем поступке нахожу паки всегдашнее Ваше старание и ревность ко всему тому, что малейше может коснуться до службы моей, что не инако как к удовольствию моему служит как ныне, так и всегда. Вероятие есть, что за таковую сумасбродную бродягу никто горячо не вступится не токмо, но всяк постыдится скрытно и явно показать, что имел малейшее отношение.

Из письма а. г. орлова императрице екатерине ii

Пиза, 11 мая 1775 г.

Всемилостивейшая государыня!

Сей час получил рапорт от контрадмирала Грейга Апреля от 18-го дня, што он под парусами недалеко от Копенгагена находится со всею своею эскадрою, все благополучно и не намерен заходить ни в какие чужестранные места, буде чрезвычайная нужда оного не потребует; он и от Аглиц-ких берегов с поспешностью принужден был прочь итить по притчине находящейся у него женщины под арестом… Она была во все времена спокойна до самой Англии, в чаянии што я туда приеду; а как меня не видала тут и письма не имела, пришла в отчаяние, узнав свою гибель, и в великое бешенство, а потом упала в обморок и лежала в беспамятстве четверть часа, так што и жизни ее отчаелись; а как она опамятовалась, то сперва хотела броситься на Английские шлюпки, а как и тово не удалось, то намерение положила зарезаться или в воду броситься, а от меня приказано всеми способами ее остерегать от оного и как можно беречь…

 

Из письма принцессы елизаветы императрице екатерине ii

Равелин Петропавловской крепости. Санкт-Петербург, 1775 г.

Ваше Императорское Величество!

Наконец находясь при смерти, я исторгаюсь из объятий смерти, чтобы у ног Вашего Императорского Величества изложить мою плачевную участь.

Ваше Священное Величество, меня не погубите, но наоборот того прекратите мои страдания. Вы увидите мою невинность… Мне говорят, что я имела несчастие оскорбить Ваше Императорское Величество, так как этому верят, я на коленях умоляю Ваше Священное Величество выслушать лично все — Вы отмстите Вашим врагам и будете моим судьей…

Мое положение таково, что природа содрогается. Я умоляю Ваше Императорское Величество во имя Вас самих благоволить меня выслушать и оказать мне Вашу милость… Остаюсь Вашего Императорского Величества всенижайшая и покорная и послушная с преданностью к услугам

Елизавета.

Из рапорта генерал-майора и санкт-петербургского обер-коменданта а. г. чернышева

6 декабря 1775 года

Во исполнение высочайшего ее императорского величества соизволения, данным мне сего году минувшего мая 12-го числа , того ж мая 26-го числа в Петропавловскую крепость мною принята и на повеленном основании в показанное место посажена и содержана была, которая с самого того времени означилась во одержимых ее болезненных припадках, в коих хотя беспрестанно к выздоровлению оной старание употребляемо было, точию та болезнь более в ней умножалась, а напоследок сего декабря 4-го дня, пополудни в 7 часу, означенная женщина, от показанной болезни волею божию умре, а пятого числа в том же равелине, где содержана была, тою же командою, которая при карауле в оном равелине определена, глубоко в землю похоронена. Тем же караульным, сержанту, капралу и рядовым тридцати человекам, по объявлении для напоминовения верности ее императорского величества службы, присяги о сохранении сей тайны, от меня с увещеванием наикрепчайше подтверждено…

Материал подготовлен по книге «Княжна Тараканова. Принцесса Елизавета.

Документы 1774-1775 гг.

Из частного собрания, Германия».

Источник: http://MirChudes.net/people/643-knyazhna-tarakanova.html

Ссылка на основную публикацию