Духи лубянки — тайны и факты

Легенды и мифы лубянки — мк

07.12.2007 в 15:01, просмотров: 8825

Главной достопримечательностью и визиткой Лубянки является монументальное старое здание ФСБ. Эта могущественная организация не раз меняла свое название и обросла, как и само легендарное здание, множеством слухов и легенд.

Иностранцы увлеченно слушают рассказы гида о замученных в застенках тысячах людей, а россияне по привычке с опаской поглядывают на серую громадину, называя ее за глаза “проклятый дом” или “госужас”.

История “Большого дома”, вошедшего в легенду, известна немногим, а ведь она не менее колоритна, чем летопись отечественных спецслужб.

КРОВАВАЯ ПАМЯТЬ МЕСТА

Территория между Лубянской площадью и Сретенскими воротами известна с XII века под именем Кучкова поля и связана с именем непокорного боярина Кучки, который встретил великого князя Юрия Долгорукого “зело гордо и недружелюбно”, за что и был предан смерти.

Так что первое упоминание о Москве последовало вслед за казнью, и отрубленная голова боярина упала на место будущей столицы. Старожилы уверяют: тень гордого боярина до сих пор бродит по улицам и переулкам Лубянки.

Время от времени здесь наблюдаются странные “шаровые молнии, вылетающие прямо из-под земли”. С тех пор место это зловещее и пугающее.

О названии Лубянка историки спорят и поныне.

Согласно преданию, после насильственного присоединения Новгорода, чтобы уничтожить чересчур независимый дух новгородцев, Иван III переселил более трех сотен наиболее знатных новгородских семей в Москву, на территорию нынешнего лубянского квартала. В память о своем родном городе, где была улица Лубяница, переселенцы принесли в столицу это название.

Здесь в Смутное время ополченцы князя Пожарского дали два победоносных сражения польским интервентам.

Крови пролилось много, зато те навсегда забыли к нам дорогу. Через 200 лет на месте двора князя Пожарского разместилась усадьба московского генерала-губернатора графа Ф.В.Ростопчина. В 1812 г.

, в день оставления Москвы, здесь был растерзан озверелою толпою неповинный юноша Верещагин. Граф испугался собравшейся перед его домом толпы и перевел стрелку, принеся в жертву невиновного.

Пока толпа расправлялась с жертвой, градоначальник удрал с заднего крыльца.

В 1662 году Лубянка стала эпицентром Медного бунта. Восстание было жестоко подавлено, а 30 зачинщиков бунта были казнены на Лубянской площади — расплата настигла бунтовщиков на том же месте, где они провинились. Снова на этом месте пролилась кровь.

На Лубянке при Варсонофьевском монастыре было устроено “убогое” кладбище, где хоронили безродных, нищих и самоубийц. В подвале “мертвецкого” сарая была устроена глубокая яма со льдом, куда складывали тела безвестных покойников. Дважды в год приходил священник, служил панихиду по всем умершим, и их сообща хоронили в общей могиле.

На углу Кузнецкого моста и Большой Лубянки в XVIII в. начиналось огромное владение Салтычихи — “мучительницы и душегубицы”, замучившей до полутораста крепостных. В глубине двора стоял ее дом-застенок, охраняемый свирепыми караульными и голодными псами.

Обыкновенно она начинала “наказывать” дворовых девок сама, нанося побои скалкой, палками, поленьями, раскаленным утюгом. Затем по ее приказанию конюхи били провинившуюся кнутом и плетьми. В случаях особого исступления она морила голодом, привязывала голых девок на морозе, обливала кипятком, пытала горячими щипцами.

“Урод рода человеческого”, — написала Екатерина Великая на приговоре Салтычихи.

После суда и заточения Салтычихи в Ивановский монастырь это залитое кровью владение кочевало из рук в руки, пока не перешло к прославившемуся своим милосердием к беднякам доктору Гаазу. Четверть столетия “отбеливал” эту землю святой доктор, искупая чужое преступление.

Поговаривают, что именно в лубянских подвалах Салтычихи спрятаны ее несметные сокровища. Сегодня на месте легендарной усадьбы — владения ФСБ.

ГЛАЗА  И УШИ РЕЖИМА

На углу Мясницкой и Лубянки располагалось страшное детище Петра I — Тайная канцелярия. В 1762 году воцарившаяся Екатерина II учредила Тайную экспедицию, которая помещалась здесь же в начале Мясницкой.

Обер-секретарем Тайной экспедиции был назначен сыскных дел мастер Степан Иванович Шешковский. Его боялись и люто ненавидели, называя за глаза “вездесущим”. Он создал такую агентурную сеть, что мог в любой час доложить Екатерине о поступках и замыслах ее подданных.

Темными потайными переходами обер-секретаря провожали в личные апартаменты императрицы, где она выслушивала его доклад. Екатерина при всей ее терпимости иногда выходила из себя, слыша от Шешковского сплетни о своей особе.

Ею был даже издан особый “Указ о неболтании лишнего”, в котором категорически запрещалось распространять слухи, “порочащие честь и достоинство” государыни. Но порой и это не помогало обуздать языки. И тогда Екатерина посылала за Шешковским.

Он создал целую систему допроса с пристрастием, про которую рассказывали ужасы. “Вежливого” голоса Степана Ивановича боялись все: болтуны и светские дамы, либералы и картежники, масоны и должники. Все имели грехи и все верили, что Шешковский об этих грехах знает.

Говорили, что даже великосветские дамы за сплетни пробовали кнут из его рук. Допрос обер-секретарь производил в комнате, уставленной иконами, и во время стонов и раздирающих душу криков читал молитвы. Злые языки шептали, будто за взятки он освобождал от наказаний и нажил таким путем несколько домов в обеих столицах.

В этих зданиях он приказал оборудовать подвалы и пыточные.

Молва гласила, что в кабинете “вездесущего” находилось кресло особого устройства. Как только гость усаживался в него, тайный механизм защелкивался, и пленник не мог освободиться. По знаку Шешковского кресло опускалось под пол. Только голова и плечи виновного оставались наверху, а все прочее тело висело под полом.

Там слуги отнимали кресло, обнажали наказываемые части и усердно секли. Исполнители не видели, кого наказывали. Все заканчивалось тихо и без огласки. Ни один вельможа не посмел пожаловаться императрице, ведь для этого пришлось бы сознаться, что он был выпорот как последний мужик.

После такой унизительной экзекуции гость выкладывал все, что требовалось обер-секретарю.

Но нашелся человек, сумевший отомстить за свою поруганную честь. Он силой усадил Шешковского в страшное кресло, захлопнул его, и кресло с хозяином провалилось.

Слуги привыкли к душераздирающим крикам, и с “честью” выполнили свою работу. Слух о конфузе “вездесущего” облетел всю Россию.

Суеверные москвичи уверяли, что это отомстили ему за невинно пролитую кровь подземные духи Москвы, раздосадованные зверствами грозного вельможи.

ЛУБЯНСКИЕ ДУХИ

Незадолго до революции знаменитый археолог Стеллецкий проводил раскопки в подклете церкви Гребневской Божией Матери, что стояла на Лубянской площади, и обнаружил там подземную галерею и белокаменные тайные ходы.

Под каменными полами были найдены замурованные кирпичные склепы, гробы, женские парики, шелковый саван, туфли и золотой крест. Под верхним рядом погребений XVIII в. обнаружили еще два уровня могил (XVII и XVI вв.).

Король репортажа Гиляровский рассказывал, что при сносе “дома ужасов” в начале XX в. открылись мрачные подвалы со скелетами на цепях, в стенах — каменные мешки с останками узников. Забитый землей подземный ход привел его в одну из тюрем Тайного приказа, где были обнаружены темницы и пыточные. Своды, кольца, крючья.

Когда в этих застенках пытали с пристрастием, то крики несчастных доносились до Кремля. По ночам москвичи видели на стенах здания какие-то светящиеся блики. Знатоки объясняли, что это духи темницы, не выдержав страданий людей, выходят наружу.

Поговаривали, что по ночам здесь можно было увидеть привидения замученных и тайно погребенных арестантов.

Храм снесли спешно, ночью, приурочив его гибель к 1 мая 1935 г., аккурат в Вальпургиеву ночь. Шахта №14 Мосметростроя прошла через подземелье церкви. Были обнаружены подземные ходы к подвалам на Лубянку (в том числе к легендарному зданию чекистов).

При строительстве подземного гаража КГБ неподалеку от места, где стояла церковь, нашли сразу два тайных хода, выложенных из белого камня, каменные мешки и пыточные застенки. В 1980-х годах на месте храма выстроили огромное здание для Вычислительного центра КГБ.

Охранники центра не раз жаловались на непонятные полночные звуки, раздающиеся словно из-под земли, и необъяснимые светящиеся блики в лабиринте лубянских подвалов.

Согласно народным преданиям, при каждом новом переезде грозного учреждения следом перебирались старые привидения и духи. Поговаривали, что вывелся особый вид нечисти, которая не просто откликается на стоны и крики мучеников, но и набирается от их звуков силы. После того как сломали старое здание, духи “на крик и стон” переселились в соседнее здание ВЧК-ГПУ.

Хоть и заявляли громогласно чекисты, что не верят во всякую чертовщину, а по ночам иногда вздрагивали от доносившихся из подвалов стонов. Рассказывают, как “крошка нарком” Николай Ежов, заслышав по ночам подозрительные шорохи, палил из нагана в темные углы своего кабинета. Когда Ежова арестовали, то обнаружили пулевые отверстия в полу и на стенах кабинета.

Известный чекист Генрих Ягода был яростным врагом суеверий и “мистического дурмана”, однако, по слухам, и он боролся с “лубянскими духами”, тайком от подчиненных плескал на пол и на стены кабинетов изготовленную самолично отраву.

Еще в 1933—1934 годах Ягода, в прошлом фармацевт, организовал в недрах ОГПУ-НКВД секретную лабораторию по производству ядов для устранения “врагов народа” сначала за границей, а затем и внутри страны. На Лубянке создавались специальные яды, приводящие к моментальной или быстрой смерти с имитацией симптомов других болезней.

Поговаривали, что за несколько часов до ареста ему вдруг послышался таинственный тихий голос: “Бей свои склянки, они тебе уже не понадобятся”. После его ареста в кабинете обнаружилось множество стеклянных осколков.

Лаврентий Берия проявил себя несгибаемым атеистом. Таинственные стоны, вздохи и шорохи не смущали нового наркома. В таких случаях он начинал читать стихи или громко петь.

А с генералом Виктором Авакумовым у лубянской нечистой силы установились панибратские отношения. Тот любил по ночам в одиночку выпивать у себя в кабинете и всегда оставлял на шкафу недопитую бутылку водки или коньяка.

Утром это бутылка, разумеется, была пуста.

В знаменитом доме на Лубянке и сегодня отмечаются необъяснимые странные явления: то непонятные тени ползают по стенам, то не своим голосом звонит телефон или деловые бумаги неожиданно оказываются не в той папке. Ушедшие в запас сотрудники по секрету рассказывают, как некоторые их бывшие коллеги тайком обрызгивали свой кабинет “на четыре угла” спиртными напитками или святой водой: так, на всякий случай.

ГОССТРАХ  ИЛИ ГОСУЖАС?

В марте 1918-го ВЧК вместе с правительством перебралась из революционного Питера в Москву. Вскоре слово “Лубянка” приобрело зловещее звучание. Верные стражи революции — чекисты вселились в здание бывшего страхового общества (СО) “Якорь” на Большой Лубянке, 11.

Здесь же на 2-м этаже находился кабинет ее первого председателя — Ф.Э.Дзержинского, в котором стоял огромный неподъемный стальной сейф. Он и поныне стоит на прежнем месте. Однажды напряженную работу первого чекиста прервала внезапно влетевшая в окно ручная граната.

Дзержинский резво выскочил из-за стола и моментально скрылся в металлическом сейфе. Прогремевший вслед за этим взрыв выбил стекла, повредил мебель и стены. Но сейфу не причинил никакого вреда. Согласно легенде, именно после этого чудесного спасения соратники стали называть своего шефа “железным”.

А уже потом биографы обосновали этот псевдоним железной стойкостью рыцаря революции.

С легкой руки чекиста-мистика Глеба Бокия в 1920 г. ВЧК и позднее КГБ обосновались в Москве на Лубянской площади в здании бывшего страхового общества “Россия”.

Здесь в бывшей гостинице, спрятанной в глубине двора, расположилась знаменитая “Нутрянка” — Внутренняя тюрьма ВЧК-ОГПУ-НКВД. Москвичи стали неосторожно шутить: “Был Госстрах, а стал Госужас”.

Здание, прежде принадлежавшее СО “Россия”, держало в страхе всю Россию.

К концу 20-х г. в стенах легендарного дома чекистам становится тесно, и здание реконструируется. Прямо за ним, со стороны Фуркасовского переулка, было построено новое здание, имеющее в плане форму буквы Ш, как бы говорящее “Ша!” всем сюда попавшим.

Читайте также:  Робин гуд – реальная личность или миф? - тайны и факты

Была реконструирована и Внутренняя тюрьма — к ней надстроили еще 4 этажа. Проблему прогулки заключенных архитектор решил оригинальным способом, устроив шесть прогулочных дворов с высокими стенами прямо на крыше здания.

Узников поднимали сюда на специальных лифтах.

В Москве в 30-е годы, как ни странно, продолжали шутить. Например, так: “Какое здание выше всех в Москве? Ответ: Лубянская пл., 2. С его крыши видно Колыму”.

В соседних флигелях располагались трактир Гусенкова и магазин Генералова, известный своими свежайшими продуктами. Рассказывают, что впоследствии следователи поглощали на глазах голодных допрашиваемых бутерброды с черной икрой и ветчиной, клятвенно заверяя их, что стоит только все подписать — и им принесут все то же самое.

В 1940—1947 годах чекистам снова стало тесно, и началась очередная реконструкция по проекту маститого архитектора, создателя ленинского Мавзолея А.В.Щусева.

В 1961 году прекратила свое существование Внутренняя тюрьма. Последним арестантом, которого видели ее стены, стал американский летчик-шпион Гарри Фрэнсис Пауэрс.

Затем часть тюрьмы была переоборудована под столовую, а из остальных камер сделали кабинеты для сотрудников КГБ. На закате эры Андропова окончательно оформляется Лубянская площадь.

Слева, на месте кровавой усадьбы Салтычихи, было построено новое монументальное здание КГБ СССР, куда переехало руководство ведомства. А справа — вырос ВЦ КГБ.

В 1926 году, сразу же после смерти Ф.Э.Дзержинского, площадь и улица Большая Лубянка были переименованы в его честь. В 1958 г.

, в самый разгар “оттепели”, в центре площади, носившей имя первого чекиста, был установлен памятник Дзержинскому. Памятник простоял ровно 30 лет и 3 года — в августе 1991 г. он был низвергнут под ликование толпы.

Стоит теперь себе на Крымском Валу в окружении поверженных соратников. Площади было возвращено старое название — Лубянская.

В следующем выпуске “Зазеркалья” мы расскажем о страшных тайнах Лубянки, лабиринте “ужаса и крови” и тайне смерти “железного Феликса”.

Источник: https://www.mk.ru/old/article/2007/12/07/66052-legendyi-i-mifyi-lubyanki.html

Москва. Тайны Большой Лубянки

Слово «Лубянка» давно стало нарицательным, вызывая мрачные ассоциации в сознании каждого человека. В наши дни Лубянская площадь и огромное здание «Госужаса» уже не вызывают такой трепет, как раньше, однако столичные застенки до сих пор хранят память о страшных и кровавых временах «Большого террора».

В ходе пешеходной прогулки по Лубянке и ее окрестностям вы узнаете немало тайн и шокирующих фактов о жизни Москвы 20—30-х годов, а также о судьбах сотен тысяч людей, раздавленных колесами чудовищной и не знающей жалости машины политических репрессий.

Район станций метро «Лубянка» и «Кузнецкий мост» пользуется немалым интересом у туристов, но чаще всего в список достопримечательностей этих мест по понятным причинам входят «Детский мир», книжный магазин «Библио-Глобус», Политехнический музей и торгово-развлекательная Никольская улица.

И далеко не все знают, что, например, вплотную к ТЦ «Наутилус», одному из ярчайших образцов «лужковского» архитектурного стиля, примыкает неприметный с виду дом № 23, где в 1937 году заседали следователи по печально известному «делу Тухачевского», а также были приговорены к расстрелу писатель Исаак Бабель и выдающийся театральный режиссер Всеволод Мейерхольд.

Вы увидите огромное и неприступное здание КГБ в самом центре Лубянской площади, прогуляетесь по территории Ивановского монастыря, в стенах которого томилась не только жестокая Салтычиха, но и тысячи политзаключенных уже в сталинские времена, а также увидите дом, где, по слухам, находился кабинет самого «Железного Феликса».

Кроме того, вы узнаете, что в знаменитом Политехническом музее, в котором в разные годы выступали Маяковский, Блок, Ахматова, Ахмадулина, Евтушенко, Высоцкий и многие другие деятели культуры и искусства, в 20-е годы слушалось громкое дело так называемого «Тактического центра».

Желающих посмотреть резонансный антибольшевистский процесс пускали строго по билетам с заведением обязательного досье на каждого зрителя.

  • Название «Лубянка» улица получила благодаря новгородцам, высланным в Москву Иваном III и заселившим район нынешней Лубянской площади. Лубяницей называлась одна из улиц Великого Новгорода, расположенная на Торговой стороне. Сегодня она называется Пушкинской.
  • В период СССР Лубянская площадь и улица Большая Лубянка носили имя Феликса Дзержинского — отца-основателя ВЧК. Прежнее называние они вернули лишь в 1991 году.
  • С открытой смотровой площадки отреставрированного «Детского мира» открывается великолепный вид на самый центр Москвы. С высоты птичьего полета можно увидеть Лубянскую площадь, Политехнический музей, комплекс зданий ФСБ РФ и многие другие интересные сооружения. Однако смотровая площадка устроена таким образом, чтобы были видны лишь те стены здания ФСБ, что выходят на улицу. Все сооружения внутреннего двора, включая внутреннюю тюрьму НКВД СССР, по-прежнему скрыты от посторонних глаз.
  • В Расстрельном доме, помимо десятков сотен других жертв политического террора, высшую меру наказания получили родители знаменитой балерины Майи Плисецкой, актрисы Ольги Аросевой и актера Александра Збруева.
  • 30 октября — официальный День памяти жертв политических репрессий. В России этот день отмечается ежегодно.
  • Количество жертв Большого террора, погибших в 1937 и 1938 годах, составило около 1 млн человек.
  • Памятник Вацлаву Воровскому на одноименной площади считается одним из самых необычных в столице. Дело в том, что Воровский на нем изображен абсолютно нелепым и несуразным, в мятой мешковатой одежде. Москвичи с иронией называют монумент «памятником радикулиту» и «пьяным хромым», однако современники Воровского утверждали, что именно так он и выглядел в моменты жаркого спора: полусогнув колени, задрав голову и растопырив пальцы одной руки.
  • Благодаря «дому на Лубянке» по столице в 30-е годы ходил опасный политический анекдот, за который в то время можно было запросто загреметь лет на 10 по 58-й статье: — Это — бывшее здание Думы. Теперь здесь находится музей Ленина. Это здание когда-то принадлежало Феррейну, а теперь в нем размещается аптека № 1. А вон здание, видите? В этом красивом доме когда-то располагалось Страховое Общество «Россия»… — Сейчас тут, наверное, Госстрах? — Нет… Госужас.

Источник: https://mob.travel/tour/429

Тайны Лубянки и секретной тюрьмы

Выщербленные ступени, железные двери, тесные лестничные клетки. Мы долго поднимались в подвалы Лубянки. Я не оговорился. Именно поднимались. В те самые камеры особо секретной «всероссийской кутузки» ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ, что расположены во внутреннем дворе дома № 2 на Лубянской площади. Отсюда и название – «внутренняя», или проще – «нутрянка».

В прошлом это двухэтажное строение, отличавшееся изяществом пропорций фасада и оконных проемов, служило гостиницей страхового общества «Россия».

Сразу после Октябрьской революции 1917 года здание дополнили четырьмя этажами с гладкими стенами и подслеповатыми квадратными окошками.

В итоге получилось шестиэтажное архитектурное творение в духе нарождавшегося сталинско-казарменного стиля «баракко».

Одними из первых арестантов, обживавших «нутрянку», были некие Сергей и Ольга, родные брат и сестра. Однако прославить свою фамилию им было не суждено. За них это сделал другой.

* * *

В 1900 году будущий вождь мирового пролетариата Владимир Ульянов, вернувшись в Петербург из сибирской ссылки, решил продолжить политическую деятельность за границей. Да-да, именно за пределами Российской империи! А все потому, что царский режим никогда бы не позволил ему заниматься подготовкой революции в России.

Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/6298

Но для выезда из страны нужен был заграничный паспорт. Выдаст ли его департамент полиции неблагонадежному Ульянову – вопрос вопросов!

Известно, что количество заборов увеличивает число лазеек. И архиосторожный Ильич нашел таковую.

С помощью Надежды Константиновны, своей жены, он разыскал бывших соратников по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» Сергея Ленина и его сестру Ольгу. Они согласились помочь своему экс-наставнику выбраться на европейские просторы.

Первое, что пришло им в голову: позаимствовать заграничный паспорт у своего отца – Николая Егоровича Ленина.

Ильич с восторгом принял эту идею.

Но, во-первых, Николай Егорович почти на полвека старше Ульянова. Во-вторых (что важнее!), не было уверенности, что настоящий Ленин, крупный землевладелец ультраконсервативных взглядов, согласится отдать свой документ на нужды международного пролетарского движения. И тогда будущего вождя осенило: надо просто украсть паспорт!

Вскоре Сергей Ленин передал Владимиру Ульянову паспорт своего отца. В документе были произведены соответствующие подчистки, и Владимир Ульянов, став Николаем Лениным, выехал в Германию.

…До самой смерти Крупская категорически отрицала свою причастность к истории присвоения Ильичем чужих документов. Но факты – вещь упрямая.

Парадокс, а может, закономерность истории состоит в том, что в 1920 году Сергей Ленин, «крестный отец» и соратник «Володеньки» по социал-демократическому движению, после недолгого пребывания в «нутрянке» был расстрелян по приказу председателя Совнаркома Владимира Ленина.

Система угнетения психики

Из инструкции по управлению внутренней (секретной) тюрьмой управления делами особого отдела ВЧК, утвержденной 29 марта 1920 года: «Внутренняя (секретная) тюрьма имеет своим назначением содержание под стражей наиболее важных контрреволюционеров и шпионов на то время, пока ведется по их делам следствие, или тогда, когда в силу известных причин необходи мо арестованного совершенно отрезать от внешнего мира, скрыть его местопребывание, абсолютно лишить его возможности каким-либо путем сноситься с волей, бежать и т. п.».

Мешкообразное здание внутренней тюрьмы наверху оканчивается прямоугольником неба вместо потолка. Это был прогулочный двор, поделенный глухими перегородками на шесть равных площадок. Находясь здесь, не слыша городского гула, не видя ничего, кроме неба и стен, трудно поверить, что ты в центре мегаполиса и под ногами не земля, а плоская крыша и внизу шесть этажей тюрьмы.

Узников сюда поднимали на грузовом лифте, двигавшемся умышленно долго и с оглушительным лязганьем, или вели мрачными лестничными маршами – словно из преисподней, наверх, к солнцу.

Огромный проем посередине, между лестницами, был затянут проволочной сеткой – во избежание попыток заключенных покончить жизнь самоубийством, бросившись вниз на бетонный пол.

Ягода, Ежов и лубянский маршал Лаврентий Берия владели системой угнетения психики заключенных, которая делала их сговорчивыми. Сохранившиеся документы свидетельствуют, что они лично отдавали распоряжения, кого из узников вывести на прогулку по лестнице, а кого для пущей острастки поднять на лифте.

Так из мистификации родился миф о «лубянских подвалах». Миф, который в советские годы передавался из поколения в поколение.

Еще одна тюремная хитрость. Номера камерам присваивались не по порядку, а вразнобой, и заключенные не могли узнать не только их общее количество, но даже определить место своего застенка.

В 1983 году, во время краткого андроповского правления, когда камеры начали переоборудовать в кабинеты, пришлось сломать несколько внутренних стен. Оказалось, что все они внутри имели ничем не заполненные полости.

Таким образом узники лишались своей извечной привилегии – возможности перестукиваться друг с другом, используя «тюремный телеграф».

Отсюда никогда не было побегов.

В шести камерах-музеях, оставленных нетронутыми в назидание грядущим поколениям, нетленный запах карболки, параши, грязного белья и кислых щей.

Гнетущая тишина затаила в себе оцепенение, ужас и отчаяние тех, кто дожидался здесь своей участи.

Здесь начинаешь верить в то, что каменные стены обладают энергоинформационной памятью…

* * *

Режим «нутрянки» существенно отличался от условий обычных тюрем. Не допускалось получение информации с воли или передача каких-либо сведений из тюрьмы. Подследственным были категорически запрещены переписка с родственниками, чтение свежих газет и журналов. За исключением особо разрешенных случаев запрещалось пользоваться письменными принадлежностями.

Вопреки расхожему мнению в камерах не избивали и не пытали. Тела и души подследственных увечили на допросах, которые проводились в кабинетах следователей, где стояли только столы и наглухо прикрученные к полу табуреты. Специальный инструментарий для получения признания подследственного – как это было в застенках гестапо – не применялся. В ходу были рукоприкладство и пытка бессонницей.

Это когда поочередно сменяющиеся следователи тебя допрашивают в течение нескольких суток кряду с перерывами на краткий, не более часа, сон. После трех суток интенсивных допросов, в промежутках между которыми ты погружаешься не в сон – тревожное забытье – утрачивается чувство времени.

Грань между кошмарной явью и ужасом сновидений, более схожих с галлюцинациями, стирается напрочь. Появляется всеоблемлющий гнетущий страх, переходящий в панику. Еще через двое суток ты, лишенный полноценного сна, уже не ориентируешься не только во времени, но и в пространстве, как бы перемещаясь в виртуальный мир. А дальше…

Дальше ты согласишься на все, только бы вновь обрести самого себя и оказаться в реальном мире!

Читайте также:  Смерть александра iii - тайны и факты

К следователям арестованных водили надзиратели под мерный, в такт каждому шагу, звон тюремных ключей. Этот аккомпанемент – не случайный атрибут тюремного быта.

Услышав его в коридоре или на лестнице, один из конвойных поворачивал своего арестанта лицом к стене или вталкивал его в специально оборудованный короб и ждал, пока проведут мимо встречного арестанта.

Бывали случаи, когда шедшая на допрос жена проходила мимо стоявшего в коробе мужа и они не могли узнать друг друга.

Репрессированная элита

Сегодня об условиях содержания заключенных во внутренней тюрьме, о царивших в ней законах и нравах могут беспристрастно рассказать лишь документы, сохранившиеся в правовом управлении ФСБ. Например, учетный журнал регистрации заключенных Лубянской (внутренней) тюрьм ы за 1937 год.

Это толстое, в пятьсот листов дело с картонными обложками под серо-коричневый с красными прожилками мрамор. Красновато-бурую паутину можно сравнить с подтеками крови, запекшейся на тюремном полу.

Из учетного журнала заключенных внутренней тюрьмы за 1937 год

Арестованный № 365 Бухарин Николай Иванович, 1888–1938 гг. (Отметки о фотографии нет. Видимо, в этом не было никакой надобности – редактора «Правды» и «Известий» знали все.) Прибыл 28 февраля 1937 г., выбыл в Лефортово 14 марта 1938 г.

Арестованный № 1615 Рудзутак Ян Эрнестович, 1887–1938 гг. (участник революции 1905–1907 гг. в Риге, революции 1917 г. в Москве, нарком путей сообщения, генеральный секретарь ВЦСПС). Прибыл 5 сентября, убыл 5 октября 1937 г. в Лефортовскую тюрьму.

Арестованный № 2068 Туполев Андрей Николаевич, 1888–1972 гг. (выдающийся советский авиаконструктор, в будущем академик АН СССР, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий. В Лубянской тюрьме находился дважды: с 23 октября 1937 г. по 8 октября 1938 г. и с 18 января по 17 июня 1939 г.). Выбыл в Бутырскую тюрьму.

Арестованный № 2631 Вацетис Иоаким Иоакимович, 1873–1938 гг. (командарм 2-го ранга, в Гражданскую войну – главком Вооруженных Сил Республики). В «нутрянке» с 10 декабря 1937 г. по 9 января 1938 г., выбыл в Лефортовскую тюрьму.

Справка:

Отметка в учетном журнале об убытии арестанта в Лефортово или Лефортовскую тюрьму означала расстрел. Все последующие годы советской власти это была единственная в Москве тюрьма, где казнили приговоренных к смерти.

…В тот роковой год в лубянских застенках оказались сотни известных на всю страну людей.

Видные государственные и партийные деятели – распространитель «Искры» и организатор подпольной бакинской типографии «Нина» Енукидзе Авель Сафронович; связной скрывавшегося в Разливе Ленина – Шотман Александр Васильевич; деятель венгерского и международного коммунистического движения Бела Кун…

Выдающиеся конструкторы и ученые – создатель тяжелых бомбардировщиков Петляков Владимир Михайлович; автор теории воздушно-ракетных двигателей Стечкин Борис Сергеевич; основатель советского ракетостроения Королев Сергей Павлович…

Писатели и деятели культуры – создатель детского театра Сац Наталья Ильинична, бытописатель революционной эпохи Пильняк Борис Андреевич, драматург Киршон Владимир Михайлович…

Решетки и камни Лубянской тюрьмы стали уделом сотрудников ВЧК-ОГПУ и их родственников.

Участник трех революций, сотрудник ВЧК со дня ее основания Павлуновский Иван Петрович; начальник Разведупра штаба РККА Берзин Ян Карлович; первый руководитель ИНО ОГПУ РСФСР Давтян Яков Христофорович; руководитель внешней разведки НКВД Артузов Артур Христианович; резидент ИНО ОГПУ РСФСР в Вене Запорожец Иван Васильевич; легендарный разведчик Быстролетов Дмитрий Александрович и многие-многие другие.

Всего с 1 января по 31 декабря 1937 года в Лубянскую тюрьму были помещены 2857 человек. Всех допросили, составили протоколы и через некоторое время вручили подорожную – кому в Бутырку, а кому в Лефортово, то есть в вечность. Лишь 24 человека были отпущены домой. Хотя кто знал, надолго ли…

Даже в дни революционных праздников не останавливался набравший обороты маховик репрессий. 1 мая 1937 года в «нутрянку» были помещены 4 узника. 7 ноября – 5. 21 декабря, в день рождения Сталина, – 6 «врагов народа».

Это не выходило за пределы среднесуточной нормы Лубянской тюрьмы: от 2 до 20 человек.

Когда же наступил последний день этого смертельно страшного года, тюрьма, будто спохватившись о двух дюжинах отпущенных на волю заключенных, тут же поглотила еще 24 человека.

* * *

В «нутрянке» бывали узники, помнившие еще царские тюрьмы, каторги и ссылки. В сентябре 1937 года туда была доставлена Мария Александровна Спиридонова.

В прошлом боевик, лидер партии левых эсеров – она еще в начале века уничтожила подавлявшего крестьянские восстания в Тамбовской губернии генерала Луженоского Г. Н.

За этот теракт царское правительство приговорило ее к повешению, но заменило смертную казнь вечной каторгой.

Октябрьская революция 1917 года освободила подпольщицу. Однако в 1918 году Спиридонова – вдохновитель левоэсеровского мятежа и убийства германского посла Мирбаха – опять за решеткой. Потом амнистия ВЦИК и вновь застенок. Всего за годы советской власти ее общий арестантский стаж составил 10 лет тюрьмы и 12 лет ссылки.

11 сентября 1941 года Спиридонова была расстреляна по приговору Военной коллегии.

Лубянская и Казанская тюрьмы. Аналогии и контрасты

Последним постояльцем «нутрянки» стал Виктор Ильин, тираноборец-одиночка. 21 января 1969 года он разрядил две обоймы, стреляя из двух пистолетов Макарова в генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева.

Гримаса судьбы: 16 пуль впились в «Чайку» с космонавтами, где на переднем сиденье находился дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Георгий Береговой, имевший поразительное внешнее сходство с генсеком…

* * *

Территория ограждена каменной стеной с колючей проволокой. По углам – вышки с автоматчиками. Предзонник с контрольно-следовой полосой и еще одним ограждением из колючей проволоки. Внутренний глухой забор с колючей проволокой. Сигнализация. Овчарки. Телекамеры.

Это не из фильмов о войне или о фашистских концлагерях. Это Казанская спецпсихбольница (читай: тюрьма для диссидентствующих элементов), куда в 1970 году попал Ильин и где провел восемнадцать лет заточения в одиночной камере.

Во внутренней охране помимо надзирателей (вольнонаемных прапорщиков) за больными наблюдают расконвоированные уголовники, отбывающие сроки за тяжкие преступления.

Уголовников именуют «санитарами», антисоветчиков – «больными» или просто «дураками».

Отдежурив смену, уголовники – все в белых куртках и белых пилотках – смотрят телевизор, жрут отобранную у больных снедь, переданную с воли, играют в волейбол, ходят в школу…

Режим у «дураков» жесткий – даже по малой нужде их не всегда выпускают из камер, они мочатся в ботинок и выливают в окно.

«Санитары» избивают «дураков» по любому поводу, иногда за экзекуцией наблюдает кто-нибудь из медперсонала. Бьют безжалостно, стараясь наибольшие повреждения нанести внутренним органам, в особенности почкам и печени. Цель: отправить всякого прибывшего на излечение диссидента с «уткой» по жизни…

В таких условиях Ильин пробыл около двух лет, пока не закончили строительство нового корпуса с одиночными камерами.

«Санитары», узнав из официальной хроники, что поступивший «больной» покушался на жизнь космонавтов, устроили ему «тестирование в барокамере». Эта экзекуция, как, впрочем, и все остальные, была не только согласована с тюремной администрацией, но ею же и освящена.

Подопытному объясняли, что «тестирование в барокамере» проводится в целях выяснения его психофизических возможностей для работы космонавтом.

Орущего благим матом «больного», игнорируя его рост и комплекцию, «санитары» заталкивали в прикроватную тумбочку и, затащив ее на второй этаж, сталкивали вниз.

Когда уголовники попытались «тестировать» Ильина, он зубами впился в нос одному из атакующих и не отпустил его до тех пор, пока совсем не откусил.

После этого инцидента подготовка Ильина в космонавты пошла по другому плану: настоящие санитары стали превращать ягодицы террориста в решето, вкалывая избыточные дозы аминазина.

* * *

12 июня 1988 года Ильина этапировали из Казанской спецпсихбольницы на Лубянку, где он в течение трех часов общался с руководителями Следственного управления КГБ СССР. После подписания соответствующих бумаг последний узник «нутрянки» был отпущен на все четыре стороны.

С расстрелом Берии закончился золотой век «нутрянки». К декабрю 1953-го из 570 кроватей в ней были заняты лишь 170, а на 1 января следующего года в Лубянской тюрьме содержались лишь 97 человек.

В годы горбачевской перестройки, когда началось движение от развитого социализма к недоразвитой демократии, шесть камер Лубянской тюрьмы, этого атрибута лагерно-социалистической государственности, вслед за высочайшим повелением Политбюро ЦК КПСС были превращены в музей. С декабря 1989 года он открыт для посещения лицами, имеющими допуск к секретным документам…

Подвал под старинным зданием на углу Малой Лубянки и Фуркасовского переулка. Какое-то время назад подвал находился в полузаброшенном состоянии, вход был закрыт чисто символически, а внутри жил бомж.

Впоследствии подвалами занялись, там началась реконструкция, и сейчас они уже недоступны.

Фотографии были сделаны на момент самого начала реконструкции, когда там только провели освещение, и начались работы по расчистке мусора.

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/98378_tayny-lubyanki-i-sekretnoy-tyurmy

Секреты Лубянки: знаменитые тюремные подвалы оказались вовсе не в подвалах

ВСЕ ФОТО

Живущие в народе легенды об особой секретной внутренней тюрьме ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ, известной в народе как «подвалы Лубянки» или «нутрянка», — результат искусной мистификации верных служителей режима, выяснил журналист и писатель Игорь Атаманенко.

Ему довелось побывать в этом зловещем и мрачном месте благодаря наличию допуска к секретным документам.

Только лица с таким допуском имеют возможность посетить музей, в который в годы горбачевской перестройки были превращены шесть камер Лубянской тюрьмы — прекратившего свое существование «института лагерно-социалистической государственности».

Шестиэтажное строение, где располагалась знаменитая «всероссийская кутузка», стоит во внутреннем дворе дома №2 на Лубянской площади Москвы. До Октябрьской революции оно было двухэтажным и даже изящным: здание служило гостиницей страхового общества «Россия».

А сразу после революции были достроены еще четыре этажа в духе бараков — с гладкими стенами и неприглядными квадратными оконцами.

Здесь и устроили устрашающую главную тюрьму, откуда никогда не было побегов, пишет Атаманенко в очерке для «Независимого военного обозрения».

Парадоксы истории: первый и последний узники Лубянки

Миф о лубянских подвалах родился благодаря целой системе, придуманной властями для того, чтобы создать у узников иллюзию подземных катакомб.

Дело в том, что дворик, куда их выводили на прогулки, находился на крыше мешкообразного здания тюрьмы — это как бы еще один этаж, только вместо потолка — небо.

Сюда арестантов поднимали на грузовом лифте, двигавшемся умышленно долго и с оглушительным лязганьем, или долго вели мрачными лестничными маршами, словно из подвальных камер.

Огромный проем посередине, между лестницами, был затянут проволочной сеткой во избежание попыток заключенных покончить жизнь самоубийством, бросившись вниз на бетонный пол.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что Генрих Ягода, Николай Ежов и Лаврентий Берия, возглавлявшие друг за другом органы безопасности, лично отдавали распоряжения, кого из узников вывести на прогулку по лестнице, а кого для пущей острастки поднять на лифте.

Сам прогулочный дворик поделен глухими перегородками на шесть равных площадок, так что кроме неба и стен, арестанты ничего не видели. Не слышно было и городского гула. Никто из них даже не догадывался, что под ногами у них — крыша, а не земля, а внизу — шесть наземных этажей тюрьмы, а не гулкие катакомбы.

Как узникам меняли психику, погружая в состояние панического страха

Еще один лубянский миф — о том, что заключенных пытали. Его породила применявшаяся в застенках система угнетения психики — сокращенно СУП.

В «нутрянке» был свой режим, отличный от условий обычных тюрем, и сводился он к тому, чтобы создать у каждого узника ощущение полнейшей изоляции и лишить чувства времени и пространства.

Читайте также:  Подарочные пакеты - тайны и факты

Так у человека быстро появлялся всеобъемлющий гнетущий страх, переходящий в панику, и никакие физические пытки не требовались — достаточно было моральных, чтобы арестант согласился на все, лишь бы вновь обрести чувство реальности.

В рамках особого лубянского режима не допускалось получение информации с воли или передача каких-либо сведений из тюрьмы. Подследственным были категорически запрещены переписка с родственниками, чтение свежих газет и журналов. За исключением особо разрешенных случаев запрещалось пользоваться письменными принадлежностями.

Все внутренние стены, разделявшие камеры, имели ничем не заполненные полости — таким образом, узники лишались возможности перестукиваться друг с другом, используя тюремный телеграф. При ударе в стену звук просто растворялся в пустоте и практически был не слышен.

Потере человека в пространстве способствовала такая тюремная хитрость: номера камерам присваивались не по порядку, а вразнобой, и заключенные не могли узнать не только их общее количество, но даже определить место своего застенка.

Кроме того, делалось все для того, чтобы узники не могли видеть друг друга, даже случайно в коридоре, когда их вели к следователям. Это намеренно сопровождалось мерным, в такт каждому шагу, звоном тюремных ключей.

Услышав его на лестнице или в коридоре, один из конвойных поворачивал своего арестанта лицом к стене или вталкивал в специально оборудованный короб и ждал, пока проведут мимо встречного арестанта.

Были случаи, когда мимо друг друга проходили самые близкие люди и не знали об этом.

Но главное воздействие на психику оказывала пытка бессонницей. Поочередно сменявшиеся следователи допрашивали человека в течение нескольких суток кряду с перерывами на краткий, не более часа, сон.

После трех суток интенсивных допросов, в промежутках между которыми подследственный погружался не в сон, а в тревожное забытье, нередко с галлюцинациями, он утрачивал чувство времени.

Еще через двое суток человек, лишенный полноценного сна, ощущал себя полностью потерянным в сплошном нереальном кошмаре и был готов на многое, лишь бы выйти из этого состояния.

Парадоксы истории: первый и последний узники Лубянки

Одними из первых арестантов «нутрянки» были родные брат и сестра Сергей и Ольга Ленины. По одной из версий, именно их фамилию прославил Владимир Ульянов — якобы они помогли будущему вождю мирового пролетариата выехать за границу по загранпаспорту их отца Николая Ленина.

Жена Ильича Надежда Крупская до самой смерти категорически отрицала факт его знакомства с братом и сестрой Лениными. Как бы то ни было, Сергей и Ольга были впоследствии заточены в лубянскую тюрьму, а в 1920 году Сергея расстреляли по приказу Владимира Ленина.

Последним же постояльцем «нутрянки» стал младший лейтенант Советской Армии Виктор Ильин, тираноборец-одиночка. 22 января 1969 года, во время торжественной встречи экипажей космических кораблей «Союз-4» и «Союз-5», он расстрелял из двух пистолетов машину, в которой, как он думал, находился генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев.

На самом деле в ней ехали космонавты Алексей Леонов, Андриян Николаев, Валентина Терешкова и Георгий Береговой. Последний был поразительно похож лицом на Брежнева. Выстрелами был убит водитель Илья Жарков, несколько человек получили ранения. Брежнев же, ехавший в другой машине (а, по некоторым предположениям, другим маршрутом), не пострадал.

Ильину «посчастливилось» быть в лубянских застенках всего около трех часов, пока его допрашивало руководство Следственного управления КГБ.

Причем произошло это в июне 1988 года — почти через 20 лет после покушения. Все эти годы его держали в Казанской спецпсихбольнице.

Ну а после этапирования в Москву, допроса на Лубянке и подписания соответствующих бумаг последний узник «нутрянки» был просто отпущен.

Источник: https://www.newsru.com/russia/20jul2012/lubianka.html

Сакральные тайны Лубянки

Данная экскурсия в ближайшее время не планируется. Для вашей группы экскурсию можно заказать в любое удобное для вас время.

Приглашаем Вас на серию авторских пешеходных экскурсий  по Москве!

На прогулке по Сретенскому бульвару, Милютинскому и Варсонофьевскому переулкам, Большой и Малой Лубянки вы узнаете невероятные истории 20 века, который сам стал Великой тайной.

Вы проникните в тайну секретной лаборатории, где готовили астральное покушение на Иосифа Сталина; узнаете о таинственных экспериментах чекистов; об оккультных экспериментах института Мозга; о секретном фотоотделе; Пантеоне «Законсервированных мозгов»; «Красных Вампирах»; об Ангеле Смерти и Эликсире бессмертия для вождей народа. Мы попытаемся приоткрыть тайну смерти Феликса Дзержинского и академика Бехтерова.

Во время экскурсии, вы узнаете:

  • Почему Иосифа Джугашвили называли дважды рождённым?
  • О магах и ведьмах из секретной службы Сталина;
  • О секретных лабораториях ОГПУ/НКВД.
  • О лаборатории ядов Генриха Ягоды и «Лаборатории – Х», в которой работал Доктор Смерть, Григорий Майрановский;
  • О мистических тайнах московского метро;
  • Где находилось тайное оккультное общество ««Эмеш редививус»;
  • А также: кто такие люди-матрешки и дети экстрасенсы из подвалов Лубянки;

Во время экскурсии, вы увидите:

  • Памятник талантливому инженеру В.Г. Шухову, прозванному «Русским Леонардо»;
  • Дом страхового общества «Россия», который прославил в своей повести «Дьяволиада» М.А. Булгаков;
  • Доходный дом, в котором находилась тайная лаборатория;
  • Дом руководства ГПУ;
  • Храм святого Людовика;
  • Дом градоначальника Москвы, который после революции заняли чекисты;
  • Торговый дом купца Лухманова, в котором в 1918 г. находились Всероссийская Чрезвычайная комиссия (ВЧК) и рабочий кабинет Феликса Дзержинского;
  • Закончится прогулка во дворе у «домовой церкви ФСБ».

Место встречи — м. Сретенский бульвар, выйти из метро и подойти к памятнику Шухову. Окончание: м. Кузнецкий мост

Продолжительность: 2.5 часа

Экскурсовод: Ирина Сергиевская

Стоимость для сборной экскурсии:

Способ оплатыВзрослыеСтуденты/ ПенсионерыДети / ШкольникиПо предоплате

Оплата на месте экскурсоводу

260 руб. 260 руб. 200 руб.
350 руб. 350 руб. 250 руб.

Стоимость для индивидуальной экскурсии:

Способ оплатыДля группыот 1 до 6 челДля группыот 7 до 30 челДля группыот 31 до 45 челПри оплате наличными через Связной/Евросеть

При оплате онлайн

4 500 руб. 6 000 руб. 7 000 руб.
5 000 руб. 6 500 руб. 7 500 руб.

Куда пойти гулять в Москве? Пойти можно на экскурсию!

Узнать расписание

Источник: https://mosstreets.ru/magi-v-pogonax/

Лубянка: тени прошлого в мрачном здании

Здание ФСБ в центре Москвы давно обросло слухами, легендами и мифами. Со временем даже сложно стало правду отделять от вымысла, а рассказы иных свидетелей о разгуливающих по многоэтажным подземельям теням замученных заключенных, скорее напоминают сценарии для фильмов ужасов, чем реальные события.

К примеру, поговаривали, что Николай Ежов, услышав подозрительные шорохи, стрелял из нагана в темные углы кабинета. Когда его арестовали, то обнаружили пулевые отверстия в полу и на стенах. Генрих Ягода был врагом суеверий, но и он, тайком от подчиненных, разбрызгивал на пол и на стены кабинетов изготовленную им лично отраву.

Лаврентий Берия показывал себя несгибаемым атеистом. Таинственные стоны, вздохи и шорохи не смущали наркома. В таких случаях он читал стихи или громко пел.

С генералом Виктором Авакумовым у нечистой силы установились панибратские отношения. Он любил по ночам выпивать у себя в кабинете и всегда оставлял в шкафу недопитую бутылку водки или коньяка. Утром бутылка, разумеется, была пуста…

Надо сказать, что и место, где было в конце XIX века построен доходный страхового общества «Россия», в который после 1918 года въехала ВЧК, испокон веков имело не самую хорошую репутацию, да и сейчас продолжает хранить свои секреты. Хотя это, быть может, и к лучшему.

Территория между Лубянской площадью и Сретенскими воротами известна с XII века под именем Кучкова поля и связана с именем непокорного боярина Кучки, который встретил великого князя Юрия Долгорукого «зело гордо и недружелюбно», за что и был предан смерти.

Так что первое упоминание о Москве последовало вслед за казнью, и отрубленная голова боярина упала на место будущей столицы. Старожилы уверяют: тень гордого боярина до сих пор бродит по улицам и переулкам Лубянки. Время от времени здесь наблюдаются странные «шаровые молнии, вылетающие прямо из-под земли». С тех пор место это зловещее и пугающее.

О том, почему это место была названо Лубянкой, не устают спорить историки. По одной из версий, чтобы подавить слишком независимый дух новгородцев, не особо довольных насильственным присоединением Новгорода к Москве, Иван III пересилил сюда сотни три знатных новгородских семей. Они-то и назвали это место Лубянкой в честь улицы Лубяница, которая была в их родном городе.

В начале XVI века здесь был построен Варсонофьевский монастырь, при котором существовало «убогое» кладбище, где хоронили безродных, нищих и самоубийц. В подвале «мертвецкого» сарая была устроена глубокая яма со льдом, куда складывали тела безвестных покойников. Дважды в год приходил священник, служил панихиду по всем умершим, и их сообща хоронили в общей могиле.

В Смутное время здесь два раза ополченцы князя Пожарского наголову разбивали польских интервентов. В 1662 году Лубянка стала эпицентром Медного бунта. Восстание было жестоко подавлено, а 30 зачинщиков бунта были казнены на Лубянской площади — расплата настигла бунтовщиков на том же месте, где они провинились. Снова на этом месте пролилась кровь.

В XVIII веке в этих местах были владения Дарьи Салтыковой — Салтычихи, как е назвали, «мучительницы и душегубицы», замучившей до полутораста крепостных… «Урод рода человеческого», — написала Екатерина Великая на приговоре Салтычихи.

После суда и заточения Салтычихи в Ивановский монастырь это залитое кровью владение кочевало из рук в руки, пока не перешло к прославившемуся своим милосердием к беднякам доктору Гаазу. Четверть столетия «отбеливал» эту землю святой доктор, искупая чужое преступление.

На углу Мясницкой и Лубянки располагалось страшное детище Петра I — Тайная канцелярия. В 1762 году воцарившаяся Екатерина II учредила Тайную экспедицию, которая помещалась здесь же в начале Мясницкой.

Обер-секретарем Тайной экспедиции был назначен сыскных дел мастер Степан Иванович Шешковский. Его боялись и люто ненавидели, называя за глаза «вездесущим».

Он создал такую агентурную сеть, что мог в любой час доложить Екатерине о поступках и замыслах ее подданных.

Темными потайными переходами обер-секретаря провожали в личные апартаменты императрицы, где она выслушивала его доклад. Шешковский создал собственную систему допроса с пристрастием.

Незадолго до революции знаменитый археолог Стеллецкий проводил раскопки в подклете церкви Гребневской Божией Матери, что стояла на Лубянской площади, и обнаружил там подземную галерею и белокаменные тайные ходы.

Под каменными полами были найдены замурованные кирпичные склепы, гробы, женские парики, шелковый саван, туфли и золотой крест. Под верхним рядом погребений XVIII в. обнаружили еще два уровня могил (XVII и XVI вв.).

Забитый землей подземный ход привел его в одну из тюрем Тайного приказа, где были обнаружены темницы и пыточные со кольцами и крючьями. кольца, крючья. Когда в этих застенках пытали с пристрастием, то крики несчастных доносились до Кремля.

По ночам москвичи видели на стенах здания какие-то светящиеся блики. Знатоки объясняли, что это духи темницы, не выдержав страданий людей, выходят наружу. Поговаривали, что по ночам здесь можно было увидеть привидения замученных и тайно погребенных арестантов.

Храм снесли в 1935 г., а через его подземелья прошла шахта №14 Мосметростроя прошла через подземелье церкви. Были обнаружены подземные ходы к подвалам на Лубянку.

При строительстве подземного гаража КГБ неподалеку от места, где стояла церковь, нашли сразу два тайных хода, выложенных из белого камня, каменные мешки и пыточные застенки.

В 1980-х годах на месте храма выстроили огромное здание для Вычислительного центра КГБ.

В знаменитом доме на Лубянке и сегодня отмечаются необъяснимые странные явления: то непонятные тени ползают по стенам, то не своим голосом звонит телефон или деловые бумаги неожиданно оказываются не в той папке. Ушедшие в запас сотрудники по секрету рассказывают, как некоторые их бывшие коллеги тайком обрызгивали свой кабинет «на четыре угла» спиртными напитками или святой водой: так, на всякий случай.

Источник: https://mistika.temaretik.com/1376861465133451460/lubyanka-teni-proshlogo-v-mrachnom-zdanii/

Ссылка на основную публикацию