Бестужевские высшие женские курсы — тайны и факты

Петр Андреевич Таратин постарался двум своим старшим дочерям, Антонине и Августе, дать хорошее образование. Старшая, Антонина, была определена в лучшую в Архангельске Мариинскую женскую гимназию «под августейшим покровительством вел. княгини Марии Николаевны»; младшая, Августа, — в Ольгинскую, под покровительством другой дочери императора Николая, вел. княгини Ольги Николаевны.

Обе девочки Таратины жили сначала не дома, а у дяди Евграфа, старшего брата своего отца. Раннее детство их прошло на терском берегу Белого моря, в краю суровом. Деревня Кузомень, где они родились, при устье реки Варзуги стоит на сыпучих песках. Девочки бегали по отлогому берегу моря. Собирали необыкновенной красоты ракушки — серебряные, черные, голубые в форме бабочек.

Они постигали жизнь простых поморов, проводивших весь рыбный сезон в избушках на самом берегу моря — «тонях». Эти «тони», «тонюшки», как по-северному ласково их называли, были предметом торговли, кому какая «тоня» достанется, тот и будет богат семгой, треской и другой белой рыбой, а значит, будет сыт зимой.

Те девяностые годы XIX века, когда родились Тоня и Гутя, были голодными на Севере, да и во всей России.

Переезд в Архангельск к дяде, законоучителю в епархиальном училище и, позже, смотрителю всех духовных заведений архангельского края, был крупным событием в судьбе сестер. Дом дяди Евграфа — полная чаша, но был строгим домом, соблюдались все посты, все церковные требы, все православные обряды с выходом в церковь ко всенощной, к заутреней.

Самой привлекательной в дома дяди Евграфа была библиотека, огромная, полная замечательных книг Чего только здесь не было! Поражало воображение девочек обилие словарей и энциклопедий, Стоило племянницам-гимназисткам задать любой вопрос, и Евграф обязательно обращался к энциклопедиям.

Были здесь Русский биографический словарь, энциклопедия Брокгауза и Ефрона, Географическая энциклопедия и много других ценных изданий. Всегда с началом навигации в доме появлялся большой друг Петра Андреевича, ученый-географ Риппас. Он изучал Лапландию.

Разговоры о чуме или веже (рубленая избушка обитателей Севера), черчение карт тундры привлекали внимание юных обитательниц дома. Риппас любил детей Петра Андреевича, возвращаясь в Петербург, присылал им множество детских книг и журналов «Детское чтение», «Задушевное слово», а дети дарили ученому раковины с жемчужинами.

Две старинные деревянные церковки и старое кладбище в неприглядном селе Кузомени составляли печальный пейзаж их детства. Но детство осталось позади, гимназическая жизнь в Архангельске в обществе городских кузен Оли и Сани развила маленьких провинциалок. Они много гуляли по городу, любовались чайками, взмывающими над Северной Двиной.

Какая она величавая, вольная, несущая гулкие волны к океанским просторам! Косые паруса карбасов особенно красивы летом, когда Архангельск весь в зелени бульваров, весь ромашковый, какая стать в таможенных башнях, совершенно белых, сверкающих на северном солнце, как заливисто поют петухи в Соломболе, как звонко им подпевают веселые паровые пилы на лесопилке!

Но надо было учиться. И учение шло успешно. Программа гимназий включала широкий круг гуманитарных дисциплин: русский язык и русскую литературу, которую вел замечательный педагог, председатель Педагогического Совета Н. Кизель, глубоко преданный своему делу.

История, естественная история, география, педагогика, западные языки и латынь — весь круг предметов серьезно подготовил основу знаний северных гимназисток. Наконец, были получены Свидетельства об окончании гимназий.

И обе сестры, независимо друг от друга, в разных гимназиях: одна в Мариинской, другая — в Ольгинской, были удостоены золотых медалей. Шел 1912 год. Все более заметным человеком в городе становился их отец, Петр Андреевич Таратин. Блестящие успехи его дочерей были отмечены в городской газете.

Встал вопрос о дальнейшей их судьбе. С благословения просвещенного дяди Евграфа было решено отправить девушек в Петербург, на Высшие женские курсы — Бестужевские.

Но как быть? Старшей, Тоне, было сделано предложение. Просил руки и сердца первый красавец Архангельска Гаранский, блестящий переводчик с английского. Его связи с Англией были самыми тесными. Там он получил образование. Часто бывал в Лондоне, имел там друзей.

Англиканский Пастер и его молодые дочери тоже, вероятно, имели виды на молодого русского красавца. Но он остановился на дочери Петра Андреевича — Антонине, Тонечке. Стали бывать Таратины у Гаранских. Гаранские в Кузнечихе, в домике в три окошка.

Было весело, предчувствия радости, счастья заполняли вечера. Однажды произошло объяснение, признание в любви, как у Кити и Левина в «Анне Карениной», — писали отдельные буквы на рояле. Это случилось в гостях у Гаранского. Обратно ехали на извозчике.

Смутные надежды и тревожное ожидание. Ведь надо учиться!

Было решено пока обручиться. Торжественно и серьезно было все устроено в главном Троицком соборе. Был приглашен сам Иоанн Кронштадский, творивший в то время чудеса в Архангельске.

На нем была епитрахиль под ризою, что отвечало торжественности момента. Антонина и Гаранский стояли перед священником, покрытые епитрахилью. Он благословил их иконою Божьей Матери.

Было решено отложить свадьбу на год-два. Невеста была уж очень молода.

До Петербурга молодых девушек провожали всей семьей. Надо было нанять комнату где-то поблизости от курсов. Но денег было мало, искали попроще, девицы всего боялись. Когда шептались хозяева, им казалось это подозрительным, спешили дальше, измучились вконец. Наконец, нашли подходящую недорогую комнатку у Смоленского кладбища на Васильевском острове, у судьи Антонова.

Бестужевские курсы были вторыми, открытыми в России для дворянских девушек из хороших семей. Открылись они в 1878 году. Первыми были курсы Герье в Москве, начавшие свою работу ещё в 1872 году. 70-ые годы XIX столетия были неспокойными для правительства. Поднимались народнические организации, начался поход радикальной молодежи в деревню — «хождение в народ».

Очень много женской молодежи вовлеклось в общественную борьбу, в особенности тех девушек, которые возвращались в Россию, получив университетское образование за границей, в Швейцарии или Германии. Чтобы остановить негативное влияние эмансипации, решено было в пору реформ 60-70 годов обратить внимание на организацию высшего женского образования у себя, в России.

Бестужевские курсы были созданы по инициативе историка К. Н. Бестужева-Рюмина. Располагались они на Восьмой линии Васильевского острова, неподалеку от Петербургского университета, чтобы университетские профессора могли успешно совмещать свою работу в университете и на Высших Женских курсах, окончание которых приравнивалось к университетскому образованию.

Количество факультетов соответствовало университетскому, был еще и дополнительный — медицинский. Так как у архангельских девушек были золотые медали, они были приняты на курсы без предварительных испытаний. Антонина Петровна выбрала исторический факультет, Августа Петровна -филологический. Четыре года молодые девушки Таратины провели в Петербурге. Их основной целью были занятия на курсах.

Это были бурные предреволюционные годы, 1912-1916. На историческом факультете преподавала блестящая плеяда лучших русских ученых: выдающийся историк Н. И. Кареев — крупнейший знаток новой истории Европы, специалист по Франции и французской революции, С. Ф. Платонов, оставивший капитальный труд «Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.

«, председатель Санкт-Петербургского философского общества А. И. Введенский, языковед и историк И. А. Бодуэн де Куртэнэ, историк русской литературы Д. Н. Овсянико-Куликовский, наконец, ставший позже, в советское время, известнейшим ученым академик Б. Д. Греков. Конечно, такой каскад ученых имен обрушился на молодых, способных, жаждущих знаний девушек, и не мог пройти незамеченным.

В результате они получили блестящее столичное университетское образование.

Но еще была и столичная жизнь в Петербурге, полная увлечений молодости, выходов в театр. На петербургских подмостках выступали Ф. И. Шаляпин, Л. В. Собинов. Правда, приходилось покупать билеты только на галерку, но все-таки радости от таких походов бывало много.

На Шаляпина попасть было трудно, иногда стояли в очереди по полночи.

Но главным образом занимались, доставали книги из библиотеки, на курсах давали вопросники, на которые надо было самостоятельно найти ответы в монографиях и учебниках, узнавали расписание экзаменов и сдавали, сдавали, сдавали так, что в три с половиной года окончили весь университетский курс.

Посещали Беломорское землячество, в которое входило много университетских студентов, но оно было далеко от революционных волнений…

Сначала приходили огромные письма от жениха Тони — Гаранского, их было пять или шесть, потом наступило молчание. Почему? Так и не удалось узнать Антонине Петровне. Она себя корила, что в одном из писем под впечатлением своих философских занятий написала: «Не знаю, люблю ли я Вас, или миф, созданный моим воображением!»

Нельзя было не заметить волнений в Петрограде. Все чаще курсистки собирались на митинги. Но архангелогородки Тоня и Гутя «шли мимо», о них говорили: «академики идут».

Действительно, получали они одни пятерки и считали себя правыми, стремились поскорее получить диплом об окончании курсов.

Не выдержали лишь однажды, в 1913 году, когда в Петербурге было большое торжество — праздновали Трехсотлетие Дома Романовых.

Перед нами интереснейший документ, «Свидетельство Высших Женских Курсов» — Бестужевских, где сообщается, что «Совет профессоров удостоверяет, что Августа Петровна Таратина, сестра моей матери Антонины Петровны, православного вероисповедания, поступившая на курсы по аттестату, с награждением золотой медалью, состоящей под августейшим покровительством Её Императорского Высочества Великой княжны Ольги Николаевны Архангельской женской гимназии, окончила в 1915-1916 учебном году полный курс наук историко-филологического отделения, по группе Русской филологии, подгруппы Литературы. По основным предметам группы ею выдержаны следующие испытания: по общим курсам: введение в языкознание — весьма удовлетворительно; сравнительно-исторической фонетике русского и старославянского языков — весьма удовлетворительно; сравнительно-историческая морфология русского и старославянского языков — весьма удовлетворительно; история русской литературы: древней — весьма удовлетворительно; новой — весьма удовлетворительно; русской народной словесности — весьма удовлетворительно; история славянских литератур — весьма удовлетворительно. По избранным ею двум специальным отделам: по новой русской литературе (Пушкин и его эпоха) — весьма удовлетворительно; специальный вопрос (Рылеев) — весьма удовлетворительно; по общей литературе (Гете и его время) — весьма удовлетворительно. Два семинария: один по литературе и один по языку — пройдены ею вполне удовлетворительно. На испытаниях по подготовительным или вспомогательным предметам отделения она показала следующие успехи: в логике — весьма удовлетворительно; психологии — весьма удовлетворительно; истории древней философии — весьма удовлетворительно; истории западноевропейских литератур — весьма удовлетворительно; латинском языке — удовлетворительные.

На основании & 31 Положения о Петроградских Высших Женских Курсах 3 июля 1889 г, изданного согласно Высочайше утвержденного 25 июня 1889 г. Положения Министров, выдано Августе Петровне Таратиной, это свидетельство за надлежащим подписанием и с приложением печати Курсов. Петроград. 3 мая 1916 г. Директор Петроградских Высших Женских Курсов профессор С. Булич».

Точно такой же документ был получен и моей матерью Антониной Петровной Таратиной:

«Совет профессоров Петроградских Высших Женских Курсов удостоверяет, что Антонина Петровна Таратина, православного вероисповедания, поступившая на курсы по аттестату Архангельской Мариинской 1-ой женской гимназии, с награждением золотой медалью, окончила в 1915-1916 учебном году курс наук историко-филологического отделения, группы Русской истории.

По основным предметам группы ею выдержаны следующие испытания: по общим курсам истории: древней — весьма удовлетворительно, средневековой — весьма удовлетворительно, новой — весьма удовлетворительно, русской — весьма удовлетворительно, истории славян — весьма удовлетворительно.

По избранному ею одному специальному отделу исторических наук (Варяжский вопрос) — весьма удовлетворительно, специальный вопрос (Киевская и Новгородская летописи) — весьма удовлетворительно.

Два семинария : один по русской истории и один по всеобщей (новой) — пройдены ею вполне удовлетворительно, история древней философии — весьма удовлетворительно, методологии истории — весьма удовлетворительно, латинском языке — удовлетворительно.

На основании параграфа 31 Положения о Петроградских Высших Женских Курсах 3 июля 1889 г, изданного согласно ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного 25 июня 1889г. Положения Комитета Министров, выдано Антонине Петровне Таратиной это свидетельство за надлежащим подписанием печати Курсов. Петроград, 3 мая 1916 года.»

Читайте также:  Космос и его тайны - 2 - тайны и факты

Из свидетельств Высших Женских Курсов следовало, какое глубокое гуманитарное образование получили сестры Таратины, какими способными курсистками они оказались, и какие перспективы должны были открыться перед ними.

Но, увы, недаром так торопились эти девушки-северянки. Уже начиналась Первая мировая война. Россия потерпела не одно поражение. В начале войны, еще в 1914 году, армия А. В.

Самсонова попала в окружение в Восточной Пруссии, и сам генерал покончил жизнь самоубийством.

Вся Россия переживала тяжело военную разруху, нехватку продовольствия даже в Петрограде. Не успели курсистки уехать на родину, как разнеслась весть о прорыве генералом А. А. Брусиловым австро-венгерской позиционной обороны в районе Луцка. Это случилось 22 мая 1916 года.

Оставалось совсем немного до Февральской революции. Но к этому времени сестры были уже в Архангельске. Они рассчитывали сейчас же приступить к работе. Мечтали о преподавании своих любимых дисциплин, но все места в гимназиях провинциального Архангельска оказались занятыми.

И вот тогда они стали помогать отцу, Петру Андреевичу Таратину, в его работе в Обществе изучения Крайнего Севера и в Статистическом Комитете. Этот период их службы хорошо отражен в материалах Архива Архангельской области.

Они, эти молодые образованные девушки, внесли свой вклад в работу важных общественных институтов и, несомненно, оживили их работу.

В Краеведческом музее Архангельска и теперь представлены некоторые материалы — свидетельство их работы.

Постепенно открылись вакансии в гимназиях и епархиальном училище. Но начались революции, интервенция и Гражданская война и, наконец, установилась власть советов. 1919 год был отмечен нашествием беспризорников. Сколько их было, откуда они добирались до далекого Архангельска, что искали в северных суровых краях? Встал вопрос об их судьбе.

Молодые учительницы были мобилизованы для работы в колониях бывших беспризорников, ставших воспитанниками коммуны. Руководил этой работой на Севере М. С. Кедров, сподвижник и правая рука Феликса Дзержинского, председателя ВЧК, придающего вопросам борьбы с беспризорностью исключительное значение.

В 1921 году была создана специальная Комиссия по улучшению жизни детей, которая формировалась из работников ВЧК.

С 1919 года Особый отдел ВЧК возглавлял Кедров. Он же был занят организацией детских колоний для беспризорников. Вскоре в Пертаминскую колонию беспризорников была направлена Антонина Петровна.

Двести беспризорников на пароходе в сопровождении гимназических учителей, которые, естественно, оказались беспомощными перед лавиной оборванных, голодных, беспокойных ребят, норовящих поскорее украсть, что плохо лежит, спорящих и дерущихся между собой…

Наконец, пароход причалил к Пертаминскому монастырю. Прибывшие начали располагаться в монашеских кельях, еще не успевших остыть после выселения оттуда монахов. Все монастырское имущество было брошено и подверглось совершенно беспардонному грабежу.

Даже заведующая детской колонией М. В. Автократова не пренебрегала присвоением исторических ценностей и церковной утвари…

Труднее всего было молодым учителям, только что вступающим в жизнь.

Им, бывшим курсисткам, недавно еще зачитывающимся Шопенгауэром и Ницше, полным философии сострадания и идей формирования «человека будущего», теперь надо было выполнять самую черную работу.

Беспризорников распределяли по группам, вели мыть, стричься. За монастырской стеной поднялась целая «вшивая горка» из грязной одежды и стриженых волос. Доктор, студент-медик, с трудом справлялся с обрушившейся на него грудой работы.

Вскоре в колонию прибыл «рабочий контроль». Контролировались воспитатели и учителя. Вопросы задавались самые нелепые. Беспризорников спрашивали: «не объедают ли вас учителя?» Снабжение колонии было беспорядочным.

Могли завести галеты, какао, а ниток, чтобы чинить рваную одежду, не было, не было самого необходимого. Но главным бичом были побеги воспитанников.

Ничем, казалось, нельзя было удержать эту массу несчастных, неуправляемых ребят…

Источник: http://ninavasminaeva.narod.ru/ludi/cha5.htm

20 сентября. Бестужевские курсы

Всем привет!

Как-то наши новости идут вперемешку — то серьезные типа ядерных взрывов и роли химии в жизни человечества, то несерьезные, например, день красоты

Итак, 20 сентября 1878 года в Санкт-Петербурге открылись высшие женские курсы — одно из первых женских высших учебных заведений в России. По имени их первого директора профессора К. Н. Бестужева-Рюмина их назвали «Бестужевскими».

Почему я решила написать об этом на своем блоге?

А вы можете представить себе, как бы мы сейчас жили, если бы женщины не могли учиться, не имели бы вообще никакого доступа к получению образования? Вот закройте глаза и представьте. У меня не получилось даже на секунду.

Довольно долго считалось, что женщины не должны учиться, более того, что по природе своей они не склонны к наукам. Многолетняя история доказала обратное. Как раз недавно я писала об очень известной женщине-физике, открывателе искусственной радиоактивности.

Так что, почти полтора века назад открытие, по сути, университета для женщин было очень важным событием.

Что мы знаем о женских учебных заведениях дореволюционной России? Большинство вспомнит только Смольный с его «барышнями» и все. Были мужские гимназии, училища, университеты, а женщины получали, максимум, только домашнее образование, да и то в обеспеченных семьях.

До середины 19 века женским образованием занималось небольшое количество институтов благородных девиц – закрытых женских заведений, имеющих сугубо сословный характер. Учили там, в основном, «домостроевским» понятиям:

Кстати, может, это и к лучшему? Может, это полезнее всяких физик и химий? Кто как думает, поделитесь в комментариях.

Началось все с середины 19 века постепенно – сначала воскресные школы, потом – церковноприходские, обучение в которых длилось, от силы, год. Потом – начальные школы, где обучение шло год-два, и давалось только начальное образование. В 60-х годах постепенно добрались и до средних школ и гимназий, а женские училища для всех сословий появились только в 1865 году.

Эта волна коснулась и литературы – вспомните из школьной программы «Луч света в темном царстве». О ком и в связи с чем шла речь, кто помнит? Ну и кажущийся сейчас нелепым (это мое личное мнение) роман Чернышевского «Что делать?» тоже ведь непосредственно касался «освобождения женщин».

Вот так и добрались до первого женского университета, то есть высших женских курсов. Их торжественное открытие состоялось 20 сентября 1878 года в Петербурге здании Александровской женской гимназии на Гороховой улице, 20. При открытии курсов на них поступило 468 постоянных слушательниц и 346 вольнослушательниц. Как видите, желающих учиться хватало.

Мне удалось найти несколько фотографий, но, к сожалению, качество не очень хорошее.

Здание высших женских курсов

Поначалу курсы имели три отделения: словесно-историческое, физико-математическое и специально-математическое.

К преподаванию привлекали лучших профессоров других высших учебных заведений Петербурга. Здесь можно было учиться у Менделеева, Бутлерова, Глинки, Сеченова.

Химическая лаборатория высших женских курсов

И чем все закончилось? После Октябрьской революции Бестужевские курсы были преобразованы в Третий Петроградский университет, который в сентябре 1919 года вошел в состав Петроградского государственного университета.

Вот и все на сегодня. Всем удачи! Встретимся завтра, 21 сентября!

Наталья Брянцева

Источник: http://kidschemistry.ru/bestuzhevskie-kursy.html

Бестужевские курсы | Социальная сеть работников образования

                                           Бестужевские курсы

Подготовил:

Левитина Карина Сергеевна

учащаяся  9 класса

ГБОУ гимназии №526 Московского района

Руководитель:

Шокурова Елена Николаевна

учитель истории  и культуры Санкт-Петербурга

ГБОУ гимназии №526 Московского района

Санкт-Петербург

2014

                                        Бестужевские курсы

  С момента своего появления на Земле человек стремится к обретению новых знаний. Но, к сожалению, он не всегда может их получить. Предрассудки окружающих, стесненность в средствах, огромные расстояния… Причин может быть множество. Однако есть замечательная народная мудрость: «Кто ищет, тот найдет».

Нет, конечно легко говорить об этом мне, человеку 21-го века, живущему в современном мегаполисе, имеющему возможность посещать отличную гимназию (а затем и университет), ходить в библиотеки и находить информацию в Интернете. Но в истории моего города есть замечательная глава о женщинах, которые смогли добиться своего вполне законного права на получение высшего образования.

Наверное, вы уже догадались, что речь пойдет о Бестужевских курсах. Так позвольте мне рассказать о них.

  Тема женского образования  в царской России интересует меня уже лет 5. Вот и этим летом я наконец-то решила изучить ее подробно (особенно- высшее). И сразу же пришлось столкнуться с небольшими трудностями. Во-первых, очень маленькое количество информации в свободном доступе.

Все материалы пришлось искать в Российской Национальной библиотеке. Во-вторых, многие найденные мною книги были изданы в советское время, а значит, там очень много политической и идеологической пропаганды, что удивило меня, школьницу, воспитанную уже абсолютно в ином духе. Надеюсь, в дальнейшем ситуация измениться.

Вот то, что мне удалось разузнать.

  В 1878 году в Санкт-Петербурге были открыты частные высшие женские курсы, названые Бестужевскими, по имени их первого директора, профессора русской истории, Константина Николаевича Бестужева-Рюмина. Этому предшествовала многолетняя эпопея.

Началось все в 1859 году, когда на лекциях в Петербургском университете появилась первая женщина- Н. И. Корсини. Вот что об этом писала Е. Н. Щепкина: «Осенью 1859 г. администрация Санкт-Петербургского университета как бы решилась в виде опыта допускать женщин к слушанию  лекций.

К изумлению слушателей профессора Кавелина, ректор Плетнев, современник Пушкина и кн. Вяземского, представитель поколения 20-30-ых годов, которое славилось своим рыцарским отношением к женщинам, вошел в аудиторию под руку с молоденько        й, скромно одетую девушкой и любезно усадил ее в кресло.

Это повторялось в ближайшие дни, потом девушка ходила с Кавелиным, затем одна и садилась на скамьи со студентами, посещала она лекции и других профессоров-юристов.» К 1861г. число таких энтузиасток увеличилось до 30.

Однако это терпели недолго- девушки начали проявлять общественную активность: вступали в студенческие кружки, участвовали в антиправительственных выступлениях. Уже в 1862 женщин перестали допускать на лекции в Петербургском университете, а затем и во всех остальных.

Большинство слушательниц никак на это не отреагировало- высшее образование для них было данью моде. Но некоторые девушки поехали обучаться в Европу: в Германию, Швейцарию, Францию. Например, Н. П. Суслова после исключения из Медико-хирургической академии отправилась в Цюрих, где защитила диссертацию и стала первой из русской женщин доктором наук.

  В 1869 г. в здании Пятой мужской гимназии открылись Аларчинские курсы для представителей обоих полов. Выработкой программы лекций занималась комиссия известных профессоров (А. Н. Бекетов, Д. И. Менделеев, Ф. В. Овсянников).

Но просуществовали они всего 3 года. В 1872 появились аналогичные Владимирские курсы, но их судьба столь же печальна и коротка по причине убыточности и отсутствия систематического характера лекций и трудоустройства по окончании.

Читайте также:  Преступные сообщества - тайны и факты

  Вернемся же к самой «Бестужевке». Инициаторами открытия первого в России настоящего женского университета были самые передовые люди своего времени: Н. В. Стасова, М. В. Трубникова, А. Н. Бекетов, Д. И. Менделеев и другие. Любопытны слова А. Н.

Бекетова: «Первое здание высшего женского образования было поставлено на средства русского общества». Действительно, интеллигенция сразу же откликнулось на призыв о сборе денег.

Сразу же было открыто «Общество для доставления средств Санкт-Петербургским Высшим женским курсам».

  Теперь поговорим о знаниях, получаемых на курсах. Существовало 4 отделения: словесно-историческое, физико-математическое (естественное), специально-математическое и с 1906 юридическое. Срок обучения- 3-4 года. В первое время принимались женщины от 21 года со средним образованием (позднее- окончившие курс гимназии без ограничения в возрасте).

Интересен состав преподавателей- среди них были величайшие русские деятели науки: Д. И. Менделеев, И. М. Сеченов, Ф. Ф. Зелинский, А. П.

Бородин… Учебные процессы на Бестужевских курсах и в университете имели сходные черты: академический год длился с сентября по май, преподаватели излагали лекционный материал и вели практические занятия в соответствии с едиными учебными планами. На курсах одно за другим возникали физико-химическое, юридическое, филологическое и другие общества.

По университетской традиции профессора оставляли слушательниц, «имевших серьезный склад мыслей и испытывавших любовь к умственному труду», для приготовления к преподавательской деятельности, сдачи государственных экзаменов и получения научных степеней.  

  Но не все люди понимали всю пользу и необходимость курсов. Во время политических волнений 1880-ых годов многие слушательницы начали принимать активное участие в антиправительственных акциях.

Если до 1886 ни одна курсистка не привлекалась к политическим процессам, то к концу 1880-ых это стало почти нормой. По этой причине в 1886 г. прием на Бестужевские курсы был прекращен до особого рассмотрения в правительственных кругах вопроса о женском образовании.

3 июня 1889 было опубликовано «Временное положение о санкт-петербургских Высших женских курсах», которое действовало до 1906 г. В это же время наблюдалось усиление стремления женщин к самостоятельности и получению образования, число слушательниц выросло в 6,5 раз.

Но из-за уменьшения государственного финансирования плата увеличилась с 50 до 200 рублей. Одновременно по требованиям свыше уменьшилось количество лекций, а некоторые предметы исчезли из расписания.

  В 1906 г. курсы обрели автономию. Появилась предметная система преподавания- возможность выбирать лекционные курсы по желанию (углубленно изучать биологию/филологию/органическую химию и т. п.), открылся юридический факультет, директор (профессор зоологии В. А. Фаусек) был выбран учащимися.

  В 1917-1918 г-г. наступил самый тяжелый период в истории курсов. Революция и Гражданская война стали причинами полного безденежья и бессистемного учебного процесса. И к 1919 году «Бестужевка» прекратила свое самостоятельное существование, став частью Третьего Петроградского университета.

 История первого в России женского университета на этом не заканчивается. Ведь к 1916 г. 6933 слушательницы получили выпускные свидетельства. Нельзя забывать, что нет данных о выпусках последних лет и не все смогли закончить курсы. Замечательное культурное наследие оставили бестужевки для будущих поколений. Подавляющее их большинство было педагогами.

Многие стали известными учеными (например, астрономы Н.С.Яхонтова-Самойлова, П. Ф. Санникова-Шайн). Сотни курсисток получили кандидатскую и докторскую степени, пять стало членами-корреспондентами, а двое академиками. Известные всем нам Л. Д. Блок и Н. К. Крупская тоже в прошлом вышли из этого учебного заведения.

Невозможно переоценить то, что они сделали для нашей страны.

  Представителю нового поколения легко говорить о том, что женщине легко было получить образование в далекие с нашей точки зрения времена.

Но получается интересный процесс: сейчас, при общедоступных знаниях человек почему-то перестает ими интересоваться. Конечно, при огромном количестве информации вокруг намного легче забить голову, словно большой мусорный бак. Но у нас есть прошлое.

У нам есть примеры. У нас, в конце концов, есть обязанности. Продолжим же дело, начатое миллионы лет назад! Вперед!

  1. О.Б. Вахромеева . Бестужевка в цифрах = Bestuževki en chiffers : к 130-летнему юбилею Санкт-Петербургских Высших женских курсов (1878-1918 гг.). — Санкт-Петербург : б. и., 2008 . 401 с.
  2. Бестужевки в рядах строителей социализма : Сборник. —  Москва : Мысль, 1969.  198 с.
  3.  Перова Н. И. Смолянки, мариинки, павлушки… бестужевки… : из истории женского образования в Санкт-Петербурге. Санкт-Петербург : Петрополис, 2007. 301 с.
  4. Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы. 1878-1918 : Сборник статей . Ленинград : Изд-во Ленингр. ун-та, 1973.  303 с.
  5. Вахромеева О. Б. Духовное пространство Университета : Высш. жен. (Бестужев.) курсы 1878-1918 гг.: исслед. и материалы . СПб,  Диада-СПб, 2003.  252 с.
  6. Вахромеева О. Б. 175 лет основателю Бестужевских курсов Константину Николаевичу Бестужеву-Рюмину. Публикация источников по истории первого женского университета в России. Санкт-Петербург. Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2005. 143 с. 
  7. Три века Санкт-Петербурга : Энцикопедия.. В 3 т. Отв. ред. П.Е. Бухаркин. 2-е изд. испр. СПб. М. : Филол. фак. СПбГУ ACADEMIA, 2003.
  8. Лихачев Д. С. Санкт-Петербург. Энциклопедия. – Санкт-Петербург-Москва: РОССПЭН, 2004.  680 с.

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/drugoe/2014/11/09/bestuzhevskie-kursy

Науки женское лицо. Высшие женские курсы

«ГОСУДАРЬ НЕ РАЗРЕШИТ КУРСЫ, и ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ ДАСТ НИ КОПЕЙКИ на пустую затею»(Именем русской женщины. Учительская газета. 3 октября 1978 г.)

Отказав женщинам в получении высшего образования в государственных университетах, и столкнувшись с сильным женским противодействием этому решению – правительство было вынуждено не препятствовать общественной инициативе в виде Высших женских курсов.

Они открывались в крупных городах как частные учреждения под ответственность научного деятеля, пользующегося доверием правительства. Первые такие курсы появились в Москве, благодаря профессору В.И.

 Герье (1872), а через несколько лет – в Санкт-Петербурге под патронажем профессора К.Н. Бестужева-Рюмина (1878).

В 1861 г. В.И. Герье был ещё слишком молод, чтобы принимать участие в историческом заседании Совета Московского университета, обсуждавшем вопрос о женском образовании. Но он уже имел опыт приёма экзаменов у выпускниц женских гимназий, стремящихся работать домашними учительницами, и представлял себе потребность и запрос общества.

Главную цель В.И. Герье видел НЕ В ПРИОБРЕТЕНИИ ЖЕНЩИНАМИ ПРОФЕССИИ, А В ИХ ПРОСВЕЩЕНИИ, ведь женщина – «почётный член общества, МАТЬ И ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА ГРАЖДАН».

«Мы предлагаем КУРСЫ НЕ ФАКУЛЬТЕТСКИЕ, НО курсы предметов ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ», – сказал 1 ноября 1872 г. на открытии курсов С.М. Соловьёв.

Можно заметить только, что ректор Московского университета не изменил свой взгляд на женское образование – ведь десять лет назад, в 1861 г., он ПРОГОЛОСОВАЛ ПРОТИВ.

Интересно отметить, что курсам было отдано здание Первой мужской градской гимназии, которую, в своё время, окончили сам С.М. Соловьёв, М.П. Погодин, Н.В. Бугаев, Н.А. Умов, В.П. Сербский и другие выдающиеся умы.

В связи с данной установкой в первоначальном составе лекторов преобладали гуманитарии: А.Н. Веселовский, П.Г. Виноградов, В.О. Ключевский, С.М. Соловьёв, Н.И. Стороженко, Н.С. Тихонравов, Л.М. Лопатин.

В 1905 г. В.И. Герье на посту директора курсов сменил С.А. Чаплыгин. В 1906 г. был открыт медицинский факультет. А с 1915/1916 уч.г. Московские высшие женские курсы ПОЛУЧИЛИ ПРАВО ПРОВОДИТЬ ВЫПУСКНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ И ВЫДАВАТЬ ДИПЛОМЫ О ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ.

В сентябре 1918 г. решением Совета Народных Комиссаров РСФСР курсы Герье были преобразованы в смешанное учебное заведение, получившее название 2-й МГУ.

История сохранила имена некоторых выпускниц Московских женских курсов – не в последнюю очередь, благодаря славе их мужей. Муза писателя И.А. Бунина – Вера Муромцева, Белла Розенфельд – художника М. Шагала. Правило сработало и в обратную сторону.

Сын первой выпускницы курсов Елизаветы Дурново-Эфрон Сергей Эфрон стал мужем знаменитой поэтессы Марины Цветаевой, дочери И.В. Цветаева, основателя Музея изобразительного искусства им. А.С. Пушкина.

Поэтическим даром была наделена Мариэтта Шагинян, математическим – Ольга Цубербиллер, преподававшая много лет в Институте тонких химических технологий им. М.В.Ломоносова.

На кафедре геологии Московского университета под руководством А.П. Павлова(кроме его жены) работала Вера Варсанофьева.

Для многих научных работников их жёны становились не только квалифицированными помощницами, но и превращались в самостоятельных успешных исследователей: пример тому, М.В. Павлова – выпускница Киевского института благородных девиц.

Московские высшие женские курсы внесли вклад в развитие:  зоопсихологии – Н.Н. Ладыгина-Котс, почвоведения – Н.Н. Сушкина, физики – А.А. Глаголева-Аркадьева. Крупным химиком, специалистом по коррозии стала Л.К. Лепинь, удостоенная звания академика АН Латвийской ССР (1951).

В.И. Герье.Художник Н.П.Богданов-Бельский Согласно положению, утверждённому 6 мая 1872 г. министром народного просвещения гр. Д.А. Толстым, Московские высшие женские курсы были частным учебным заведением, которое имело своей задачей дать возможность девицам, окончившими средние учебные заведения, продолжать общее образование.Дочь В.И. Герье обучалась на курсах, а его жена Е.И. Токарева учредила именную стипендию для отличниц.«Разгром» университета в 1911 г. обернулся удачей для курсов, на которые перешла большая группа известнейших преподавателей.
 В 1913 г. для курсов была куплена зоологическая коллекция приват-доцента А.Ф. Котса, положившая начало Дарвиновскому музею. На фотографии: А.Ф. Котс и Н.Н. Ладыгина-Котс (в центре) со слушательницами курсов 

Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы открылись 20 сентября 1878 г. в здании Александровской гимназии. Профессорско-преподавательский состав был просто блестящим. Женщинам читали лекции Д.И. Менделеев, И.М. Сеченов, Вл. Соловьёв, А.Н. Бутлеров, О.Ф. Миллер, И.А. Бодуэн-де-Куртенэ, А.Е. Ферсман, А.Е. Фаворский, А.Н. Бекетов (бывший фактическим руководителем курсов). Когда в 1906 г., на курсах в Москве был открыт медицинский факультет, в Петербурге – юридический, дававший женщинам право на работу в области статистики.

Первой женщиной, получившей разрешение преподавать на курсах (в то время как С.В. Ковалевской это запретили!), стала выпускница-математик В.И. Шифф. Бестужевские курсы окончила Л.Н. Запольская, читавшая математику на курсах Герье в Москве.

Столичное местоположение наложило отпечаток на функционирование курсов. Население Санкт-Петербурга постоянно участвовало в различных как промонархических, так и антимонархических политических акциях – выступлениях, демонстрациях, кружках. Бестужевки Н.К. Крупская, А.И. Ульянова, Л.А. Фотиева составили в своё время ближайшее окружение В.И. Ленина.

Отметим, что и личность самого К.Н. Бестужева-Рюмина, выпускника юридического факультета Московского университета, не так проста. С одной стороны лояльный профессор истории, согласившийся взять на себя ответственность за создание Высших женских курсов, с другой стороны – племянник декабриста М.П. Бестужева-Рюмина, казнённого за участие в восстании 14 декабря 1825 г.

Поступавшие на Бестужевские курсы сдавали свидетельство об окончании среднего учебного заведения, справку из полиции о политической благонадёжности, разрешение родителей и 50 рублей в год (с 1889 г. – 100) за слушание лекций.Первый выпуск 1882 г. – 4 человека из 26.По окончании курсов выдавалось свидетельство, указывавшее какие предметы были сданы по избранному факультету. Оно не давало никаких прав и для устройства на научную работу следовало сдавать государственный экзамен в университете.Первые женщины добились этого права в 1911 г. – 13 экзаменов за полный курс университета.В 1913 г. свидетельство об окончании курсов прировняли к университетскому. Константин Николаевич Бестужев-Рюмин
450 педагогов
250 научных работников
100 партработников
100 литераторов, переводчиков, искусствоведов, музееведов
100 библиографов и библиотечных работников
18 юристов

В 1918 г. Бестужевские женские курсы стали 3-м Петроградским университетом, а в 1919 г. объединились с Петроградским университетом.

В МГУ работали бестужевки-профессора: математик П.Я. Кочина, филолог Е.С. Истрина, историк С.И. Протасова.

Рассеянные по стране, выпускницы Бестужевских курсов, старались не терять связи друг с другом.

Университет активно помогал московским бестужевкам готовиться к празднованию 85-летия (1963) и 90-летия alma mater.

Женщины собирали архивный и иллюстративный материал, встречались со студентами и преподавателями в Доме культуры на ул. Герцена, а в феврале 1961 г. в Доме культуры на Ленинских горах была организована тематическая выставка.

В 1978 г., к 100-летию курсов, бестужевки направили ректору МГУ А.А. Логунову благодарственное письмо.

Заседание в Доме культуры на ул. Герцена.1960 г. Зам. проректора МГУ Н.А. Соколов и П.Я. Кочинав Доме культуры на ул. Герцена. 1968 г.
1960 г. 1960 г.

Говоря о курсистках, невозможно не вспомнить картину «Курсистка», написанную художником-передвижником Н.А. Ярошенко в 1883 г. Портрет находится в Киевской картинной галерее. Неожиданное заключается в том, что это действительно портрет – раз, и ПОРТРЕТ БЕСТУЖЕВКИ – два.

Читайте также:  Артемисия - тайны и факты
Анна Константиновна Дитерихс1859–1927Сестра генерала А.К. Дитерихса, одного из руководителей Белого движения в Сибири и на Дальнем Востоке.Слушательница Бестужевских курсов, увлекалась философией.Писательница – «Один против всех» (1909), «Подвиг. Восточное сказание» (1912), «Из воспоминаний о Л.Н.Толстом» (1926).Жена В.Г. Черткова, лидера толстовского движения.
«Был я в Петербурге… Один из старинных знакомых затащил меня в мастерскую какого-то молодого художника. Поглядел я, по обыкновению, с каким-то деревянным благоговением на всю эту обстановку мастерской… и вдруг ожил, очувствовался. Увидел я одну маленькую картинку. Картинка эта ничем особым не замечательна. Вот она: девушка лет пятнадцати-шестнадцати, гимназистка или юная студентка, бежит “с книжкой под мышкой” на курсы или на уроки. Таких девушек “с книжкой под мышкой”, в пледе и мужской круглой шапочке всякий из нас видел и видит ежедневно. Одни из нас просто определяют это явление: “бегают на курсы”, другие – “что идут против родителей”, иногда “помирают не своею смертью”. И вот художник, выбирая из этой толпы “бегущих с книжками” одну, самую ординарную, обыкновенную фигуру, тонко подмечает и передаёт зрителю самое главное. Чисто женские девичьи черты лица, проникнуты на картине присутствием юношеской светлой мысли.ВОТ ЭТО-ТО СЛИТИЕ ДЕВИЧЬИХ И ЮНОШЕСКИХ ЧЕРТ В ОДНОМ ЛИЦЕ, В ОДНОЙ ФИГУРЕ, ОСЕНЁННОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МЫСЛЬЮ, СРАЗУ ОСВЕЩАЛО И ОСМЫСЛИВАЛО И ПЛЕД И КНИЖКУ И ПРЕВРАЩАЛО В НОВЫЙ, НАРОДИВШИЙСЯ, НЕБЫВАЛЫЙ И СВЕТЛЫЙ ОБРАЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ»(Успенский Г.И. По поводу картины художника Ярошенко «Курсистка»)

Источник: http://letopis.msu.ru/content/nauki-zhenskoe-lico-vysshie-zhenskie-kursy

В санкт-петербурге открылись высшие женские курсы (бестужевские)

20 сентября (2 октября) 1878 г. в Санкт-Петербурге в качестве частного учебного заведения открылись Высшие женские (Бестужевские) курсы.

Их организаторами были известные общественные деятели и учёные, профессора Санкт-Петербургского университета А. Н. Бекетов, Д. И. Менделеев, И. М. Сеченов, А. М. Бутлеров, К. Н. Бестужев‑Рюмин, а также лидеры женского движения А. П. Философова, Н.

 В. Стасова, О. А. Мордвинова, В. П. Тарновская, Н. А. Белозерская, Е. И. Конради, М. А. Менжинская.

В ходе борьбы за доступ женщин к высшему образованию в 1850-1870-х гг. в Петербурге открывались различные общественные организации, публичные курсы и лекции. Все они разрешались министерскими чиновниками с большой неохотой, а так же без выделения каких-либо государственных дотаций, и не давали никаких прав окончившим их лицам. Ещё в 1850-х гг.

в Петербургском университете появились первые вольнослушательницы. В 1869 г. были открыты первые высшие женские курсы — Аларчинские в Петербурге и Лубянские в Москве. В 1870 г. в Петербурге были организованы Владимирские курсы — публичные лекции для мужчин и женщин. В 1872 г.

для образования учёных акушерок были открыты курсы при Медико-хирургической академии, переименованные в 1876 г. в Высшие врачебные курсы.<\p>

Наконец, 20 сентября (2 октября) 1878 г. в Санкт-Петербурге в здании Александровской гимназии на Гороховой улице состоялось торжественное открытие первого высшего учебного заведения для женщин в России — Высших женских курсов.

Первым директором курсов был назначен историк К. Н. Бестужев-Рюмин; в его честь курсы получили неофициальное название «Бестужевские».

Будучи частным учебным заведением, курсы получали лишь по 3 тыс. рублей в год в виде пособия от Министерства народного просвещения и Санкт-Петербургской городской думы и финансировались, главным образом, за счёт специально созданного «Общества для доставления средств Высшим женским курсам». Основным доходом общества была плата за обучение.

Члены общества, работавшие на курсах, считались общественными деятелями и не получали жалованья.<\p>

В 1885 г. для Высших женских курсов на 10-й линии Васильевского Острова было построено собственное здание по проекту академика архитектуры А. Ф. Красовского при участии В. Р. Курзанова.

В дальнейшем здание ВЖК стало разрастаться за счёт пристраивания к главному зданию флигелей и корпусов.

С 1889 г. в связи с уходом с курсов К. Н. Бестужева-Рюмина курсы стали именоваться Санкт-Петербургскими Высшими женскими курсами (неофициальное их название — Бестужевские — сохранилось без изменений).

На курсах существовало три факультета: историко-филологический, физико-математический (первоначально разделённый на физико-математическое и специально-математическое отделения) и юридический (открыт в 1906 г.).

После революции 1905 г. ВЖК получили автономию. Совету профессоров было разрешено выбирать директора из своей среды. Был реорганизован и учебный процесс.

На Бестужевских курсах была введена новая система, названная предметной, позволившая слушательницам выбирать по желанию лекционные курсы, а преподавателям — разнообразить и расширить систему практических занятий и курсов.<\p>

В 1910 г.

Государственный Совет признал Петербургские Высшие женские (Бестужевские) курсы высшим учебным заведением с объёмом преподавания, равным университету. Свидетельства об окончании ВЖК были приравнены к дипломам университета.

Высшие женские курсы просуществовали 40 лет, с 1878 по 1918 гг., а в 1918 г., в качестве Третьего Петроградского университета, были слиты с Первым Петроградским университетом.<\p>

За 32 выпуска Высшие женские (Бестужевские) курсы окончило около 6 тыс. 933 человек.

Наибольшее количество выпускниц было на историко-филологическом факультете — 4 тыс. 311, физико-математический факультет окончило 2 тыс. 385 человек и юридический — 237.

Основная часть выпускниц посвятила себя преподавательской деятельности, многие работали в библиотеках и других просветительских учреждениях. Из рядов бестужевок вышло немало выдающихся учёных, писательниц, деятелей общественного движения.

<\p>

Бестужевские курсы вошли в историю русского просвещения как первое высшее женское учебное заведение университетского типа.

Лит.: Высшие Бестужевские курсы [Электронный ресурс] // Женщины Санкт-Петербурга. 2000-2005. URL: http://www.women.nw.ru/win/bestugev.htm; Высшие женские (Бестужевские) курсы: Библиографический указатель. М., 1966; Санкт-Петербургские высшие женские (Бестужевские) курсы, 1878-1918. Л.

, 1973; Федосова Э. П. Бестужевские курсы — первый женский университет в России (1878-1918 гг.). М., 1980; Юридический факультет Высших Женских (Бестужевских) курсов [Электронный ресурс] // Юридический факультет СПбГУ. Б. д. URL: http://law.spbu.

ru/testexlib/testexlibra/c720d3fe-80c0-4f0e-b226-b10f5b5d1e9a.aspx.

См. также в Президентской библиотеке:

Кобеко Д. Ф. К родословной рода Бестужевых-Рюминых. СПб., 1889.

Источник: https://www.prlib.ru/history/619592

Высшие женские Бестужевские курсы в Санкт-Петербурге

Ровно 135 лет назад, а именно 3 октября 1878 года в Петербурге открываются Высшие «Бестужевские» женские курсы.

***

Как вы знаете, Женские Курсы это такая была специализированная по гендерному признаку система образования в Российской империи. Появилась ещё во времена Петра Великого («…учить разным рукодельям, шитью, пряже девочек… сирот обоего пола… монахиням воспитывать…»). При Елизавете (середина XVIII века) появились специализированные акушерские школы для девушек.

Обучение девочек в «публичных» школах считалось делом неприличным.

До конца XIX века вовлечение женщин в образовательный процесс хоть и продвигалось, но очень медленно. Советы университетов обычно резко отрицательно относились и к возможностям посещения лекций студентками. Несколько более прогрессивными были университеты в Петербурге, Казани, а позднее в Харькове и Киеве…

Жадные до знаний, но не находившие никаких перспектив на родине русские женщины толпами устремлялись в западные ВУЗы.

Одним из первых ВЫСШИХ заведений для женщин были питерские Бестужевские курсы.

Перед вами – здание этих курсов на 10 линии В.О.

Правительство к 70-м годам XIX века начало смекать, что надо что-то предпринять, чтобы студенты не валили за границу в массовом порядке.

На фото – группа этих капитанов-очевидностей: Менжинская, Стасова, Терновская, Белозерская, Философова, Бекетов, Мордвинова —

Именно эти господа во главе с профессором Бестужевым-Рюминым (ставшим директором курсов) и открыли их в 1878 году. Поэтому и такое название курсов, а самих слушательниц называли «бестужевками», коих при открытии было более 800 человек!

Картина художника Ярошенко, написанная в 1880 году называется «Курсистка» и изображает Дитерихс, в том году являвшуюся слушательницей Бестужевских курсов —

На курсы зачисляли женщин с 21 года, имевших полное среднее образование. Вступительные испытания отсутствовали. Обучение было платное. Дополнительное финансирование осуществлялось при помощи государства – от городской думы Петербурга, Министерства народного просвещения, членских взносов и добровольных пожертвований. Некоторые учителя преподавали на волонтёрских началах.

На фото – химическая лаборатория – урок химии в цикле Бестужевских курсов —

Первоначально, курс был рассчитан на три года, но позже стал 4-летним.

Имелось три отделения: специальное-математическое, физико-математическое и словесно-историческое (первые два, правда, впоследствии были слиты в единый математический блок), с 1906 года появилось ещё и юридическое отделение.

Практические занятия проводились на всех отделениях и почти по всем преподаваемым предметам. Особенно, конечно, это касалось естественнонаучных дисциплин, для которых курсы имели специальные лекционные аудитории (в которых удобно проводить различные демонстрации), библиотеки, лаборатории и кабинеты для занятий, обставленные самым наилучшим образом.

Поначалу в качествен преподавателей выступали только приглашённые профессора из других ВУЗов, но потом курсы начали готовить и свои кадры для ведения образовательного процесса, оставляя способных девушек в качестве руководительниц занятий и ассистенок. Особо одарённые воспитанницы даже проводили собственные научные изыскания, выступали на научных съездах с собственными научными докладами.

На гуманитарном отделении (словесно-историческом) слушательницы курсов изучали английский, немецкий, французский, латинский и русский языки (плюс один из славянских языков), историю литературы, теорию эмпирического познания, историю педагогики, историю новой и древней философии, психологию, логику и богословие. В качестве необязательных предметов выступало хоровое пение и латынь.

Слушательницы физического отделения (физико-математического) изучали труды по физической географии, кристаллографии, минералогии, зоологии, ботанике, химии, физике и математике.

Допустим был переход между курсами, в случае если «бестужевки» могли до сдать необходимые предметы.

Приём на бестужевские курсы был закончен в 1886 году, что было связано с правительственной обеспокоенностью неблагонадёжными политическими позициями слушательниц.

Целых три года заседала спецкомиссия под руководством Волконского.

Наконец, уже летом 1889 года было издано «Положение о Женских курсах в Петербурге», которое самым жестким образом усиливало контроль над данным учебным заведением. Оно оставалось в силе до самого переворота 1917 года…

Среди ограничений свобод можно назвать появление специального Совета профессоров и назначаемого директора, должности инспектрисы, а также запрещались всяческие собрания слушательниц ВНЕ стен образовательного учреждения.

Кроме того, было закрыто естественнонаучное отделение, сокращено общее число курсисток и значительно повышена плата за обучение (до двух сотен рублей в год!)

Вот только представьте себе – на рубеже веков, в столице огромной Империи, запрещают преподавание гистологии (наука о строении тканей), естественной истории и физиологии!

Исключалось проживание курсисток на частных квартирах – допускались только дома и проживание в домах родственников.

После революции 1905 года курсы получили бОльшую автономию – стало возможным выбирать, например, директора из своей, профессорско-преподавательской, среды. Помимо этого была введена предметная система преподавания, которая позволяла курсисткам выбирать курсы лекций по собственному желанию, а учителям – расширять и вносить разнообразие в систему курсов по собственной инициативе.

Юридический факультет открылся весной 1906 года.

Программа этого нового курса включала политическую экономию, наследственное и семейное право, римское право, финансовое право, историю экономических учений, статистику, полицейское право, историю русского права, государственное право, философию права, энциклопедию права. По желанию курсисток в этот цикл занятий можно было добавить итальянский, английский, французский и немецкий языки, а также богословие.

В 1910 году Государственный Совет постановил приравнять Бестужевские курсы к ВУЗам, то есть приравнять дипломы этих курсов к университетским «корочкам».

Перед вами – билет курсистки за 1911 и 1912 годы —

Финансовое положение курсов резко ухудшается из-за Первой мировой войны. Ряд зданий приходится отдавать под доходные дома, всё труднее становилось следить и удерживать материальную собственность…

Так выглядели комнаты в общежитиях Курсов —

После переворота 1917 года Высшие женские Бестужевские курсы в Санкт Петербурге были включены в состав Петроградского государственного университета (сегодняшний СПБГУ, из которого вышел и наш сегодняшний тандемчик Пу-Ме).

Источник: http://vsenichego.ru/?p=2621

Ссылка на основную публикацию