Императрица анна иоанновна — тайны и факты

Императрица анна иоанновна, придворный быт и забавы

Анна Иоанновна, не смотря на то, что впоследствии долгое время жила в Курляндии, окруженная немцами, никогда не выучилась говорить по-немецки и только могла понимать, когда при ней говорили на этом языке.

Русский двор, отличавшийся при Петре Великом своею малочисленностию и простотой обычаев, совершенно преобразился при Анне Иоанновне. Императрица хотела непременно, чтобы двор ея не уступал в пышности и великолепии всем другим европейским дворам.

Она учредила множество новых придворных должностей; завела итальянскую оперу,   балет,   немецкую труппу и два оркестра музыки, для которых выписывались из-за границы лучшие артисты того времени; приказала выстроить, вместо довольно теснаго императорскаго зимняго дома, большой трех-этажный каменный дворец, вмещавший в себе церковь, театр, роскошно отделанную тронную залу и семдесят покоев разной величины.

Торжественные приемы, празднества, балы, маскарады, спектакли, иллюминации, фейерверки и тому подобныя увеселения, следовали при дворе безпрерывно одни за другими. Любовь императрицы к пышности и блеску не только истощала государственную казну, но вовлекала в громадные расходыпридворных и вельмож.

  Придворные чины и служители не могли сделать лучшаго уважения государыне, как если в дни   ея   рождения,   тезоименитства и коронования, каждогодно праздновавшиеся с великим торжеством, приезжали во дворец в новых и богатых платьях .

  Разумеется, лица, имевшия доступ ко двору, соревнуя друг перед другом, лезли, как говорится, из кожи, чтоб угодить императрице и обратить на себя ея внимание.   Многие из них в короткое время проживались совершенно, раззоряли свои имения и затем, для добывания средств, обращались к казнокрадству, которое развилось до поражающих размеров.

Роскошь и мотовство, поощряемые государыней, стали считаться достоинством, дававшим более прав на почет и везвышение, нежели истинныя заслуги. При дворе велись

азартныя игры и нередко в одну ставку в фараон или кинце (Quinze)проигрывалось до двадцати тысяч рублей. Сама императрица не была пристрастна к игре, и если играла, то для того, чтобы проиграть. В таких случаях, она держала банк и ставить могли лишь те, кого она называла. Выигравший тотчас же получал деньги, а с проигравшаго императрица никогда не требовала уплаты.

Попойки, которыми прежде непременно  оканчивались всякия торжества и собрания, теперь были совершенно изгнаны из придворных обычаев, потому что Анна Иоанновна не могла видеть и боялась пьяных. Только один день в году, как исключение, посвящался Бахусу, именно 19-го января, когда праздновалось восшествие на престол императрицы.

В этот день каждый из придворных даже был обязан, опустившись на одно колено перед государыней, выпить огромный стакан венгерскаго вина.

Впрочем, случалось иногда, после военных экзерциций или в навечерие больших праздников, что императрица сама подносила по бокалу вина придворным и гвардейским офицерам, являвшимся для целования ея руки.

Известно, что господствующей страстью Бирона были лошади. По его желанию, знаменитый архитектор Растрелли воздвигнул, вблизи дворца, огромный манеж, или, как тогда называли, „конскую школу», содержание которой обходилось казне ежегодно до 100,000 рублей.

Анна Иоанновна, посещавшая манеж сперва из угождения своему любимцу, потом сама пристрастилась к лошадям и, не смотря на свои сорок лет и полноту, даже выучилась ездить верхом.

В манеже для нея была отделана особая комната, где она не редко занималась делами и давала аудиенции.

Кроме того, императрица очень любила охоту и стрельбу из ружей, в чем приобрела такую снаровку, что без промаха попадала в цель и на лету убивала птиц.

Во внутренних покоях Анны Иоанновиы всегда стояли заряженныя ружья, из которых она стреляла, через окна, в мимолетавших ласточек, воробьев, галок и т. п.

В Петергофе и других окрестностях Петербурга были выстроены зверинцы, наполненные всякаго рода туземными и чужеземными зверями и птицами. Всем верноподданным именными указами вменялось в непременную обязанность ловить, размножать и присылать в императорские зверинцы диких животных.

При дворе была учреждена призовая стрельба, а в галлерее дворца устроен тир, где зимними вечерами, при ярком освещении, Анна Иоанновна практиковалась из винтовки. „С-Петербургския Ведомости» того времени изобилуют известиями об охотничьих подвигах императрицы.

Анна Иоанновна присутствовала постоянно на всех придворных увеселениях; но более всего любила проводить время в комнатах своего любимца или у себя в опочивальне, среди своих шутов и приживалок, которых состояло при ней множество. Они были обязаны болтать без умолку, и императрица просиживала целые часы, забавляясь их болтовней и кривляньями.

Личностей, обладавших, завидным для многих из тогдашних придворных, даром говорить, не уставая, всякий вздор, розыскивали по всей России и немедленно препровождали ко двору. В государственном архиве сохранилось несколько собственноручных писем Анны Иоанновны, доказывающих заботливость ея о пополнении своего интимнаго штата разными болтуньями и дурами.

Так, например, императрица писала в Москву: „

у вдовы Загряжской, Авдотьи Ивановны, живет одна княжна Вяземская, девка; и ты ее сыщи и отправь сюда, только чтоб она не испужалась, то объяви ей, что я беру ее из милости, и в дороге вели ее беречь, а я ее беру для своей забавы, как сказывают, что она много говорит«.

В другой раз государыня писала в Переяславль: „

Поищи в Переяславле из бедных дворянских девок или из посадских, которыя бы похожи были на Татьяну Новокщенову, а она, как мы чаем, что уже скоро умрет, то чтоб годны были ей на перемену; ты знаешь наш нрав, что мы таких жалуем, которыя бы были лет по сорока и также-б говорливы, как та, Новокщенова, или как были княжны Настасья и Анисья» (Мещерския).

В свои фрейлины Анна Иоанновна выбирала преимущественно таких девиц, которыя имели хорошие голоса. В те вечера, когда при дворе не назначалось никаких увеселений, фрейлины должны были сидеть в комнате, соседней с опочивальной императрицы, и заниматься разными рукоделиями, вышиванием и вязанием.

Позабавившись с шутами и приживалками, Анна Иоанновна обыкновенно отворяла дверь в комнату фрейлин и говорила: „ну, девки, пойте!» и девки пели до тех пор, пока государыня не кричала: „довольно!»

Иногда Анна Иоанновна требовала к себе гвардейских солдат с их женами и приказывала им плясать по-русски и водить хороводы, в которых не редко принимали участие присутствовавшие вельможи и даже члены царской фамилии.

Императрица не чуждалась и литературных забав: узнав как-то, что известный профессор элоквенции, В. К. Тредьяковский, написал стихотворение игриваго содержания, она призвала автора к себе и велела ему прочитать свое произведение.

Тредьяковский, в одном из своих писем, следующим образом разсказывает об этом чтении: ,,Имел счастие читать государыне императрице у камина стоя наколенях перед ея императорским величеством; и по окончании онаго чтения удостоился получить из собственных ея императорскаго величества рук всемилостивейшую оплеушину«.

Анна Иоанновна, вообще, была очень строга к своим приближенным и обращалась с ними крайне сурово. Так, например, однажды две фрейлины, сестры Салтыковы, которых она заставила петь целый вечер, осмелились, наконец, заметить ей, что оне уже много пели и устали. Императрица, не терпевшая никаких возражений, до такой степени разгневалась на бедных девушек, что тут же сама выпорола их и отправила на целую неделю стирать белье на прачешном двореАнна Иоанновна, находясь не в духе, вздумала разсеять себя зрелищем какого-то танца. Она тотчас же послала за четырьмя, известными в то время, петербургскими красавицами и приказала им исполнить танец в своем присутствии. Дамы начали танцовать, но смущенныя грозным видом государыни, смешались, перепутали фигуры и в нерешимости остановились. Императрица молча поднялась со своего кресла, подошла к помертвевшим от страха танцоркам, отвесила каждой по почещине и за тем, возвратясь на место, велела снова начать танец. Анна Иоанновна весьма благоволила к статс-даме графине Авдотье Ивановне Чернышевой, умевшей хорошо разсказывать разныя городския новости и анекдоты; но, не смотря на это, никогда не позволяла ей садиться при себе. Однажды Чернышева, разговаривая с императрицей, почувствовала себя не хорошо и едва могла стоять на ногах. Анна Иоанновна, заметив это, сказала своей собеседнице: „ты можешь опереться на стол, служанка заслонит тебя и, таким образом, я не буду видеть твоей позы«

Между тем  Западный дипломат Христофор Манштейн путешествуя в то время по России, так отзывался о императрице Анне:

Императрица Анна по природе была добра и сострадательна и не любила прибегать к строгости.

Повидемому Христофор Манштейн не знал ни о непосильном налогооблажении россиян, не о пытках и истязаниях за неподчинения государыни аж с 12 летнего возраста,  ни о 25 летней службе в Армии, куда даже призывались дети 14 лет, ни о других произволах. В её царствование были отправлены в Сибирь 20.000 человек  и казнено более  тысячи   людей, среди которых священнослужители, женщины и дети..

Императрица просыпалась в 7.30 утра и сразу отправлялась пить утренний кофе. В 9.00 принимала министров и не читая подписывая бумаги. В 10.00 шла в манеж и каталась на лошади. В 12.

00 обедала с Бироном, после чего уединялась с ним в своей спальне для обеденного сна. После отдыха шла к своим фрейлинам и заставляла их часами петь для себя. После чего ужинала и шла спать.

Управление страной она полностью доверила немцу Бирону из Елгавы.

Если сравнивать императрицу Анну с Петром Первым, то нельзя не заметить упадка, однако между Петром и Анною Россией правили ещё два монарха и после них в правлении Анны Иоанновны были положительные сдвиги. Сама императрица от природы имела очень ограниченный ум, но отличалась ясностью во взглядах и верностью в служении.

Она не любила похвалы, не была честолюбивой,  да и стремления к великим делам и новым законам у неё не было. Но у неё был большой любовь к порядку и прежде чем что-то решить сделать, она всегда советовалась с профессионалами-советниками. Беда только в том, что советники её были люди слабые в делах и не русские.

Императрица очень следила за модой. Она официально запретила своим аодданым два раза приезжать в царский двор в одинаковом платье. Только новое платье сшитое на визит к императрицы оценивалось от 3 до 5 тысяч рублей и это при жалком существовании жителей России в то время.

Императрица создала сеть шпионов по России, так как она очень боялась заговоров и покушений. Все следили друг за другом, подозрительных арестовывали и пытали. 20.000 подозрительных в её царствование выслали в Сибирь, ещё 5.

000 подозрительных просто исчезло без следа. В царствование императрицы Анны люди часто просто пропадали. казнено в её царствование было 1.000 человек, не менее умирло при пытках, но таковых в счёт не брали. Ещё 30.

000 сидело в тюрьмах под следствием

.

Такова была «доброта и сострадание» императрицы!

Леди Джейн Рондо (Jane Rondeau), супруга английского посланника при российском дворе, так описала Анну Иоанновну в 1733 году:

Весьма деликатен в своем описании императрицы испанский дипломат герцог де Лириа:

Герцог был хорошим дипломатом — знал, что в России письма иностранных посланников вскрывают и читают.

Однако цынизм и жестокость императрицы порой не знал границ. Здесь можно вспомнить о свадьбе

бывшего князя Голицына и шутихи Бужениновой.Для этих целей решено было сделать новобрачным шикарный подарок — построить для них дом в самом центре Петербурга. Подвох заключался лишь в том,-что дом этот был немного «временного» характера. Его целиком и полностью построили… изо льда.

И если жить там не представлялось возможным, то провести венчальную церемонию показалось вполне хорошей идеей самой императрице, и ее окружению. Благо на дворе стояла такая стужа, что недостатка в стройматериалах не было, Нева в тот год промерзла почти до самого дна — сильнейшие морозы начались с ноября 1739 года и продержались до марта 1740 года.

А свадьбе была намечена на февраль 1740 года. Наде было спешить строить хоромы на льду!Началось все, как и положено, с выбора удачного места на Неве. Наиболее подходящим оказался отрезок между Адмиралтейством и Зимним Дворцом, примерно там, где в современном Петербурге находится Дворцовый мост.

Дальше народным умельцам нужно было нарезать достаточное количество льда, что и было проделано неподалеку, на противоположном берегу реки. «Панцирь», сковавший Неву, мастера разрезали на большие плиты, клали их одну на другую и для связи поливали водой, которая тотчас же замерзала, спаивая плиты накрепко. Конечный результат превзошел все ожидания.

Гравюры тех времен донесли до нас все величие зрелища, которое предстало перед жителями российской столицы. Фасад ледяного дома имел длину около 16 метров, а в высоту сооружение поднималось на шесть метров. Кругом всей крыши тянулась галерея, украшенная столбами и статуями. Крыльцо с резным фронтоном разделяло здание на две большие половины.

В каждой из них оказалось по две комнаты: в одной — гостиная и буфет, в другой — туалет и спальня. Свет в комнаты попадал через сами стены и окна со стеклами из тончайшего льда! Причем за ними для создания иллюзии «обитаемости» жилища стояли писанные на полотне «смешные картины». По ночам они освещались изнутри множеством свечей.

Но это еще далеко не все диковинки, которые были выставлены на всеобщее обозрение в ледовом доме!

В самом ледяном доме в одной из комнат стояли два зеркала, туалетный стол, несколько шандалов (подсвечников), большая двуспальная кровать, табурет и камин с ледяными дровами.

Во второй комнате стоял стол резной работы, два дивана, два кресла и резной поставец, в котором находилась чайная посуда — стаканы, рюмки и блюда. В углах этой комнаты красовались две статуи, изображавшие купидонов. А на столе стояли большие часы и лежали карты. Все эти вещи весьма искусно были сделаны изо льда и «выкрашены приличными натуральными красками».

После окончания бала молодая пара отправилась в свой ледяной дом. Там их торжественно проводили в ледяную постель. А к дому приставили караул — на случай, если счастливая чета новобрачных вздумает раньше утра покинуть свое не совсем теплое и удобное свадебное ложе и желище.

Когда молодожёны вошли, до чего бы онни не дотрагивались, везде был лёд. Их охватил ужас, начали бить стены, но дом не ломался. Утром их нашли замерзающих в беспамятстве. Умереть им не дали, по приказу императрицы согрели и оставили жить.

  Вот такие подарки своим верным подданым любила устраивать милостливая государыня Анна Иоановна!  

В 1738 году количество подданных Анны Иоанновны, жителей Российской империи, составляло почти 11 млн человек.

Петр Великий заставил русского человека расправить плечи и встать во весь свой огромный рост, а двор Анны Иоанновны силой заставлял подданных снова согнуться, чтобы, не дай Бог, они не выглядели выше австрийского соседа.

Это было одно из самых неудачных царствований в русской истории.

Источник: https://filaretuos.livejournal.com/145798.html

Императрица Анна Иоанновна: биография и правление

Портрет императрицы Анны Иоанновны, Луи Каравак

  • Годы жизни: 7 февраля (28 января с. ст.) 1693 г. – 28 (17 с. ст.) октября 1740 г.
  • Годы правления: 26 (15) февраля 1730 г. – 28 (17) октября 1740 г.
  • Отец и мать: Иван (Иоанн) V и Прасковья Федоровна.
  • Супруг: Фридрих Вильгельм (герцог Курляндский)
  • Дети: нет.
  • Внутренняя политика.

Анна Иоанновна (7 февраля (28 января) 1693 – 28 (17) октября 1740 гг.) – российская императрица. Она была родом из династии Романовых: мать – Прасковья Федоровна Салтыкова, а отец – Иван Алексеевич Романов.

Анна Ивановна Романова: детство и юность

Анна родилась в Крестовой палате в Московском Кремле. В 1696 году, когда ей было 3 года, скончался ее отец. После этого события Прасковья Федоровна вместе со всеми детьми (Екатериной, Анной и Прасковьей) переехала в подмосковную резиденцию, расположенную в селе Измайлово.

Воспитанием царицы активно занимались: она изучала азбуку, арифметику, географию, танцы и несколько иностранных языков. Немецкий детям преподавал Иоганн Христиан Дитрих Остерман, а французский и танцы – Стефан Рамбург.

В 1708 году Петр I перевел их в новую столицу – Санкт-Петербург. Но там семья пробыла недолго, как только стало известно, что шведы наступают, они были вынуждены вернуться в Москву.

Прасковья Федоровна вместе со своими тремя дочерьми вернулась в Санкт-Петербург только после того, как русская армия одержала победу в Полтавской битве. Они проживали во дворце, возведенном на Московской стороне.

На протяжении всей жизни у Анны были довольно тяжелые отношения с матерью. Прасковья Федоровна относилась с любовью к Екатерине (старшей дочери), но к ней же она была чересчур требовательна.

Замужество Анны Иоанновны

В 1709 году шли активные военные действия, Петр I решил заключить союз с Курляндским герцогством, чтобы укрепить свое влияние и повысить шансы на победу в Северной войне.

В этом же году царь встретился с королем Курляндского герцогства Фридрихом-Вильгельмом, где они договорились, что герцог женится на одной из родственниц Петра.

Выбор Петра пал на его племянниц, Прасковья Федоровна предложила свою дочь Анну.

11 ноября (31 октября) 1710 года в Петербурге прошло венчание Анны и Фридриха-Вильгельма – герцога Курляндии. Спустя два месяца молодые супруги направились в Курляндию, но в пути, спустя недолгое время, 21 (10) января 1711 года герцог скончался, а Анна стала вдовой.

После этого события Анна Иоанновна вернулась в Петербург и поселилась у матери и сестер, но прожила она там недолго.

Анна Иоанновна: жизнь в Курляндском герцогстве

11 июля (30 июня) 1712 года Петр I отправил именную грамоту в Курляндию, где потребовал подготовить резиденцию к прибытию герцогини. Анна и гофмейстер Петр Бестужев-Рюмин отправились в Митаву.

Но за время отсутствия герцога замок был разграблен и опустошен, поэтому герцогине пришлось самой обустраивать свой новый дом.

Средства на восстановление герцогства и на существование Анна получала от Петра I.

Герцогством управлял в основном Петр Бестужев-Рюмин, который стал фаворитом Анны.

Петр I хотел повторно выдать Анну замуж, для этого он вел переговоры с принцами разных государств, но его старания не увенчались успехом.

В 1718 – 1719 годах царь направил в Курляндию дядю Анны – Василия Федоровича Салтыкова.

В 1726 году в Курляндское герцогство прибыл внебрачный сын короля Польши Августа II граф Мориц Саксонский. Он желал получить титул курляндского герцога. Граф сделал предложение Анне, и она дала свое согласие.

29 (18) июня 1726 дворяне Курляндии признали в графе своего герцога.

Но для России, а также для ее союзников, Австрии и Пруссии, такое изменение было политически невыгодно: в случае, если герцогом Курляндии станет сын польского короля, влияние Саксонии в Речи Посполитой усилится. К Анне направили князя Александра Меншикова, который также имел личный интерес – он сам хотел стать герцогом.

Анна узнала об этом, поэтому сказала Меншикову о своем желании, чтобы он стал герцогом. Сама же направилась к жене Петра I – Екатерине Алексеевне. Они были в дружеских отношениях, царица всегда защищала Анну перед ее матерью. Но в данной ситуации Екатерина отказала в помощи, поскольку на карту были поставлен интересы Российской империи.

В результате граф Мориц Саксонский был изгнан из Курляндии, а Меншиков так и не стал герцогом.

Курляндское герцогство находилось в упадке. Дворяне уменьшили финансирование двора герцогини. Меншиков, поскольку не смог получить власть, обвинил в данных событиях фаворита Анны Ивановны – Петра Бестужева.

Несмотря на все уговоры герцогини в 1727 году Бестужев покинул Митаву.

Его место занял Эрнст Иоганн Бирон, который до этого с 1718 года служил в ее канцелярии. Он стал возлюбленным Анны.

Имеется теория, что его младший сын является сыном не жены Бирона, а Анны. Такое мнение возникло в связи с тем, что герцогиня была сильно привязана к ребенку, он даже ночевал в ее опочивальне до возраста 10 лет. Но прямых доказательств данной теории нет.

Возвращение в Российскую империю и вступление на престол Анны Иоанновны

30 (19) января 1730 года скончался российский император Петр II, после чего встал вопрос о том, кто будет следующим императором. На трон претендовала семья Долгоруковых, но Екатерина Алексеевна Долгорукова не успела выйти замуж за императора, а поэтому не могла стать царицей. Семья решила подделать завещание, по которому Петр II передал право на трон своей невесте.

Верховный тайный совет, в который входили канцлер граф Гавриил Иванович Головкин, князья Дмитрий Михайлович Голицын, Алексей Григорьевич Долгоруков и Василия Лукич Долгоруков, после кончины Петра II устроили собрание. Князья Долгоруковы предъявили завещание и потребовали передачу власти Екатерине Алексеевне. Но им никто не поверил, поэтому данное требование сразу отвергли.

В результате проведения переговоров было принято передать власть одному из потомков Ивана V, выбор пал на Анну Иоанновну.

Дмитрий Михайлович Голицын сделал предложение ограничить самодержавную власть. Для этого они составили акт – «Кондиции», в них были прописаны пункты, ограничивающие власть монарха.

В соответствие с данным документом царица не могла без Верховного совета принимать решения по следующим вопросам:

  • начинать войну или завершать, заключая мирный договор;
  • формировать новые налоги и подати;
  • решать, на что потратить средства из казны;
  • производить в чины выше полковника;
  • жаловать вотчины;
  • казнить дворянина или лишить его имущества без проведения суда;
  • вступать в брак;
  • выбирать наследника престола.

Дворяне планировали предоставить данный документ как волю народа, а после сообщить людям. Таким способом они хотели укрепить власть двух семей – Долгоруковых и Голицыных. Также они приняли в Верховный тайный совет двух своих родственников – Василия Владимировича Долгорукова и Михаила Михайловича Голицына.

В ночь 31 (20) января 1730 года в Митаву тайно выехали В. Л. Долгоруков, М. М. Голицын (Младший) и М. И. Леонтьев. Все планировалось сделать в полной секретности. Они даже не стали посылать гонца, чтобы сообщить о смерти Петра II.

Но оставить все в тайне не удалось.

Были сторонники абсолютной самодержавной власти, они также отправили к Анне Иоанновне гонцов, среди них были – Павел Ягужинский, граф Рейнгольд Левенвольде и архиепископом новгородский Феофан Прокопович.

Их целью было сообщить Анне о плане Тайного верховного совета и убедить ее в отсутствии необходимости подписывать «Кондиции». Первым к Анне Иоанновне успел гонец от Рейнгольда Левенвольде.

Несмотря на уговоры сторонников самодержавия, Анна Ивановна 8 февраля (28 января) 1730 года подписала «Кондиции». Ее возвращение в Российскую империю было запланировано на следующий день, ранее Минаву покинул Михаил Леонтьев.

12 (1) февраля он прибыл в Москву. Ситуация в городе была напряженной: заговор Верховного совета стал всем известен. Дворяне стали собираться на тайные совещания.

Дворянство и представители аристократии были недовольны задумкой Верховного тайного совета, поскольку он не учитывал их интересы.

В результате все представители знати поделились на две части: одна выступала за дворянские вольности (князья Черкасский, Татищев и другие), а другая – за восстановление абсолютизма (князья Трубецкой, Юсупов, Кантемир и другие).

13 (2) февраля в Кремле было собрано заседание Совета, на которое получили приглашение высшие чиновники. На нем зачитались «Кондиции», а также письмо Анны, которая дала согласие на их подписание. Но сторонники самодержавия были уверены, что данный акт нужно отменить.

После заседания дворяне также продолжали устраивать тайные собрания, Верховный тайный совет начал им угрожать. 14 (3) февраля Павел Ягужинский был арестован за участие в собраниях.

16 (5) февраля в тайный совет передали проект государственного устройства, разработкой которого занимались сторонники самодержавия. В ближайшие дни члены тайного совета увидели проект, созданный Дмитрием Голицыным.

Выяснилось, что вариант Василия Никитича Татищева был гораздо лучше, поэтому Верховный тайный совет оказался в затруднительной ситуации: он не мог показать на публике свой проект, т.к. тот был хуже, но согласие с Татищевым привело бы к потери власти.

Поэтому совет предложил всем дворянским кружкам, которых в тот момент в Москве было немало, подготовить собственные проекты. Они считали, что это приведет к расколу среди представителей дворянства, но план не стал реальностью, а Верховный совет стал терять свою власть.

Анна Иоанновна, направляясь в страну, узнала, что у нее немало сторонников, выступавших против ограничений самодержавия.

26 (15) февраля 1730 года Анна Иоанновна прибыла в город, где ей присягнули на верность в Успенском соборе войска и высшие чины. Присяга была изменена – пункты, касающиеся самодержавия, вычеркнули, права Верховного тайного совета не были обозначены.

Упразднение Верховного тайного совета и возвращение самодержавной власти

Кружки, выступавшие за восстановление абсолютной монархии, постепенно усиливали свои позиции, в то время как Верховный тайный совет терял свое влияние.

6 марта (23 февраля) сторонники самодержавной власти составили челобитную, в которой требовали ликвидировать Совет и Кондиции, восстановить Сенат. Князь А. М. Черкасский поддержал данную идею.

Спустя два дня князь вместе с дворянами прибыл к Анне и передал ей челобитную. В результате царица разорвала Кондиции, и уже 12 (1) марта народ принес новую присягу.

Верховный тайный совет был вынужден подчиниться и отказаться от идеи ограничения власти монарха.

Внутренняя политика Анны Иоанновны

В своей политике Анна ориентировалась на правление Петра Великого. 15 (4) марта Верховный тайный совет был распущен, а его место занял Сенат, организованный в такой же форме, как и при Петре.

В этом же году была учреждена Канцелярия тайных розыскных дел, которую возглавил А. И. Ушаков. Анна опасалась заговоров, поэтому при ней активно развивался шпионаж, многих подозревали в измене: более 20 тысяч человек были сосланы в Сибирь, около тысячи – казнены, в том числе князья Долгорукие.

В 1730 году Анна Ивановна издала манифест Синоду, в соответствии с данным документом требовалось соблюдать чистоту православия, на следующий год поступило распоряжение сжигать колдунов. В 1738 году введена смертная казнь за богохульство.

В 1731 году был отменен указ о единонаследии.

При Анне Иоанновне также активно проводилась и военная реформа под руководством Минихина. Были организованы Измайловский и Конный гвардейские полки. Для дворянских детей был открыт Шляхетный кадетский корпус. В 1736 году срок службы дворян был ограничен 25 годами.

При Анне Российская империя вышла на первое место по производству чугуна. В 1736 году все рабочие промышленных предприятий стали собственностью владельцев заводов.

В 1731 году был создан Кабинет министров, в его состав вошли А. И. Остерман, А. М. Черкасский и Г. И. Головкин. В первый год императрица активно посещала собрания, но позже потеряла к ним интерес. Сфера деятельности Кабинета министров была расширена: в 1732 году он получил право издавать законы и указы.

Период правления Анны Ивановны нередко называют «бироновщина», поскольку на императрицу и на ее политику оказывал влияние фаворит Э. И. Бирон. С данным определением ассоциируют неуважение русских традиций, большое влияние немцев, казнокрадство, жестокость и гонения.

Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны, Валерий Иванович Якоби

Поскольку в Курляндии Анна Иоанновна жила в экономных условиях, будучи российской императрицей,  она тратила огромные средства на различные развлечения. У императрицы при дворе были карлики, великаны, сказочницы, гадалки и шуты. Она любила охоту.

Роскошью дворца и великолепием балов восхищались жена английского резидента леди Рондо, де ла Шетарди – маркиз двора Людовика XV, а также французские офицеры.

Самым известным событием стала свадьба шутов князя М. А. Голицына и А. И. Бужениновой в специально построенном Ледяном доме. Организатором данного мероприятия стал Волынский, который таким способом пытался добиться расположения императрицы.

В Москве Анна Иоанновна проживала в деревянном дворце – «Анненгофе», возведенном в Кремле по ее приказу. В 1731 году был возведен «летний Анненгоф», но он сгорел в 1746 году.

Известный Царь-колокол был отлит по приказу Анна Иоанновны 25 ноября 1735 года.

Внешняя политика Анны Иоанновны

Во внешней политике Российской империи в период правления Анны Ивановны сыграл большую роль А. И. Остерман.

В 1726 году он заключил союз с Австрией.

В 1733 – 1735 годах Российская империя и Австрия участвовали в войне за польское наследство после смерти Августа II, в итоге которой трон Польши достался Августу III.

В 1735 – 1739 годах была Русско-турецкая война, которая закончилась подписанием Белградского мирного договора. В результате Российская империя потеряла земли, завоеванные в этой войне, а также лишилась права иметь флот на Черном море.

Смерть Анны Иоанновны. Вопрос престолонаследия

В 1732 году Анна объявила своим приемником – Иоанна Антоновича (Ивана VI), который был правнуком Ивана V.

16 (5) октября 1740 года императрица ужинала с Бироном. На данном мероприятии ей стало плохо, и Анна упала в обморок. После этого случая встал вопрос о престолонаследии. Иоанн Антонович был еще ребенком, поэтому нужно было определиться с регентом.

27 (16) октября Анна назначила регентом Бирона. На следующий день она скончалась. Причиной смерти стали подагра и мочекаменная болезнь.

Анну Иоанновну похоронили в Петропавловском соборе в Петербурге.

Источник: http://all-russia-history.ru/anna-ioannovna

Императрица Анна Иоанновна Романова

Ледяные горы, ледяные снежные крепости в России строили каждую зиму. Но в 1740 году затевают особую — императрицыну — потеху. Ледяной дом обессмертит одноименный роман писателя Лажечникова. В нем смешаны быль и небылицы, но есть и по-немецки точные описания академика Георга Крафта, надзиравшего за работами.

Зима 1740 года была самой суровой в XVIII веке. Тридцатиградусные морозы стояли до середины марта.

Ледяной дом — дворец для «курьезной свадьбы»

Ледяной дом строили как дворец для «курьезной свадьбы». У Анны Иоанновны была особо близкая приживалка — Авдотья Буженинова.

Немолодой и некрасивой калмычке, получившей фамилию по любимому блюду императрицы, хотелось замуж. Государыня пообещала сыскать ей жениха и выбрала 50-летнего князя Михаила Голицына, разжалованного в шуты из-за тайного венчания с католичкой.

Дворянин знатнейшего рода, князь подавал государыне квас и звался Голицын — квасник.

Мысль женить шута на шутихе привела императрицу в восторг, и денег на свадьбу не пожалели.

Ледяной дом был настоящим домом: 2,5 сажени в ширину, 8 саженей в длину, или 5,5 х 17 м. А высота стен была даже больше, чем ширина, — 3 сажени, т. е. 6 м с лишним.

Как строили Ледяной дом Анны Иоанновны

Изо льда на Неве выпиливали геометрически правильные ледяные кубы, из которых складывали стены. Затем стены гладили раскаленным утюгом. Они получались как полированные, а самое главное — прозрачные насквозь. Вокруг дома стояли ледяные деревья. И была даже ледяная баня, в которой умудрялись париться.

Дверец был весь тонирован под мрамор, но, как уверяли современники, выглядел «гораздо прелестней». Цвет проходил сквозь лёд, и выкрашенные огромные ледяные плиты казались волшебно прозрачными.

Свадебное шествие

Гостей на потевшую свадьбу свезли со всей страны: по два представителя от каждого племени, населяющего Российскую империю.

Свадебное шествие возглавляли молодые: они ехали в клетке, стоящей на спине слона. За ними украинцы на вазах, финны на пони, татары почему — то на свиньях, якуты на собаках, калмыки на верблюдах — всего 150 пар нацменьшинств.

Чудеса Ледяного дома Анны Иоанновны

Здравствуйте, женившись, дурак и дурка, Еще ж… та и фигурка! Теперь-то время нагл повеселиться, Теперь-то всячески должно беситься.

Из оды Василия Тредьяковского

Дива дивные ждали их перед Ледяным домом. Справа стоял огромный, в натуральную величину, ледяной слон. Он был огнедышащий: из хобота били фонтаны горящей нефти. Слон еще и трубил при этом: внутри сидел трубач. Перед входом стояли так же ледяные пушки — короткоствольные мортиры. Их по-настоящему заряжали, и они стреляли. А еще были огнедышащие дельфины и рыбы.

Среди всей этой вакханалии первый поэт тогдашней России Василий Тредьяковский читает соответствующую оду в честь новобрачных:

Интерьер Ледяного дома

Но всем этом деле вижу я верх сумасбродства. Позволительно ли столь постыдным образом унижать человечество и надсмехаться над ним?
Граф Панин

В доме были ледяная гостиная, ледяная спальня, ледяная буфетная. Вся мебель и утварь были сделаны изо льда и подкрашены под цвет настоящих. На ледяной каминной доске стояли ледяные часы. Дрова в камине тоже были ледяные, но горели, потому что их намазали сырой нефтью.

После торжеств молодоженов оставили в ледяной спальне на ледяной кровати под охраной стражи, которая выпустила их лишь под утро, чуть живыми.

Ледяной дом — непревзойдённая потеха Российских самодержцев

В своем роде Ледяной дом останется непревзойденным. Ничего подобного уже больше не будет ни в России, ни в Европе. Сказочное варварство, дикая потеха самая жестокая забава и самый роскошный праздник Российской империи во времена самой беспутной нашей императрицы.

Источник: http://posmotrim.by/article/imperatrica-anna-ioannovna-romanova.html

10 интересных фактов о русской императрице Анне Иоанновне

Анна Иоанновна была четвертой дочерью царя Ивана V Алексеевича, единокровного брата и соправителя Петра I. Иван V был царем лишь номинально: к государственной деятельности он интереса не испытывал, к тому же страдал серьезными заболеваниями, приведшими его к смерти в возрасте 29 лет.

До Петра Великого участь царских дочерей в России была незавидной. По достижении совершеннолетия их, как правило, отправляли в монастырь.

Царь-реформатор решил возобновить практику, заложенную еще при Ярославе Мудром: укреплять связи с зарубежными странами посредством браков с родовитыми иностранцами. В возрасте 17 лет Анна Иоанновна была выдана замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма.

Семейная жизнь Анны Иоанновны получилась трагически короткой. После свадьбы в ноябре 1710 года молодые отправились в Курляндию, однако 21 января 1711 года Фридрих Вильгельм скончался на почтовой станции. До столицы Курляндского герцогства молодая вдова с телом мужа добралась лишь 4 марта.

После смерти мужа Анна Иоанновна вернулась в Петербург, но вскоре по велению дяди, Петра I, снова была отправлена в Курляндию.

Местному дворянству было приказано подготовить для вдовы герцога Фридриха Вильгельма резиденцию и собрать необходимые для содержания её двора деньги. Вдовствующая герцогиня должна была знаменовать собой русское присутствие и влияние в Курляндии.

Первым фаворитом Анны Иоанновны, вдовствующей герцогини Курляндской, стал Петр Бестужев-Рюмин, определенный к ней по решению Петербурга обер-гофмейстером. Фаворит был на 29 лет старше Анны Иоанновны.

Историки отмечают, что молодая девушка, оказавшаяся на чужбине, была очень сильно к нему привязана, видела в нем свою опору. Их связь длилась полтора десятка лет и прервалась из-за отзыва Бестужева из Митавы, что стало сильнейшим ударом для Анны Иоанновны.

В 1730 году в России разразился династический кризис. Мужская линия Романовых была прервана, и нового монарха выбирали из женщин. На трон претендовали: первая жена Петра Великого Евдокия Лопухина, дочь Петра Елизавета Петровна и дочь Ивана V Анна Иоанновна, вдовствующая герцогиня Курляндская.

Выбор Верховного тайного совета в пользу Анны Иоанновны был связан с желанием знати ограничить царскую власть. Для вступления на престол ей было предложено подписать специальные «Кондиции», которые перераспределяли власть в пользу членов Верховного тайного совета.

Расчет на то, что живущая на чужбине женщина не станет упираться, оправдался полностью. Однако уже в России Анна Иоанновна быстро выяснила, что «верховники» действуют втайне от других представителей элиты и не имеют широкой поддержки. Новая императрица разорвала «Кондиции», сохранив за собой самодержавную власть.

Десятилетнее правление Анны Иоанновны — далеко не самый яркий и успешный период в истории России. Тем не менее обвинять императрицу во всех смертных грехах вряд ли справедливо, поскольку никто не готовил ее к подобной роли.

Восковые фигуры Бирона и Анны Иоанновны, экспонаты Музея восковых фигур в здании Большой оранжереи Нижнего парка Петродворца

Анна Иоанновна, не получившая достойного образования, пережившая немало непростых лет в Курляндии, предпочитала предаваться развлечениям, отдав государственные дела на откуп приближенным. Самым влиятельным из них стал курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон, по имени которого этот исторический период был назван «бироновщиной».

При всех своих недостатках фаворит Анны Иоанновны Бирон известен в России и с положительной стороны. Большой знаток и любитель лошадей, Бирон организовал в стране новые конезаводы, на которые привозили племенных жеребцов из Европы и Ближнего Востока.

Благодаря этому коневодство в России вышло на принципиально новый уровень.

Самым известным событием правления Анны Иоанновны стала так называемая «Свадьба шутов в Ледяном доме», состоявшаяся в 1740 году.

Проектированием и строительством Ледяного дома непосредственно руководили: архитектор Пётр Михайлович Еропкин, создатель первого генерального плана Петербурга, и академик Георг Вольфганг Крафт, физик и математик, обеспечивавший всю научную часть проекта.

К торжеству было приказано привести по два представителя всех племён и народов, проживавших в России, в национальных одеждах и с национальными инструментами.

Колоссальные затраты на ничтожное мероприятие потрясли не только европейцев, но даже самих россиян, привыкших к всевозможным чудачествам правителей. А поскольку «Свадьба шутов» состоялась всего за полгода до кончины императрицы, то поправить свою историческую репутацию у Анны Иоанновны не было никаких шансов.

Ранее Сенсум сообщал о том, что Петра І — могло бы и не быть. Как царь Алексей Тишайший женился во второй раз.

Источник: https://sensum.club/history/10-interesnyh-faktov-o-russkoj-imperatritse-anne-ioannovne

После смерти Петра II снова решался вопрос о престоле. Князь Алексей Григорьевич Долгорукий потребовал престола для своей дочери и показал «некое письмо, якобы Петра II завет».

Но на это письмо не обратили никакого внимания, равно как на предложение об избрании на престол монахини Елены, сделанное неизвестно кем.

Кончина Петра II – последнего Романова по мужской линии – все‑таки застала всех врасплох.

Дмитрий Михайлович Голицын объявил, что род Петра I пресекся и справедливость требует, чтобы преемник был найден из старшей линии царя Иоанна Алексеевича. Было принято решение пригласить на трон 37‑летнюю Анну, герцогиню Курляндии.

Однако Верховный тайный совет хотел ограничить власть Анны. Голицыны долго думали о путях ограничения власти будущей императрицы. Написали «Кондиции», то есть условия правления. Их подписали канцлер граф Гавриил Головкин, князь Михаил Голицын, князь Василий Долгорукий, князь Дмитрий Голицын, князь Алексей Долгорукий и Андрей Остерман (их стали называть «верховниками»).

«Птенцы» Петра I были в отчаянии. Их не оказалось у власти: кто был в ссылке, кто уже умер. К кормилу государства пробрались только Долгорукие, Голицыны, граф Гавриил Головкин да Андрей Остерман. Таким образом, среди членов Верховного тайного совета не было продолжателей дела Петра Великого.

После ссылки Меншикова и смерти Петра II свободно вздохнул Феофан Прокопович. У Феофана были последователи в лице Антиоха Кантемира – сына молдавского господаря, Василия Татищева и других. Их активно поддерживал казанский губернатор Артемий Волынский.

Многие члены Сената, генералитета, виднейшее дворянство (до 500 человек) были недовольны решением знати, пригласившей на российский престол герцогиню Курляндии.

10 февраля 1730 г. было получено известие, что Анна Иоанновна находится уже недалеко от Москвы. На следующий день Анна объявила себя полковником Преображенского полка и капитаном кавалергардов.

Это было явным нарушением условий «верховников», но Верховный тайный совет на это нарушение не отреагировал. 15 февраля состоялся торжественный въезд Анны в Москву. В Успенском соборе совершилось принятие присяги.

Однако даже после восшествия Анны на престол Тайный совет действовал и решал дела без императрицы.

…Наступило 25 февраля 1730 г., когда Анне Иоанновне были поданы «Кондиции» «верховников». Анна с гневом разорвала их и одним движением своих рук достигла восстановления самодержавия.

Благородное шляхетство, испугавшись перспективы иметь «восемь тиранов вместо одного деспота», накануне предложило Анне неограниченное самодержавие при одном условии, чтобы их «услуга» не была бы забыта.

Анна исполнила просьбу своих подчиненных.

Русский историк С.М.Соловьев пишет, что Анна была «свободна и одарена всеми способностями, нужными для трона». Позволим себе здесь не согласиться с мнением авторитетного историка и обратиться к другим источникам.

Что же представляла собой Анна Иоанновна? Вот две характеристики, набросанные ее современниками по первому впечатлению в разные периоды жизни Анны.

Камер‑юнкер Берхгольц (при герцоге Голштинии), большой мастер метких характеристик, рассказывает: «Она (герцогиня Курляндская) приняла его высочество очень ласково…

Герцогиня – женщина живая и приятная, хорошо сложена, не дурна собой и держит себя так, что чувствуешь к ней уважение». Это описание относится к 1724 г.

Через шесть лет Анна Иоанновна произвела на графиню Наталью Шереметеву – невесту Ивана Алексеевича Долгорукого совсем другое впечатление: «…Престрашного была взору. Отвратное лицо имела, так была велика, когда между кавалеров идет, всех головою выше и чрезвычайно толста…»

За шесть лет едва ли Анна могла так измениться. Видимо, графиня Шереметева была ближе к истине.

Анна, по признанию русских историков, имела богатырскую неуклюжую фигуру и грубый мужской голос, который пугал даже гвардейцев. Это была тяжелая натура, к тому же не смягченная ни сердечным отношением к ней окружавших ее в детстве людей, ни последующей жизнью в Курляндии.

Мать ее – Прасковья Федоровна Салтыкова, властная, вздорная ханжа и злой человек, деспотически обращалась с дочерью. Брак по политическому расчету Петра I, а не по внутреннему влечению не принес Анне счастья, да к тому же он был непродолжительным. Муж Анны – Фридрих Вильгельм умер на пути в Курляндию после свадьбы от чрезмерного принятия спиртного.

Затем у Анны началось горькое вдовье положение с опасением, что в Курляндии поляки отберут ее имения. К тому же родственники в России не хотели понимать положения Анны. Ей запретили, например, выходить замуж за Морица Саксонского, кандидата в герцоги Курляндские. Санкт‑Петербург, как уже было сказано, отозвал от нее ее любовника Петра Михайловича Бестужева‑Рюмина.

Анне приходилось перед всеми заискивать, всем угождать, писать к «неблагодарным рабам» – Меншикову, Долгоруким и другим.

У Анны во дворце всегда стояло заряженное ружье, из которого она стреляла из своего окна по птицам. Особенно Анна любила стрелять по воронам. Стрельбой Анна занималась в знаменитом манеже Эрнста Бирона, где она также ездила верхом, не столько из любви к верховой езде, сколько из желания не расставаться со своим новым любовником.

Особенно Анна любила послеобеденное время. Обычно она ложилась на кровать и после часового отдыха, открыв дверь в соседнюю комнату, кричала фрейлинам из знатных, титулованных фамилий: «Ну, девки, пойте!». Не прочь она была позабавиться кривлянием шутов и послушать болтливых рассказчиц.

Как бы желая отомстить «неблагодарным рабам» и унизить родовую знать, Анна превращала титулованных сановников в форменных шутов. Таковыми стали князь Н.Ф.Волконский, князь М.А.Голицын (внук В.В.Голицына, любимца Софьи), граф А.П.Апраксин.

Голицын насильно был разведен и женат на уродливой камчадалке в Ледяном доме. Своеобразная благодарность роду Д.М.Голицына за мысль возвести Анну на престол. Часто Анна занималась рукоприкладством.

Это относилось ко всем сословиям, в том числе и к царствующей семье.

Сравнительно «милостивым» наказанием при Анне считалось урезывание языка, вырывание ноздрей, битье кнутом. В застенках Тайной канцелярии жестоко действовал Андрей Иванович Ушаков.

Людям, попадавшим в застенок, выламывали руки, ломали спины, сажали на кол или обезглавливали часто лишь за то, что они, занимая высокие посты в государстве, осмеливались не соглашаться со взглядами «великолепного» Бирона, из «курляндской каналии» превратившегося в вершителя судеб России.

Слова «политическая смерть» при Анне перестало быть пустым звуком. Ссылаемых в Сибирь с лишением всех прав предварительно уродовали и давали им другие фамилии и имена, чтобы никогда их затем нельзя было узнать и восстановить в правах.

Да и сами ссыльные упорно умалчивали о своих прежних титулах, так как хорошо знали дикие нравы императрицы. Примером тому была судьба Долгоруких. Прапорщик Семеновского полка А.И.Шубин, первая «пассия» Елизаветы Петровны, был сослан на Камчатку с изменением имени и в изуродованном виде.

Рассказывают, что Елизавета по воцарении вспомнила о своем возлюбленном и приказала возвратить его. Посланный за Шубиным семеновский офицер Булгаков объехал все тюрьмы Сибири и пришел в отчаяние: следы Шубина пропали.

В одном из острогов в присутствии арестантов Булгаков с горечью заметил: «Что же я скажу государыне Елизавете Петровне?». «Разве теперь вступила на престол Елизавета Петровна?» – спросил кто‑то из толпы арестантов. Это был Шубин, так и не опознанный Булгаковым.

Анне никто не отказывал в уме, но он проявлялся всегда слишком грубо. Впрочем, ума этого все же не хватало у Анны настолько, чтобы брезговать нелепейшей лестью, которую ей расточали придворные. Она, например, с большим удовольствием слушала составленную в ее честь кантату, где, между прочим, говорилось о добродетельной божественной царствующей императрице.

При надменности и высокомерии Анна была непостоянна и скрытна. По выражению лица было трудно судить об ее чувствах и мыслях. Были две причины этого непостоянства Анны.

Первая – это слепое подчинение воле Эрнста Бирона, который мог заставить Анну изменить любое решение или навязать его. Известно, с какой неохотой, но все же пожертвовала она Артемием Волынским в угоду Бирону.

С другой стороны, скрытность была выражением недоверия Анны к ее «неблагодарным рабам».

В общем, в лице Анны Иоанновны на русском престоле царствовала женщина с типичными чертами крепостницы‑помещицы, каких немало было в это время в различных уголках России. С ореолом борцов за свободу России пошли на эшафот такие всесильные в прошлом вельможи, как Долгорукие, Голицыны, Волынские.

Анна решила окружить себя близкими и преданными людьми, для чего первым делом 4 марта 1730 г. уничтожила Верховный тайный совет и подняла роль Сената, состоявшего из 21 человека. 5 марта сенаторы присягнули императрице.

В 1731 г. Волынскому последовало назначение на Украину, в корпус. По пути он заехал в Москву. Здесь ему пришлось оправдываться за самоуправство в губерниях, за лишние поборы.

Анна и Бирон чувствовали, что следовало окружить себя умными и деятельными людьми, но не из числа русских. Так они и сделали. Во внутренних и внешних делах их опорой был А.И.Остерман, в военных – Б.Х.Миних, по регулированию придворных дел – Ф.К.Левенвольде. Затем началось приближение знатных, но неопасных русских людей (Черкасских, Головиных, Салтыковых).

Бирон был пожалован в обер‑камергеры, как бы наследуя фавориту прежнего царствования князю И.А.Долгорукому. Уже в мае 1730 г. иностранные министры заметили, что Бирон и Левенвольде управляют императрицей, а за ними стоит Остерман, который управляет империей.

Анна Иоанновна начала давать роскошные балы, которые сменялись маскарадами. Войны не было. Куда же шли деньги? На фаворитов и на бесконечные увеселительные мероприятия. Некоторые русские вельможи и военачальники высказывали неудовольствие по поводу придворной роскоши. С ними быстро расправлялись.

В марте 1731 г. была воссоздана Тайных розыскных дел канцелярия, которую возглавил генерал А.И.Ушаков. 12 октября Анна Иоанновна организовала новый верховный государственный орган – Кабинет министров, который состоял из трех кабинет‑министров.

Этот орган являлся официальным советом при императрице. В начале 1732 г. Императорский двор из Москвы переехал в Санкт‑Петербург.

В старой столице остался генерал‑предводитель московской Сенатской конторы Семен Андреевич Салтыков – главнокомандующий, обер‑гофмейстер.

В конце 1731 г. к прусскому двору был отправлен Павел Иванович Ягужинский. Графа Алексея Петровича Бестужева‑Рюмина императрица отправила резидентом в Данию. После смерти Августа II в Речи Посполитой высоко поднялся архиепископ Гнезенский Федор Потоцкий, приверженец бывшего польского короля Станислава Лещинского.

Анна Иоанновна направила в Варшаву «грозную» грамоту, требуя исключения Лещинского из числа кандидатов на польский престол. Русским войскам под командованием генерал‑аншефа Петра Петровича Леси (Ласси) было приказано направиться в Польшу, а генерал‑фельдмаршалу Бурхарду Кристофу Миниху находиться под Данцигом.

Под угрозой вторжения русских войск королем Польши был избран Август III.

С целью нейтрализации действий Турции Россия и Иран в январе 1732 г. подписали Рештский договор (Иран) о совместных военных действиях против этой страны.

Россия уступила Ирану провинции Гилян, Мазендеран, Астрабад. Взамен иранцы предоставили россиянам торговые льготы. Через три года диалог между странами был продолжен.

За участие в войне с Турцией Россия возвращала Ирану Баку и Дербент (Гянджинский договор).

В 1735 г. началась война России с Турцией и Крымским ханством. Военные планы русского командования предусматривали захват Азова и поход в Крым.

На следующий год, в марте, Миних лично начал осаду Азова. Продолжил ее фельдмаршал Леси. Затем Миних возглавил Днепровскую армию и направился в Крым. 20 мая Миних доносил императрице уже из Крыма, что им взяты Перекоп, Козлов (Евпатория), Бахчисарай. Он получил известие от Петра Леси о взятии Азова и Кинбурна. Из‑за недостатка провианта русская армия покинула Крым и отправилась к Днепру.

В кампании 1737 г. Миних довольствовался взятием Очакова. Леси же в этом году совершил поход на крымских татар. 12 июля русские войска в 29 километрах от Карасу‑Базар разбили татар. 14 июля Леси снова победил неприятеля перед Карасу‑Базаром и выжег этот город.

В 1738 г. Леси вновь захватил и разорил Перекопскую крепость в Крыму. На следующий год Миних отправился походом в Молдавию. Турки бежали за Дунай, татары – за Днестр. 1 сентября русский авангард вступил в Яссы. Молдавская депутация признала русскую императрицу государыней Молдавии.

Но в это время Австрия (бывшая союзница России) заключила мир с Турцией. Россия также начала искать мира. Французы выступили посредниками. В 1739 г. в Белграде Россия и Турция заключили мир. Кабарда объявлялась нейтральной территорией между этими странами.

Таким образом, война с Турцией, которая стоила России 100 тысяч человеческих жизней и огромных денежных средств, окончилась. Азов был возвращен России.

После смерти Гавриила Ивановича Головкина Андрей Иванович Остерман стал первым кабинет‑министром. Жалованье его составляло 6 тысяч рублей в год.

К 1739 г. относится написание Василием Никитичем Татищевым первой русской истории.

Его заслуга состоит в том, что он начал дело фундаментально: собрал материалы, подверг их критике, свел летописные известия, снабдил их географическими, этнографическими и хронологическими примечаниями. Татищев был также первым исследователем русского права.

В этот же период в Академии наук начали проявляться выдающиеся способности Михаила Васильевича Ломоносова. Выделялся также своим умом, образованием и поэтическим даром Василий Кириллович Тредиаковский.

1740 год начался в Санкт‑Петербурге приготовлением к торжествам, хотели отпраздновать заключение мира с Турцией. 14 февраля перед Зимним дворцом под командой генерал‑майора Густава Бирона (брата фаворита императрицы) было построено 20 тысяч войск. В этих торжествах приняла участие императрица.

В царствование Анны высоты величия достиг и Артемий Петрович Волынский. Он стал кабинет‑министром. Волынский хотел и здесь быть первым, за что его возненавидели Остерман и Бирон.

Алексей Михайлович Черкасский постарался удалиться от Волынского, который выступал с обвинительными речами против немцев, был резок, откровенен. Эрнст Иоанн Бирон потребовал суда над Волынским. Анна согласилась. Вскоре Артемия Петровича судили, допрашивали, страшно истязали, вырезали язык, а затем казнили.

Были жестоко наказаны также П.М.Еропкин и А.Ф.Хрущов (им отсекли головы); Ф.И.Соймонова и Эйхлера били кнутом, а затем сослали в Сибирь.

5 октября 1740 г. Анне Иоанновне за обедом сделалось дурно. 16 октября, будучи тяжело больной, она подписала завещание в пользу Э.И.Бирона, составленное Остерманом. Умерла Анна 17 октября.

На другой день после смерти императрицы был опубликован написанный А.П.

Бестужевым‑Рюминым (врагом Остермана) устав о регентстве Бирона, в котором указывалось на его полновластие в России до исполнения Иоанном (внуком Екатерины, сестры Анны Иоанновны) 17‑летнего возраста. Даже Бирон, узнав об этом завещании, оторопел.

Анна Иоанновна вошла в историю под именем Кровавой, а период ее правления назван бироновщиной.

Источник: http://www.veselyy-ranets.ru/index.php/istoriya-rossii/rus-rossiya-rossijskaya-imperiya/1603-imperatritsa-anna-ioannovna-krovavaya-1730-1740-gg

Ссылка на основную публикацию