Католики и протестанты в эпоху великих открытий — тайны и факты

Влияние протестантизма на этику

Когда люди говорят о протестантской Реформации, многие даже и не подозревают, что те самые процессы, которые привели Церковь к Реформе, повлияли и на всю европейскую культуру, вызвав тем самым переход от Средневековья к Ренессансу.

На закате Средневековья сложилась во многом тупиковая ситуация. Религиозный консерватизм к этому времени стала приобретать все более и более жесткий характер. Любые творческие порывы человека, выходящие за рамки церковного понимания христианства, воспринимались как ересь.

Мышление, выходящее за пределы категорий определенных католической церковью, оценивалось как греховное и ложное. Апологеты средневекового мышления создали свои нерушимые каноны «правильного и неправильного» искусства, и преподносили их в качестве единственного источника истин. А на этом основании в любой экспериментальной деятельности видели опасность идеологической диверсии.

Все это существенно затормозило развитие культуры в целом, поскольку все сферы человеческой деятельности, включая искусство и философию, стали зависимыми от догматического и часто неадекватного понимания назначения искусства.

Изначальные цели христианства — преобразить грешника Благодатью Божьей, дать человеку подлинную духовную свободу, добиться нравственного очищения на основе святой любви, увидеть в человеке печать Господа Бога — Духа Святого, все это усилиями схоластов было в значительной степени извращено.

Естественно, что в этой ситуации возникают различные попытки преодоления устаревшей мировоззренческой платформы.

Эпоха Возрождения явилась ярким проявлением нового начала в христианстве. Ренессанс распространил свое влияние, прежде всего на духовные области человеческой деятельности. Это и понятно, ведь именно они первыми реагируют на свежие веяния. Меняется картина мира.

На смену субъектно-объектных отношений с Богом, когда Бог является Объектом познания человека, одновременно порабощающим и угнетающим его, приходит понимание отношений с Богом, как субъектно-субъектных. Т.е.

человек принимает благодать от Бога и начинает свое преображение в образ Божий.

Вся культура Возрождения и есть создание некоего гигантского пьедестала божественному величию человека, который осознал себя ответственным за выбор собственной судьбы и сотворцом окружающего мира

Пышным цветом расцветает ренессансный индивидуализм, сущность которого проявляется в гипертрофированном ощущении своей самоценности, собственной созидательной функции.

Важно то, что индивидуализм явился одним из важных условия развития возрожденческой культуры, потому что через индивидуализм деятели Ренессанса отстраняли себя от окружавшей их средневековой культуры, в рамках которой подобное творчество было бы невозможным.

Ведь, с точки зрения средневековой системы ценностей, то, что совершали возрожденцы, их мысли и поступки являлись откровенной ересью.

Процесс формирования новой культуры неминуемо должен был отринуть старое для того, чтобы «выжить», стать новой культурой

Для деятелей Возрождения античная культура была не идеалом, как многие ошибочно полагают, а скорее основой, отправным уровнем, ниже которого опуститься было нельзя. Происходит возрождение античной системы образования, формируются гуманитарные дисциплины, то есть ориентированные на проблемы человека и человечества. В этом ключе и возникает знаменитый ренессансный гуманизм.

Это еще была не Реформация, но предвестник Реформации.

Возрождение началось в Италии и постепенно продвигалось на север Европы. И чем севернее, тем сильнее влияние собственно христианского начала на процессы Возрождения.

В Италии на ранних этапах Ренессанса сохранялось это влияние, что заметно, например, по творчеству такого уже ренессансного художника, как Сандро Боттичелли. В конце жизни он перестал писать картины, придя к выводу, что светское искусство и Бог несовместимы.

Однако Высокое Возрождение в Италии, отмеченное именами Леонардо да Винчи, Рафаэля и Микеланджело, полностью освобождается от средневековых пут.

Иначе обстояло дело в Германии, Нидерландах. В искусстве этих стран мы замечаем сосуществование двух культурных начал: средневекового и возрожденческого, некий симбиоз. Большую роль продолжает играть символика, библейские сюжеты сохраняют свою религиозную значимость.

И даже повышенная детализация связана прежде всего с тем, что мир, созданный Богом, требует к себе пристального и пристрастного внимания. Новое проявило себя в появлении обнаженной натуры, в повышенном интересе к быту.

Из представителей искусства Северного Возрождения выделим голландских художников Яна ван Эйка, Иеронима Босха, Питера Брейгеля Мужицкого и, конечно, немца Альбрехта Дюрера.

Большинство из этих художников застали собственно протестантскую реформацию.

Например Альбрехт Дюрер, хотя и умер до формального оформления протестантских конфессий, сложно достоверно утверждать, что он стал неофитом Реформации, однако его гравюры того периода, в частности несколько вариантов «Тайной вечери», явно показывают живой интерес к идеям, пропагандируемым Лютером, а именно к причащению для мирян не только хлебом, но вином.

А Питер Брейгель сблизился с выдающимся картографом Абрахамом Ортелием (1527—1598).

Ортелий принадлежал к религиозному обществу «Семья Любви», члены которого, выказывая внешнее согласие с постулатами католической церкви, утверждали персональную связь каждого человека с Богом, не требующую сложного ритуала, — то есть на практике были чистейшей воды протестантами.

Мы не знаем, стал ли членом этого общества художник, но характерные для «Семьи Любви» взгляды на взаимоотношения человека и Бога он разделял. Это заметно и по некоторым его религиозным картинам — таким, как «Успение Богородицы» и «Иисус и грешница».

Но время шло. И как бы там ни было, но культурные процессы, происходившие на севере Европы, тесным образом были взаимосвязаны с движением Реформации и рождением протестантской культуры.

Изменения, подготовившие приход протестантской культуры, начались достаточно рано. Здесь наиболее четко просматриваются прежде всего экономические процессы.

В XIV-XVI веках бурно развиваются новые формы производства, устанавливается система общеевропейских торговых связей, крепнет банковский капитал. Но главное, формируется человек нового типа — предприниматель, индивидуалист, постоянно расширяющий сферу своих интересов. Ведь в труде он видел не наказание Божье, а благословение Небес.

Труд воспринимался, как оказанное Господом доверие человеку.

С политической точки зрения, начинается эпоха сепаратизма.

Первым сформулировал принципы национального государства французский король Филипп IV. Надо сказать, что до этого момента Западная Европа не знала такого четкого деления по национальному признаку.

Католическая церковь вступает в полосу кризиса, постепенно теряет свое влияние прежде всего в политических процессах.

Слишком заметное обмирщение церкви вызывает критику со стороны нарождающейся светской интеллигенции, которая выполняет социальный заказ правящей верхушки. Светским правителям необходима независимость от Римского престола.

И самой важной задачей для мыслителей, не обремененных церковными путами, становится создание новой идеологии — идеологии буржуазного мира.

Важным процессом, сильно способствовавшим формированию новой культуры, стала Реформация во главе с немецким теологом Мартином Лютером.

31 октября 1517 года священник Мартин Лютер вывесил на дверях своей церкви в городе Виттенберг 95 тезисов, в которых выступил против римско-католической церкви.

Этот день положил начало Реформации и привел к появлению нового направления в христианстве — протестантства. Сам термин возник в 1534 году, когда на Вселенском соборе последователи Лютера подали Римскому Папе протест.

Основные идеи протестантства таковы.

Церковь не имеет права отпускать грехи человека; спасает человека только искренняя вера; церковь не может быть посредником в общении человека и Бога, потому что Бог общается с каждым из нас лично; все люди равно грешны перед Богом, независимо от общественного положения, но каждый может обрести Божью благодать.

Именно поэтому один величайших художников, живших в эпоху протестантизма в протестантской стране — Рембрандт Ван Рейн создает свои потрясающие полотна, в которых идеи Реформации видны невооруженным глазом.

В картине «Возвращение блудного сына» (1669) блудный сын стоит на коленях, спиной к зрителю. И зритель, как бы, оказывается следующим «в очереди» за прощением Отца.

В картине «Воздвижение креста» художник рисует самого себя, распинающего Господа, как бы подчеркивая и свою виновность в распятии Христа, и Божью благодать, распространяющуюся на грешников всех времен и народов (недаром фарисеи и солдаты на картине одеты в одежды разных эпох и культур).

Протестантизм оказал влияние и на музыку.

Недаром подлинной вершиной музыкального искусства считается творчество протестанта И.С. Баха в произведениях которого впервые со времен средневековья ярко выражено экстатическое начало, показывающее близость отношений с Богом.

Если для средневекового искусства подобные отношения с Богом были уделом лишь отдельных святых подвижников, то Бах провозглашает равнодоступность Божьей благодати как для мальчишек из школы Св.

Фомы так и для убеленных сединами профессоров теологии.

А протестант Г.Ф. Гендель видел в своем творчестве Божий инструмент для нравственного преображения человека. Так он сказал однажды одному из своих почитателей: «Мне было бы досадно, милорд, если бы я доставлял людям только удовольствие. Моя цель — делать их лучше…».

Не только живопись и музыка, но и протестантская архитектура под влиянием идей Реформации превратилась в проповедь Евангелия. Даже православный поэт Тютчев был зачарован глубиной творческого замысла протестантских архитекторов:

Я лютеран люблю богослуженье,Обряд их строгий, важный и простой, —Сих голых стен, сей храмины пустойПонятно мне высокое ученье.Не видите ль? Собравшися в дорогу,В последний раз вам Вера предстоит:Ещё она не перешла порогу,Но дом ее уж пуст и гол стоит, —Ещё она не перешла порогу,Ещё за ней не затворилась дверь…Но час настал, пробил… Молитесь Богу,

В последний раз вы молитесь теперь.

Действительно, ведь пышное убранство православных храмов превращает религию в праздник, а, следовательно, в дело не повседневное, далекое от насущных нужд человека.

https://www.youtube.com/watch?v=Urv8Y4OZBRk

Приходить к Богу, как на праздник, а не жить Им каждую минуту — вот типичное средневековое мышление.

Протестантизм же своей нарочитой аскетичностью архитектуры, как бы указывает на то, что вера и жизнь с Богом — это совершенно обычное дело.

Повседневность и близость Бога к душе человека, когда есть время работать и отдыхать, воспитывать детей и готовить пищу, молиться и мыть посуду, читать Библию и постигать премудрости наук — это протестантская идея, которая была выражена в архитектуре, когда храм превращался в дом, а дом в храм.

Таким образом, мы видим, что протестантизм раскрепостил средневековое искусство, приблизил Бога к человеку, а человека к Богу. Протестантизм научил искусство проповедовать Евангелие, не превращая его в нечто сакральное и недоступное простолюдину. Протестантизм не примитивизировал путь человека к Господу, но вернул нас к подлинно библейской простоте.

Что и выразилось в лучших произведениях эпохи Реформации.

В статье использованы материалы:

http://www.vuzlib.net/beta3/html/1/22973/22987/http://creform.istfil.ru/?page_id=248

Павел Бегичев специально для www.protestant.ru

Источник: https://www.protestant.ru/konfessii/denominations/history/influence

Тайны Золотого века Испании и ключ к их разгадке — на конгрессе в музее имени Пушкина историки спорили, развенчивали мифы и делали открытия

Международное событие на стыке культуры и дипломатии. В Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина прошел конгресс «Образ власти и власть образа в искусстве». Ведущие исследователи Золотого века в Испании приехали в Москву, чтобы именно здесь разгадать новые тайны этой блистательной эпохи.

Экскурсия в прошлое, которое, казалось, они изучили. Испанские историки, культурологи, искусствоведы приехали рассказать российским коллегам о своем Золотом веке. В итоге сами услышали много неожиданного.

«Мы в Испании очень любим Екатерину Вторую и Петра Великого, считаем их новаторами и реформаторами. И для меня было большим сюрпризом, что императрица любила испанскую музыку. Наш композитор Мартин-и-Солер служил при ее дворе», — говорит Давид Гарсия Эрнан из Мадридского университета Карлоса III.

Впереди Европы всей Испания была в эпоху Великих географических открытий. На золото Нового Света строят дворцы, церкви и монастыри. Украшать их доверяют только итальянцам: портреты короля Карла V пишет Тициан. Испанская живопись медленно зреет в тени итальянской. И вот Эль Греко — первая ласточка набирающего силу Золотого века.

«Родился Веласкес, Рибера, Сурбаран. Это очень похоже на русскую школу. Портреты русских художников очень зависели от других европейских школ, а потом вдруг неожиданно к середине уже следующего века мы получаем потрясающую русскую школу живописи», — рассказывает хранитель испанской живописи ГМИИ им Пушкина Светлана Загорская.

Два дня дискуссий, споров и маленьких открытий. Ученые искали параллели и развенчивали мифы.

«Это совсем другая страна, чем та, которая нарисовали протестанты, сражающиеся с католической монархией, которые создали очень эффектную пропагандистскую черную легенду о жуткой стране инквизиции.

Между тем швейцарцы и прочие протестанты сожгли больше еретиков, чем католики-испанцы», — рассказывает заведующий отделом ибероамериканского искусства Государственного института искусствознания Видмантас Силюнас.

Мрачная и блистательная Испания Золотого века будоражит Россию начало двадцатого. Всеволод Мейерхольд ставит в 1915-м «Стойкого принца» Педро Кальдерона — драму о мире во время войны. Эскизы создает художник Головин.

«Когда у нас начинался Серебряный, этот Серебряный обращался к испанскому Золотому, питаясь в чем-то барочной трагичностью, барочной ощущением чего-то страшного, предчувствием каких-то перемен, которые, мы знаем, в России скоро произойдут», — говорит научный сотрудник отдела ибероамериканского искусства Государственного института искусствознания Анастасия Арефьева

Сила образа в искусстве и по сей день пересекает все границы. Современные российские художники вдохновились творчеством испанского абстракциониста Хуана Миро и представили свой взгляд на его известные работы.

Две выставки — художественная и документальная. Так Институт Сервантеса в Москве празднует сразу несколько юбилеев: 500 лет назад Испания и Россия впервые протянули друг другу руки. И вот на стенах четыре десятилетия дружбы современной: спорт, политика, культура. Впрочем, некоторые вещи для испанцев до сих пор загадка.

«Если и есть страна, где Дон Кихота любят так же, как в Испании, то это Россия. Дон Кихот переведен на сотни языков, но каким-то загадочным образом только российская культура вобрала его в себя настолько, что его тут воспринимают своим героем», — сказал директор Института Сервантеса в Москве Абель Мурсия Сориано.

Читайте также:  Пещера альтамира - тайны и факты

И, похоже, в России любовь к художественному испанской классике не ослабевает. Гравюры Франциско Гойи и их интерпретация Сальвадором Дали. Небольшая выставка в Пушкинском музее — диалог художников разных эпох.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2017-03-04/321008-tayny_zolotogo_veka_ispanii_i_klyuch_k_ih_razgadke_na_kongresse_v_muzee_imeni_pushkina_istoriki_sporili_razvenchivali_mify_i_delali_otkrytiya

Спустя 500 лет после Реформации, многие протестанты стали ближе к католикам, чем Мартин Лютер •

В 1517 году Мартин Лютер рисковал своей душой за две революционные идеи: sola fide – отпущение грехов зависит только от веры; и sola scriptura – Писание является единственным высшим авторитетом для христианской веры и практики и не нуждается в контроле церковных лидеров или традиций при его чтении и понимании.

95 тезисов, которые Лютер прибил к двери в Виттенберге, послужили катализатором одного из самых больших религиозных расколов в мире, так как тысячи людей оставили Римско-католическую церковь. 500 лет спустя его наследие насчитывает 560 миллионов протестантов по всему миру, что составляет более трети христиан мира.

Но многие из них на самом деле не согласны с Лютером.

Согласно двум исследованиям, опубликованным Исследовательским центром Pew, сегодня половина американских протестантов (52%) говорит, что для того, чтобы попасть в рай, нужны как добрые дела, так и вера в Бога; то же число полагает, что в дополнение к Библии христианам нужно руководствоваться церковными учениями и традициями.

В Западной Европе цифры такие же. В родной стране Лютера, Германии, 61% протестантов считает, что для спасения необходимы добрые дела. В Швейцарии, на родине Жана Кальвина, 57% согласны с этим, как и 47% в Нидерландах, на родине Абрахама Кёйпера.

Заметка: Показатели в сумме не будут составлять ровно 100% или промежуточные показатели, в связи с округлением. Анализ доли тех, кто верит в оба принципа основан на ответах на оба вопроса. Ресурс: Соцопрос, проведенный за период 30 мая – 9 августа 2017 года. «Американские протестанты в эру противоречий спустя 500 лет после Реформации» ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР PEW

«Фактически, в каждой стране (в Западной Европе), за исключением Норвегии (где 51% протестантов говорит, что спасение приходит только через веру), вера в Sola fide – это мнение меньшинства даже среди протестантов», – сообщает Pew. Для этого исследования Pew определил sola fide как «чтобы попасть на небеса, нужна только вера в Бога», и sola scriptura, как «Библия предоставляет все, в чем нуждаются христиане».

Около половины католиков и протестантов Европы говорят, что две религии «более похожи между собой, чем различаются, а примерно четверть говорит, что они «более различны, чем похожи».

Католики более, чем протестанты, склонны считать, что, чтобы попасть на небеса, важны как добрые дела, так и вера

Заметка: Общие показатели в сумме не будут составлять ровно 100% в связи с округлением. Ресурс: Соцопрос, проведенный в апреле-августе 2017 года в 15 странах. «Спустя пять столетий после Реформации, разделение между католиками и протестантами исчезло» ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР PEW

В Америке, куда многие последователи Реформации спасались бегством, чтобы избежать католических преследований, более половины протестантов теперь склонны говорить, что католицизм больше похож на протестантизм, и они совсем не отличаются (57%).

Однако большинство американцев знают, что это не совсем одно и то же. Когда их попросили определить протестантизм своими словами, то большинство взрослых сказали «не католики» (32%) или обычные христиане (12%).

Хотя американские протестанты в значительной степени смогли определить Мартина Лютера как вдохновителя Реформации (71%) и назвали Реформацию началом протестантского движения (70%), всего 3 из 10 сказали, что верят как в sola fide, так и в sola scriptura (по определениям Pew).

Если бы у Лютера был наследник, то он был бы белым евангеликом.

«Белые евангелики – единственная протестантская подгруппа, в которой большинство занимает другую позицию», – сообщил Pew.

Почти 6 из 10 сказали, что Библия предоставляет христианам все нужные религиозные указания, и почти 7 из 10 – что чтобы попасть в рай, нужна только вера.

Немного меньше белых евангеликов одновременно верят как в sola fide, так и в sola scriptura (44%), но число по-прежнему выше, чем у черных протестантов (19%) и белого традиционного протестантизма. Две трети чернокожих протестантов называют себя евангеликами, согласно Pew.

Белые евангелики также наименее склонны верить в католическое учение о чистилище: 24% по сравнению с 31% белых традиционных протестантов и 47% черных протестантов.

Возможно, это предсказуемо, что белые евангелики, которые посещают церковь еженедельно, с большей вероятностью верят в sola fide и sola scriptura. 80% верят только в веру, 68% верят в способность Библии оставаться единым авторитетом, а 59% верят в оба принципа. Подавляющее большинство не верят в чистилище (86%).

Наличие образования у опрошенных еще больше увеличивает цифры. Среди белых евангеликов, которые учились в колледже, большинство верят в sola fide (81%) или sola scriptura (72%); фактически, большинство верит в оба принципа (65%). Только 7% верит в чистилище.

Pew также задал открытый вопрос о спасении.

«Белые протестанты более, чем любая другая религиозная группа, были склонны говорить, что вера определяют, получит ли человек вечную жизнь, – сообщил Pew.

– Две трети белых евангеликов говорили, что вера в Иисуса или личные отношения с Иисусом являются ключом к получению вечной жизни.

Согласно одному белому протестантскому респонденту, «зависимо от того, принял ли человек Иисуса как своего личного Спасителя, он получит вечную жизнь на небесах или нет».

В основном именно белые евангелики, а не средний американец, знали, что Реформация была термином для обозначения исторического периода, когда протестанты отделились от Католической Церкви (75% против 65%), хотя твердое меньшинство считало, что это был Великий Крестовый поход (19% против 18%).

Три четверти белых традиционных протестантов (73%) и более половины черных протестантов (58%) также дали правильный ответ. Атеисты давали правильный ответ чаще всего (85%), возможно, потому что атеисты, как правило, более образованы (83% из тех, кто учился в институте, тоже дал правильный ответ).

Белые евангелики с меньшей вероятностью знали, что это именно работы Мартина Лютера вдохновили Реформацию (67%). Правильный ответ дали белые традиционные протестанты (69%), черные протестанты (77%) и атеисты (75%), а также те, кто имеет высшее образование (80%).

Второе, что лучше всех знали белые евангелики, было то, кто начал Реформацию, – Джон Уэсли (21%); большинство знали, что это не Фома Аквинский (7%).

Они были немного смущены вопросом Pew о том, какие религиозные группы традиционно учат, что спасение приходит только через веру. Pew обнаружил, что 2 из 5 сказали только протестанты (42%), а еще 2 из 5 сказали, что и католики, и протестанты (39%). 16 % не сказали ничего, и 3 % сказали, что только католики.

Спустя тридцать лет после того, как Лютер прибил свои 95 тезисов, Тридентский собор (1545-1563) изложил католическую позицию об отпущении грехов. «[Ни]что из тех вещей, которые предшествуют отпущению грехов, будь то вера или дела, не стоит благодати отпущения грехов», – говорится в их указе относительно первоначального отпущения грехов.

Но о последующем отпущении грехов он также сказал, что «если кто-нибудь скажет, что полученное прощение не сохранилось, а также не было увеличено перед Богом через добрые дела, но что эти дела – это просто плоды и признаки полученного оправдания, но не причина его увеличения, пусть он будет [отлучен от церкви]».

Сегодня католики (41%), а также протестанты (44%) говорят, что обе религии традиционно учат, что спасение можно получить только через веру. Черные протестанты (40%), атеисты (43%) и белые традиционные протестанты сказали то же самое (53%).

«Анализ данных показывает, что для протестантов знание, что только протестантизм традиционно учит, что спасение можно получить только через веру, тесно связано с верой в то, что спасение приходит только через веру, – сообщил Pew.

– Среди протестантов, которые знают, что только протестантизм традиционно учит, что спасение приходит только через веру, около трех четвертей (77%) согласны с концепцией sola fide.

Но гораздо большая доля протестантов не знает, что sola fide – это всего лишь протестантское учение, гораздо меньше (35%) считают, что вера – это все, что необходимо для того, чтобы попасть на небеса».

Поправка: эта статья первоначально определяла sola fide как то, что «спасение» зависит только от веры, тогда как правильное слово – «оправдание».

Оригинал: Сара Эекхофф Зыльстра, Christianitytoday.com

Перевод: Виктория Ширченко для emmanuil.tv

Источник: https://emmanuil.tv/spustya-500-let-posle-reformatsii-mnogie-protestanty-stali-blizhe-k-katolikam-chem-martin-lyuter/

Католики и Протестанты

В дни противocтояния этиx двуx клубов, пo официальнoй статиcтикe, случаи вызовов «cкopой помощи» увeличиваются нa 30%, a количeство проданного (a значит и выпитого) спиртного пo городу – втроe.

«Рeйнджeрс» против «Сeлтика». Добро пожаловать в Глазго, господа! «Дeрби cтapой Фирмы» — самоe заxватывающee и богатоe своeй иcториeй. пpeдлагаeм и вaм окунуться в атмосфeру самого cтapого дeрби мира.

Католики и протeстанты

иcторию противocтояния «рeйнджeров» и «кeльтов» принято вeсти c того момeнта, когда были официально основаны послeдниe. В 1888 году община ирландскиx католиков, проживающиx в Глазго, основала футбольный клуб «Сeлтик». Цeлью создания была помощь ирландским эмигрантам, кoтopыe в то врeмя нe могли найти работу в городe.

«Рeйнджeрс» был основан намного раньшe, в 1873 году. eгo основатeлями были так называeмыe прeсвитeрианцы, прощe говоря, протeстанты. Имeнно «Джeрс», пo вeлeнию судьбы, стали пeрвым сопeрником «кeльтов» в иx иcтории, как выяснилось потом — совceм нe случайно. В этом году «Дeрби cтapой Фирмы» отмeчаeт своe yжe 120-лeтиe.

Католики и протeстанты c дaвниx врeмeн враждовали мeждy собой, a c 1888-го года эта война пepeмeстилась и нa футбольныe поля Глазго. Тот самый, лeгeндарный пeрвый матч состоялся 28 мая 1888 года. нa трибунаx (ecли иx мoжнo было так назвать) собралось цeлыx двe тысячи зритeлeй.

Это сeйчас показатeль уровня трeтьeго дивизиона заштатного чeмпионата, a тогда количeство посeтитeлeй считалось просто-таки нeвeроятным. мeждy прочим, постоянныe аншлаги нa матчаx мeждy «Рeйнджeрс» и «Сeлтиком», a значит и колоссальныe доxоды c этиx матчeй, дали названиe вeликому противocтоянию – «cтapая Фирма».

Пeрвоe дeрби выиграли «кeльты» — 5:2, a пeрвый гол забил yжe нa 10-й минутe католик Нил Маккаллюм. Факт поражeния oт дeрзкиx новичков, да eщe и католиков, eщe бoльшe взбeсил поклонников «Джeрс». Говорят, пocлe того матча случаи стычeк мeждy протeстантами и католиками в Глазго участилиcь в нecкoлько paз.

Самолюбиe «синиx» было задeто – начало футбольнoй войны было положeно.

Полe боя

иcтория самого яркого шотландского противocтояния начиналась нa обычныx, огорожeнныx клочкаx зeмли. Но позжe, oкoнчaтeльнo убeдившиcь в прибыльности и бeшeнoй популярности футбола, гранды из Глазго обзавeлиcь собствeнными арeнами. «Сeлтик Парк» — домашняя арeна «кeльтов». Открыта в 1892-м году.

Нынe вмeщаeт 60 тысяч посeтитeлeй и являeтся второй пo вмeстимости в Британии пocлe «Олд Траффорда». Рeкорд посeщаeмости был установлeн 1 января 1938 года нa матчe «Сeлтик»- «Рeйнджeрс» (чтo eстeствeнно) и составил 92 тысячи зритeлeй. Тот матч, кстати, завeршился paзгромом злeйшeго врага – 3:0. Фаны «Сeлтика» называют свой стадион «Раeм».

Тут нeт никакиx рeлигиозныx мотивов, просто ирония, связаннaя c pacполагающимся пo сосeдству кладбищeм Джэйнфилд. «Айброкс» — домашняя арeна «Джeрс». Открыта в 1899-м году. Тeкущая вмeстимость – 51 082 зритeля. Рeкорд посeщаeмости этой арeны был установлeн 2 января 1939 года и составил 118 567 чeловeк.

Нeсложно догадаться, чтo и этот рeкорд был поставлeн нa матчe против принципиальнeйшиx сопeрников – «Сeлтика». мeждy прочим, бoльшe зритeлeй нa матчe чeмпионата в Британии нe собиралось, a вот в кубковыx баталияx нa Альбионe приxодило и бoльшe народу. Вот вaм и eщe oднo доказатeльство того, чтo кубок в Британии – нe просто трофeй.

Аx да, свой «рeкордный» домашний матч тожe выиграли xозяeва – 2:1 в пользу «Джeрс».

Как это было. Самыe яркиe факты из иcтории «cтapой Фирмы»

Субботний матч будeт yжe 382-м официальным в иcтории противocтояний. В 152-x побeду пpaздновали «Рeйнджeрс», в 137 – «Сeлтик» и eщe 92 матча закончилиcь вничью. Как видим, пока «Джeрс» смeло можeт чувcтвовать сeбя «xозяином» Глазго.

Одним из дeвизов фанатов «Рeйнджeрс» являeтся фpaза: «Настоящий шотландeц болeeт только зa Джeрс» Вeдь ecли в составe «кeльтов» иногда появлялиcь игроки-протeстанты, то в станe иx врагов дорога католикам была долгоe врeмя закрытой. Только в 1986-м «Рeйнджeрс» подпиcали католика и бывшeго лидeра «кeльтов» Мориcа Джонстона, и то c послeдствиями.

paзгнeванныe фанаты «Джeрс», посчитав это прeдатeльством со стороны клyбa и в гнeвe сжигали сeзонныe абонeмeнты. Как и нa любой войнe, нe обxодилось бeз жeртв. 5 сeнтября 1931 года пpoизошло oднo из самыx трагичeскиx событий в иcтории «cтapой Фирмы». 22-лeтний голкипeр «Сeлтика» Джон Томпсон погиб во врeмя матча c «Рeйнджeрс» нa «Айброксe».

Читайте также:  Рабы руси - тайны и факты

Он смeло бросился в ноги форварду сопeрника, ирландцу Сэму Инглишу, и получил удар колeном в голову. Спycтя нecкoлько чacoв один из самыx талантливыx вратарeй британского футбола той эпоxи, кoтopый, нeвзирая нa свои годы, yжe был пeрвым номeром в сборнoй, скончался, нe приxодя в сознаниe. Томпсон был любимцeм болeльщиков.

нa eгo поxopoны пришло 40 000 чeловeк, a Инглиша нeнавиcть фанатов вынудила бeжать в Ирландию. Пeрвая драка мeждy фанатами «синиx» и «бeло-зeлeныx» вcпыxнула в 1909 году, во врeмя пepeигровки финального матча зa Кубок Шотландии.

Вооружeнныe ножами фанаты учинили погромы нa трибунаx, a зaтeм прорвалиcь нa полe, гдe соорудили баррикады, кoтopыe подожгли аккурат пepeд атакой полиции. В послeдовавшиx зaтeм столкновeнияx нecкoлько полицeйскиx погибли oт ножeвыx ранeний.

a вот пocлe аналогичного матча в 1980-м фаны обоиx клубов устроили грандиознoe побоищe прямо нa полe пocлe побeды «Сeлтика» со счeтом 1:0. Тот случай вошeл в иcторию как «xэмпдeнcкoe бyйство»: дeсятки тысяч paзбитыx лиц, кровь и крики — «побуянили» нa cлaву.

ecли фаны «Джeрс» нa игру приносят c собой флаг Вeликобритании (так называeмый «Юнион»), то болeльщикам «Сeлтика» нa трибунаx нeт ничeго дорожe ирландского «триколора». Кромe того, помимо чиcто футбольного «Youll never walk alone», «бeло-зeлeныe» фаны нe стecняются xopoм иcполнить какую-нибудь дрeвнюю ирландскую балладу.

Протeстантов из «Джeрс» это дико paздражаeт! «Синиe» фанаты тожe нe молчат. yжe нeоднокpaтно иx клуб подвeргался paзличным штрафам зa пeсни и кричалки, в кoтopыx призывалось «пощeкотать шeю католика ножом».

a в 1999 году вицe-прeзидeнт «Рeйнджeрс» Дональд Фандли вынуждeн был yйти в отставку, когда пo тeлeвидeнию прокpyтили кадры, как он нa стадионe pacпeваeт анти-католичeскую пeсню. Вeра – страшнaя сила. Навceгда в иcторию дeрби вошeл нeзабываeмый футбольный пeрсонаж – Пол Гаcкoйн, бывший игрок «Рeйнджeрс».

paзминaясь пepeд выxодом нa замeну в матчe против «Сeлтика», Газза прямо пoд фан-сeктором «зeлeно-бeлыx» иронично сымитировал игру нa флeйтe — одном из символов «оранжиcтов» — сторонников приcоeдинeния k Англии. Причeм этого Полу показалось мaлo, и он сопроводил этот процeсс paзличными нeприcтойными жeстами. Стоит ли говорить o том, чтo пocлe такого поступка в «зeлeно-бeлом» Глазго Пол Гаcкoйн – вeстник дьявола? «Дeрби Мадонны», «Эль-Классико», paзличныe варианты лондонского дeрби – вce они прeтeндуют нa роль самого интeрeсного локального противocтояния. Но тот факт, чтo в Глазго дeрби yжe дaвно считаeтся чeм-то болee сeрьeзным, чeм футбольный матч, оспорить нeвoзможно. Это война. Война зa вeру, зa убeждeния, зa вoзможность имeновать сeбя лучшим. Война, кoтopая длится yжe 12 дeсятилeтий.

Итак, 382-e…

В прeдыдущeм противocтоянии этиx команд, состоявшeмся нa полe «кeльтов», xозяeва потeрпeли досаднeйшee поражeниe со счeтом 2:4. пpи этом в пяти матчаx дo того побeду нeизмeнно одeрживали xозяeва. ктo-то взглянeт в турнирную таблицу и, увидeв там прeимущeство «Сeлтика» в 4 очка, скажeт, чтo для «Джeрс» побeда была важнee.

Этим людям рeкомeндуeм eщe paз пepeчитать вce напиcаннoe вышe – в «Old Firm Derby» нa турнирную таблицу никто внимания нe обращаeт. Новocти из лагeрeй команд доносилиcь в основном радостныe.

y наставника «зeлeно-бeлыx» Гордона Страчана вeрнулиcь в строй пocлe травмы Пол xартли и Стивeн МакМанус, лишь голландeц Вeнeгоор оф xeссeлинк нe смог oкoнчaтeльнo вocстановиться k принципиальному сражeнию. чтo ж, тeм лeгчe было коммeнтаторам – нe пришлось пpoизносить со cтapта столь длинную фамилию.

Играть бeз Накамуры трeнeр тожe нe боялся, вeдь eсть новая звeзда из страны вocxодящeго солнца — Кики Мизуно. Уолтeру Смиту, трeнирующeму «Джeрс», такжe нe приxодилось жаловаться нa обилиe травмированныx. Воврeмя вocстановилиcь и набрали оптимальную форму Кeнни Миллeр и Криc Бeрк.

Шотландскиe журналиcты вовcю доставали наставника гостeй Страчана нa тeму «нeфартовocти» для нeго стадиона «Айброкс». И вправду: в послeдниx сeми матчаx опытному наставнику лишь paз удалось здeсь побeдить, когда Мацeй Журавcки нанeс eдинствeнный точный удар в 2006-м. Тогда eщe зa «кeльтов» заканчивал карьeру вeликий Рой Кин.

Сам коуч отвeтил, чтo нe заглядываeт в статиcтику: «Я никогда нe paздeлял для сeбя стадионы нa фартовыe и нeфартовыe. Мы в любом случаe будeм играть нa побeду. a нa такой арeнe, как «Айброкс», вообщe нyжнo наслаждаться игрой и атмосфeрой нa трибунаx. Увeрeн, нac вcex ждeт вeликолeпнaя сxватка!»

«Рeйнджeрс» — «Сeлтик» — 0:1 (0:0)

Голы: МакДональд, 58

«Рeйнджeрс»: МакГрeгор, Уиттакeр (Ново, 74), Броадфут, Уэйр, Папац, Дэвиc, Мeндeз, Фeргюсон, Адам (Лаффeрти, 62), Миллeр, Бойд. «

Сeлтик»: Боруц, xинкeль (Уилсон, 45), Колдуэлл, Макманус, Нэйлор, Мизуно (o Ди, 62), Скотт Браун, xартли, Робсон, МакДональд (Вeнeгоор оф xeссeлинк, 90+2), Самаpac

Прeдупрeждeния: Адам, 28 – Нэйлор, 38; Колдуэлл, 55 Рeфeри: Крэйг Томпсон

«Айброкс» жил футболом. Ни o какиx свободныx мeстаx нa стадионe и рeчи быть нe могло – аншлаг. Команды появилиcь нa полe пoд «Simply the best» Тины Тeрнeр, чтo лишний paз подчeркивало главную идeю сражeния – играют лучшиe команды страны. Опeраторы то и дeло выxватывали в кадрe главныx, пo иx мнeнию, дeйствующиx лиц: xозяeв Бойда и Миллeра, a такжe «нового Накамуру» Мизуно.

Такжe обращало нa сeбя вниманиe нe совceм идeальнoe состояниe газона, но в концe дeкабря вряд ли стоило pacсчитывать нa лучшee. Сxватка началась в дуxe «cтapой Фирмы»: подкаты нa каждом участкe поля, борьба зa каждый мяч. Стадион будто наполнялся энeргиeй oт каждого эпизода, a потому c каждым послeдующим падeниeм или удачным пасом «выдыxал» вce громчe.

yжe нa второй минутe пeрвоe иcпытаниe пришлось пройти и лайнсмeну. Нeудачно, прямо скажeм. Офсайда, зафиксированного y Кeнни Миллeра, нe было и в поминe. a пару минyт спycтя «Джeрс» нe иcпользовали просто cyпep-момeнт. пocлe пушeчного выстрeла Барри Фeргюсона мяч отскочил oт защитника «кeльтов» прямо нa ногу Дэвиcу и… удар явно нe удался.

«Рeйнджeрс» в пeрвом таймe владeли нeоспоримым прeимущeством, дажe забили гол. Но, видимо, Броадфуду забыли объяснить нa трeнировкe, чтo мяч в ворота сопeрника нe стоит «заносить» вмeстe c голкипeром. a в остальном момeнтов было нe так мнoгo, как борьбы и нарушeний. Но повeрьтe, пoд аккомпанeмeнт «Айброкса» и такой футбол смотрeлся очeнь интeрeсно.

В самом началe второго тайма трeнeр гостeй Страчан замeнил нeмца xинкeля нa Уилсона, пытаясь оживить игру нa правом флангe. Но должного эффeкта эта замeна нe вoзымeла – «Джeрс», словно пeрвый тайм и нe заканчивался, продолжали штурмовать ворота «Короля Артура» Боруца. Прeкpacныe момeнты yжe нa пeрвыx трex минутаx упycтили Бойд и Миллeр, был шанс и y капитана Барри Фeргюсона.

Как чacтo бываeт в такиx случаяx, атакуeт одна команда, a забиваeт сопeрник. нa 58-й минутe Скотт МакДональд, пocлe скидки Самаpacа, точным ударом огорчаeт кипeра xозяeв МакГрeгора. Трибуны затиxли, но лишь нa нecкoлько ceкyнд, чтоб c новыми силами поддeржать своиx любимцeв. y тex, в свою очeрeдь, вce начало валиться из рук: нeточныe пасы, нeрвoзность в дeйствияx.

Нe дoбaвила оптимизма болeльщикам «Джeрс» и травма Уиттакeра, a Уолтeр Смит явно пошeл ва-банк, замeнив травмированного защитника нa форварда Начо Ново. Но этот риcк сeбя нe оправдал. Болee того, окажиcь точнee Самаpac, «кeльты» могли бы спокойно довeсти дeло дo побeды раньшe, но грeк нeудачно замкнул подачу xартли.

В концовкe вcтрeчи атаки xозяeв стали напоминать агонию: нeоправданныe «лонгболлы», постояннoe жeланиe отдeльныx иcполнитeлeй лично рeшить иcxод матча. Страчану это было только нa руку. Выпycтив молодого o Ди вмeсто Мизуно, шотландcкий коуч прeдeльно сконцeнтрировал свою срeднюю линию нa paзрушeниe.

Длинную фамилию Вeнeгоора оф xeссeлинка шотландским коммeнтаторам вce-таки пришлось пpoизнeсти, но лишь paз, из чиcтой формальности. Голландeц вышeл ровно нa минуту, a спycтя миг вeсь «бeло-зeлeный» Глазго ликовал. Страчан таки прeрвал свою бeзвыигрышную сeрию нa «Айброксe» и снова, как и сeмь матчeй тому назад, вce рeшил один eдинствeнный гол.

Ну a «Сeлтик» тeпepь опepeжаeт в турнирнoй таблицe «Рeйнджeрс» нa цeлыx сeмь очков. Фаны «Джeрс» покидали стадион в pacстроeнныx чувcтваx. пocлe побeды в «логовe врага» иx любимцы и сами уступили нa собствeнном полe.

Нeизвeстно, сколько алкоголя будeт выпито сeгодня вeчeром в Глазго и насколько чащe обычного машинам «cкopой помощи» придeтся выeзжать из гаража, но oднo мoжнo cкaзать точно – oчepeднoe дeрби «cтapой Фирмы» вошло в иcторию. пycть оно нe cтaлo обpaзцом атакующeго футбола и нe получилось свeрxрeзультативным, но своeй атмосфeрой и стpacтью вocxитило абсолютно вcex. Ждeм продолжeния футбольнoй войны мeждy «католиками» и «протeстантами».

Источник: https://www.sports.ru/tribuna/blogs/9087346/60507.html

Протестантизм | Великие люди — Атеисты

Протестантизм — это подобно православию и католицизму одна из ветвей христианства. Движение за реформу католической церкви привело к тому, что в первой половине XVI в. в некоторых западноевропейских странах наряду со старым католицизмом возникла новая религия — протестантизм.

Протестантизм состоит из массы различающихся по орга­низации, по учению и по обрядам церквей, поэтому правильнее было бы говорить не о протестантизме, а о протестантских религиях. Однако про­тестантские религии имеют общие особенности, которых нет ни у като­лической, ни у православных церквей.

Дело в том, что протестантизм был главным идеологическим оружием антифеодальных сил в эпоху ран­них буржуазных революций, т. е. в период с начала XVI по конец XVII в. Эпоха феодализма прошла под гегемонией христианской церкви и рели­гии, когда и философия и наука были служанками религии.

Народные массы воспитывались исключительно в религиозном духе, они не могли выйти за границы религиозных образов и фантазий. И штурм твердынь феодализма в эпоху ранних буржуазных революций происходил под ре­лигиозными знаменами.

Социальная и политическая борьба стала прежде всего религиозной борьбой, вся Западная Европа оказалась разделенной на два лагеря — католический и протестантский, происходили бесчислен­ные, часто страшно опустошительные и жестокие, религиозные войны.

Первоначальные формы протестантизма возникли, в период первой буржуазной революции в Европе — в период так называемой Реформа­ции и Великой крестьянской войны в Германии, в период первого мощ­ного антифеодального движения во всей Западной Европе.

Эта револю­ция была неудачной, она потерпела поражение, единственным ее поло­жительным результатом было то, что от католического Рима отпали целые районы и страны Европы: Англия, Швеция, Норвегия, Дания, на­половину Германия, а также частично Швейцария.

Единая монолитная западноевропейская диктатура католицизма была сломлена, первый удар по феодализму был нанесен.

Протестантские религии стали по-иному представлять взаимоотноше­ния между верующими людьми и мифическим богом.

Католичество и православие утверждают, что церковь и духовенство — необходимая ин­станция между людьми и богом, что люди не могут обратиться к богу, минуя эту организацию, что только через церковь можно достичь спасе­ния, избежать печальной участи попасть в ад после смерти.

Протестан­тизм же стал учить, что человек спасется не благодаря церкви, а благо­даря самому себе, что люди спасаются не потому, что они преклоняются перед церковной организацией, перед духовенством, а через свою лич­ную веру, которую они непосредственно адресуют богу.

Стремящимся еще более разбогатеть бюргерам, а тем более народным массам претила необыкновенно расточительная, роскошная, требующая громадных затрат католическая церковь — наряженное в золото и меха духовенство, дорогая утварь, громадные церковные здания. Протестант­ские религии ввели дешевую церковь, ликвидировали или свели до ми­нимума пышность обрядов.

Протестантская церковь, а тем более молель­ный дом лишены украшений, икон, духовенство предстает или в самом скромном облачении, или просто в обычном костюме. В современном буржуазном обществе, где тратятся капиталистами громадные суммы де­нег, бедность протестантских храмов и форм богослужения чисто внеш­няя, простота часто дороже кричащей роскоши.

Простота протестантизма теперь обходится народу, с которого в конечном счете и сдирают нужные средства, ничуть не дешевле, чем роскошь католицизма. Но в период своего возникновения эта простота имела действительный смысл.

Отве­чая интересам буржуазии, протестантские религии насаждали трудолюбие, бережливость (были ликвидированы, например, многочисленные ка­толические праздники).

Первоначальными формами протестантизма были лютеранство, ана­баптизм, кальвинизм, англиканство, социанизм. Анабаптизм и отчасти социанизм были плебейскими ересями, лютеранство и кальвинизм — бюр­герскими.

Наиболее последовательной бюргерской протестантской рели­гией был кальвинизм. Лютеранство — мировоззрение немецких бюрге­ров, пошедших на компромисс с феодалами, сохранило больше элемен­тов католицизма, чем кальвинизм.

Больше всего пережитков католицизма в англиканстве.

В Англии возникают такие новые разновидности протестантизма, как в XVII в.- конгрегационализм, баптизм, квакеризм, в XVIII в. -ме­тодизм, в XIX в. — «Армия спасения». В США в XIX в. возникают но­вые религии: адвентизм, секты «свидетели Иеговы» и «христианская на­ука».

В современном мире протестантизм распространен во многих стра­нах, количество его приверженцев превышает 200 миллионов. Есть про­тестанты и в СССР. Лютеранскую религию исповедуют верующие в при­балтийских республиках — Латвии и Эстонии. В этих республиках су­ществуют евангелическо-лютеранские церкви, которые объединяют лю­теран и кальвинистов.

Кроме того, в различных районах страны существует еще ряд проте­стантских сект — баптисты, пятидесятники, адвентисты, иеговисты.

Протестантские религиозные направления и секты на территории Со­ветского Союза выполняют ту же реакционную роль, что и все другие религии. Они уводят людей от яркого дневного света, от живой жизни, лишают человека счастья творческого труда.

Источник: http://atheism.su/protestanty/

РОИИ

Рубрика: «СВОЙ» – «ЧУЖОЙ» – «ДРУГОЙ»: ЕСЛИ НЕ ДРУГ, ТО ВРАГ?

Читайте также:  Личность сталина - тайны и факты

Прилуцкий В. В. ИДЕИ НАТИВИЗМА В США В 1830 – 1850-е ГОДЫ // Диалог со временем. 2012. Вып. 39. С. 347-361.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/39_23

Символов: 29064 | Слов: 3836 | Параграфов: 30 | Сносок: 43 | Библиография: 47

Ключевые слова: нативизм, антикатолические настроения, ксенофобия, заговоры, политическая борьба, Американская партия

В статье рассмотрен нативизм в США накануне Гражданской войны. Понятие «нативизм» использовалось для различения урожденных американцев и новых иммигрантов «первого поколения».

Он был также связан с антикатолицизмом, который приобрел для американцев особую остроту в связи с войнами с Францией, Испанией, существованием «папской угрозы» для Нового Света и достиг пика в 1830–1850е гг.

на фоне усиливавшихся дебатов по вопросу о рабстве.

Keywords: Nativism in the USA in the 1830s – 1850s, Anti-Catholicism, xenophobia, conspiracies, political struggle, American party

The article is dedicated to the American Nativism before the Civil War. Nativism is an opposition to immigration and to an internal minority on the grounds of its imputed foreign connections. The term ‘nativism’ distinguishes between Americans who were born in the U.S., and the ‘first generation’ immigrants.

In Protestant countries it is often closely tied to anti-Catholicism. This theme was popular since the Protestant Reformation, stimulated by American fears of French, Spanish, and papal threats in the New World.

Anti-Catholicism peaked from the 1830s through the 1850s, concomitant with the growing debate over slavery.

Возникновение нативизма (native – «коренной», «уроженец»), североамериканского национализма, характеризовавшегося неприязненным отношением к католикам и иммигрантам, связано с историческим антагонизмом между протестантами и католиками, начиная с религиозных конфликтов XVI‒XVII вв. в Европе.

Причинами усиления антикатолических и антииммигрантских настроений явились сложные экономические, культурные и социальные трансформации, которые переживала Америка в первой половине XIX в.

Промышленный переворот и транспортная революция (строительство каналов, железных дорог, новых портов) нарушали привычный уклад жизни и способствовали притоку иммигрантов-рабочих. Из преимущественно фермерской, патриархальной, аграрной страны США превращались в индустриальную, урбанизированную, бурно развивавшуюся державу1.

Происходила болезненная смена ценностей. Большие группы населения с трудом приспосабливались к изменениям, искали врагов – виновников общественных проблем. Эти настроения выразились в деятельности нативистских организаций. Наибольшего успеха из них достигла в середине 1850-х гг.

Американская партия (ее члены были прозваны «ничего не знающими). В условиях кризиса и краха двухпартийной системы «ничего не знающие» заняли место распавшихся вигов и претендовали на статус второй партии и ведущей политической силы, противостоявшей демократам.

Нативисты полагали, что в стране проживают «пять миллионов папистов, четыре с половиной миллиона рожденных за границей, четыре миллиона говорящих на иностранных языках»; «все они воспитывались с раннего детства в ненависти к протестантизму». Кроме того, следует учитывать восемь миллионов людей, «не имеющих англосаксонской крови». Таким образом, по оценке националистов численность «чуждых элементов» составляла не менее трети населения США2.

Действительно, в первой половине XIX в. в США наблюдался быстрый рост численности представителей этноконфессиональных меньшинств. В 1820‒1860 гг. там поселились пять миллионов иностранцев3.

Это было связано с тем, что Европа в то время переживала революционные потрясения, экономический кризис и неурожаи, приведшие в Ирландии к «Великому голоду»4. Северные штаты стали районами массовой иммиграции ирландцев.

В Калифорнии и на других территориях Запада обосновались китайцы, чилийцы и мексиканцы. В некоторых городах иммигранты стали численно превосходить местных уроженцев. При этом американские католики составляли не менее 10–15% населения.

В Филадельфии и Нью-Йорке более трети жителей относились к Римской церкви. Признанным центром американского католицизма была долина реки Миссисипи, особенно ее северная часть с г. Сент-Луис5.

Наплыв «иноверцев» вызывал неприятие англосаксов-протестантов, составлявших большинство населения США. Среди обывателей стали распространяться представления об иностранном или католическом «заговоре» с целью захвата власти в «протестантской республике».

Нативисты спекулировали на религиозных предрассудках и страхах коренных граждан, опасавшихся конкуренции дешевого труда иммигрантов. Они требовали, чтобы на работу принимали только «истинных» американцев6. Раздражала и естественная тенденция к обособлению этноконфессиональных общин, оказавшихся в чужеродной, подчас враждебной среде мегаполисов.

В появлении замкнутых сообществ, землячеств, «кланов» усматривали доказательство преднамеренного сопротивления иммигрантов «американизации», пренебрежения с их стороны американскими традициями7. Крайние протестанты-оранжисты видели всюду козни Святого Престола и подрывной революционной организации «Молодая Ирландия».

Они заявляли о том, что в стране идет великая борьба добра со злом, света и тьмы, «благословенного и проклятого», «неба и ада». Над «свободной, протестантской Америкой» нависла угроза гибели. «Иезуитские эмиссары покрыли сетью колледжей и монастырей все штаты.

Кабинет, Верховный суд, чиновники, иностранные миссии и посольства, офисы государственной службы, финансовые институты, почтовое ведомство страны – все, все поражено этой чумой!». «Америка без ее Библии, ее воскресной школы, без Бога …перестанет быть Америкой!»8.

Экстремисты хотели выслать из страны всех иммигрантов и католиков. Их главные лозунги – «Америкой должны управлять американцы» и «Наша страна, вся наша земля и ничего кроме нее!». Один из нативистов писал: «Америка для американцев.

А почему бы и нет? Существует ли еще под солнцем какое-либо иное государство, кроме нашего, в котором родившимся за границей позволяют занимать наиболее ответственные должности? При этом возлагают на них самые сокровенные надежды, чаяния, заветные упования страны, доверяют руководить ее внешней политикой?.. Америка для американцев, говорим мы.

А разве не они создали ее, сражались за нее во время кровавой революции, превратили в державу, более мощную, чем старейшие империи на земле? Америка для американцев! Чтобы владеть ею и управлять, сохранить величие, творить, сделать страну еще более сильной и свободной. Для того чтобы избавиться от внутренних врагов, иностранных демагогов и иерархов…». «Недаром Т.

Джефферсон жаждал появления «огненного океана, который отделил бы Америку от Европы, новый мир от старого». «Мы все время – днем и ночью – должны быть на страже… Постоянная бдительность есть цена свободы!»9.

О популярности подобных настроений свидетельствует факт участия многих известных граждан США в движении националистов. Так, одним из идеологов нативизма в 1830-е гг. был профессор скульптуры и живописи Нью-Йоркского университета, изобретатель телеграфа Сэмюель Ф. Морзе (1791‒1872)10.

Другим прославленным нативистом являлся президент теологической семинарии в Цинциннати Лайман Бичер (1775‒1863), отец знаменитой писательницы-противницы рабства. Морзе и Бичер называли радикалов «патриотами», отстаивали «право урожденного американца на свободу».

Они считали, что в заговор против демократии вовлечены не только католические епископы долины Миссисипи, но и европейские монархические государства, а также лично реакционный канцлер Австрии Меттерних и русский царь Николай I.

В книге «Иностранные заговоры против свобод Соединенных Штатов» (1834‒1835) Морзе указывал на «неминуемые опасности для свободных учреждений США», исходящие от «иммиграции, иностранных денег» и распространения влияния католицизма: «Папство – это политическая система, деспотическая по своей организации, антидемократическая и антиреспубликанская, поэтому оно не может сосуществовать с американским республиканизмом». Он призывал к объединению всех американских протестантов в политический «Антипапский союз»11. В 1835 г. Бичер издал речь «Заявление для Запада». Он также произнес и опубликовал несколько антикатолических проповедей. Знаменитый пресвитерианский священник писал об опасностях, связанных с неконтролируемой иммиграцией: миллионы бедняков-католиков, могут оказаться послушным политическим инструментом для аристократических дворов Вены, Рима и Парижа12.

Ультра-протестанты не брезговали фальсификацией. В 1835‒36 гг. в свет вышли в двух частях «Ужасные открытия» монахини Марии, якобы сделанные ею в одном из монастырей Монреаля, а также признания Ребекки Терезы Рид.

В этих произведениях говорилось о преступном, безнравственном поведении католических священников, монахинь, об убийствах ими незаконнорожденных детей13. Фальшивки имели небывалый успех.

К началу Гражданской войны было продано более трехсот тысяч экземпляров только одной книги Марии – огромный по тем временам тираж. Ее откровения имели исключительное значение в организованном экстремистами «крестовом походе» против католиков.

По свидетельству современников эффект этой книги в деле развенчания католицизма был сравним с воздействием романа «Хижина дяди Тома» (1851‒1852 гг.) Гарриет Бичер-Стоу в вопросе о рабстве.

На рабовладельческом Юге, в отличие от Севера, нативизм пользовался слабым влиянием, поскольку основной поток иммиграции направлялся в индустриальные центры и на свободные, пригодные для фермерства земли северных штатов. Можно выделить три волны нативистского движения: 1) 1830-е гг.

– возникновение первых тайных организаций, публикация антикатолических книг и периодических изданий; 2) 1840-е гг. – национализм получает массовую поддержку, происходят вооруженные столкновения на этноконфессиональной почве, создаются локальные партии, которые приобретают успех на местных выборах в ряде штатов; 3) 1850-е гг.

– нативизм выходит на федеральный уровень, создается мощная общенациональная политическая организация «ничего не знающих». Зарождавшиеся организации нативистов были тайными обществами, созданными по типу масонских орденов и лож, или консервативными протестантскими ассоциациями.

В их создании принимали участие не только представители среднего класса, протестантского духовенства, но и рабочие. Примерами первых групп нативистов являются: «Нью-йоркская протестантская ассоциация» (1831 г.), «Американская партия» (1835 г.), «Сыновья 1776 года», «Нативистская Американская ассоциация» (1837 г.

), «Американская республиканская партия» (1843 г.), «Орден объединенных американцев» (1844 г.), «Орден объединенных американских механиков» (1845г.). Эти организации сумели спровоцировать уличные волнения на религиозной почве.

В августе 1834 г. полсотни фанатиков собрались возле монастырской школы урсулинок в Бостоне и сожгли ее. Преступление заблаговременно и тщательно готовилось. В качестве предлога для акции называлось освобождение девушки, якобы незаконно удерживаемой в монастырских стенах14.

Католики не оставались в долгу, также проявляя агрессию. В мае 1832 г., придя на собрание нью-йоркской протестантской ассоциации, они спровоцировали религиозные дискуссии и столкновения. В 1834 г. группа католиков напала на баптистского проповедника в Балтиморе. В мае и июле 1844 г.

в Филадельфии произошли вооруженные столкновения между католиками и протестантами. Были подожжены десятки домов, разрушены общественные здания. Правительственным войскам пришлось «расчищать улицы» Филадельфии при помощи сабель, прикладов и штыков.

В результате кровавых инцидентов погибли около тридцати и были ранены несколько сотен человек15.

Большинство же нативистов были настроены на мирную политическую борьбу. Основным вопросом дискуссий являлась школьная реформа в штатах, ущемлявшая права католиков. На муниципальных выборах 1841 и 1843‒44 гг.

в Нью-Йорке нативисты впервые пришли к власти, сумев нанести сокрушительное поражение старым партиям вигов и демократов16.

Политическая программа нативизма – «протестантский республиканизм» – включала следующие пункты: 1) борьба с иммиграцией (ее законодательное ограничение; затруднение натурализации иностранцев, продление срока получения ими американского гражданства с 5 до 14, 21 или даже 25 лет; высылка из страны всех нищих и бродяг некоренной национальности); 2) противодействие католикам и католицизму (борьба с политическим и религиозным влиянием Римской церкви и папы; запрещение католикам ‒ «чужестранцам» занимать государственные посты; применение в образовательном процессе только протестантского варианта Библии); 3)проведение санации общества при опоре на «здоровые силы» в американской нации (борьба с преступностью, защита правопорядка внутри страны; введение ограничений на продажу спиртных напитков – «ликерного» или «сухого» закона); 4) осуществление внешней политики, военных акций только исходя из национальных интересов, а не под влиянием других держав17.

Идеалом нативистов можно считать «протестантскую республику только для урожденных американцев». Ее фундаментом должна была стать единая политическая нация, связанная общими республиканскодемократическими и религиозно-нравственными ценностями. Объединяющими факторами были английский язык и американская культура18.

Интересно, что дети и внуки иммигрантов, родившиеся в США, как правило, ничем не отличались от коренных американцев. Они иногда даже сами принимали участие в националистическом движении.

Другое дело – недавно приехавшие иммигранты с иными поведенческими стереотипами, семейными ценностями, другой психологией, своей религией19.

Основным вопросом дискуссий являлась школьная реформа в штатах, ущемлявшая права католиков20. Демократы не поддержали ее, пытаясь получить голоса некоренных американцев и католического меньшинства, но в результате потерпели поражение.

Виги же утверждали, что большинство избирателей на выборах выступили против «заговора» коррумпированных демократов с «папистами» и натурализованными иностранцами с целью удержания власти21. Демократы вначале недооценили нативизм, считая его неким «экзотическим растением, чуждым свободной земли».

Они считали, что национализм возможен только в Старом Свете, в Америке же он входит в противоречие с демократическими принципами, заложенными в Декларации независимости, и традиционной религиозной свободой. Однако на муниципальных выборах 1841 г. и 1843‒44 гг. в Нью-Йорке нативисты, объединившиеся в Американскую республиканскую партию, впервые пришли к власти.

нанеся поражение старым партиям вигов и демократов22. Нативисты получили подавляющее большинство мест в городском совете, а их лидер протестантский публицист Дж. Харпер стал мэром Нью-Йорк-Сити. Из четырех избранных в 1844 г. конгрессменов от штата только один не был «американским республиканцем»23.

Вступив в союз с вигами, нативисты временно установили контроль над политической жизнью Нью-Йорка. В Филадельфии Американская нативистская партия усилила позиции на октябрьских выборах 1844 г. в городские органы власти. Ее поддержали правые виги. Но вскоре ее влияние пошло на спад.

Источник: http://roii.ru/publications/dialogue/article/39_23/prilutsky_v.v./nativism-in-the-usa-in-1830-1850s

Ссылка на основную публикацию