Линкор «императрица мария» — тайны и факты

Линкоры типа «Императрица Мария» — 1913 год

Южные морские границы России сотни лет соседствовали с Османской империей. Перманентные войны вынуждали русских царей держать в Черном море современные боевые корабли. В 1907 году Турция купила у европейских стран два броненосца и восемь эсминцев.

Новые судна с имеющимися старыми создавали реальную угрозу для крымских берегов России. Спустя 4 года южный сосед заказал у Британии строительство трех новейших дредноутов.

Николай II должен был реагировать на наращивание морских сил со стороны потенциального врага.

На первом этапе адмиралтейство запланировало производство трех новейших линкоров типа «Императрица Мария». В 1911 году на Николаевских вервях началось строительство 3 судов:

  • «Императрица Мария»;
  • «Император Александр III»;
  • «Императрица Екатерина Великая».

Спустя несколько лет, после спуска на воду первых образцов, был заложен четвертый аналогичный корабль «Император Николай I».

Проектирование и основные параметры

На судостроительных вервях в северных районах страны строились линкоры проекта «Севастополь». Их конструкцию взяли за основу при разработке дредноутов для Черноморского флота. Однако существовали некоторые отличия:

  • Максимальную скорость уменьшили до 21 узла;
  • Усилили защиту внешней части корабля и жизненно важные установки;
  • Увеличили угол возвышения 305-мм пушек;
  • Появление у Турции 8 эсминцев вынуждало усилить противоминную артиллерию – 16 120-мм пушек заменили на 20 единиц 130-мм техники.

Корпус черноморских дредноутов состоял из 3 видов стали. Палуба имела небольшой подъем в передней части. Протяженность судна составляла 168 м, полная грузоподъемность – 24 500 тонн.

Жизнеспособность обеспечивали 4 паротурбины Parsons и 20 котлов фирмы Yarrow. На первых испытаниях было достигнуто предельное ускорение, равное 21,5 узла.

Для управления кораблем требовался штат из 1 200 человек.

Главный броневой пояс был обшит стальными пластинами толщиной 262,5 мм. Башни для 305-мм пушек покрывали 250-мм листовой сталью, командная рубка была забронирована 300-мм панелью. Эти показатели превышали защиту строящегося для Османской империи дредноута «Султана Османа I».

Строительства корабля «Император Александр III»

Вооружение линкоров типа «Императрица Мария»

  • Главный калибр – 12 пушек 305 мм. Техника располагалась на 4 трехорудийных башнях. Размещение установок было аналогично расстановке на «Севастополе» — в линейном порядке. Это обеспечивало работу всего орудийного оборудования в случаях, когда неприятель находился с одной из сторон борта. При появлении противника спереди или позади судна – обстрел могла осуществлять только одна трехорудийная установка.
  • Противоминная артиллерия – 20 130-мм пушек с длиной ствола 55 калибров, расположенных в казематах.
  • Зенитная артиллерия – 8 75-мм орудий;
  • Торпедные установки – 4 бортовые 450-мм системы.

Если сравнивать российский дредноут со строящимся линкором для Турции, можно увидеть, что количество вооружения у Османской империи превышало число орудий в «Императрице Марии». Однако русский корабль превосходил вражеское судно по дальности стрельбы.

Модель «императрица Мария»Модель «Императрица Екатерина Великая»

Начало службы – первые потери

В условиях начавшейся I мировой войны необходимо было как можно скорее обеспечить наличие в Черном море российского дредноута. Все силы были направлены на окончание строительства хотя бы одного судна.

Сроки сдвигались по причине задержек с поставками дополнительного оборудования. Несмотря на отставание и мелкие неполадки, линкор «Императрица Мария» поступил в распоряжение командования Черноморского флота.

26 июня 1916 года первая боевая единица дредноутного типа прибыла в Одессу.

Спустя 3 дня она вышла в открытое море, где уже находился вражеский линкор «Гебен» и крейсер «Бреслау» – оба немецкой постройки с германским экипажем на борту.

Судна были приобретены в собственность Турции, однако руководить ими продолжали из Пруссии. Появление «Императрицы Марии» приостановило планы противника. Теперь они редко покидали Босфорский пролив.

9 июля того же года поступила информация, что «Бреслау» вышел в море. Командующий флотом вице-адмирал Колчак, находящийся на «Императрице Марии», лично руководил операцией. Вместе с эскадрой эсминцев он отправился на перехват.

Авиация осуществляла поддержку флота с воздуха – она остановила атаку со стороны вражеской субмарины. Казалось, что у немецко-турецкого судна нет шансов.

Однако внезапно разыгравшаяся непогода позволила «Бреслау» уйти от преследования и вернуться в Босфор.

Октябрьским утром 1916 года произошло трагическое событие. Экипаж корабля стал свидетелем пожара в районе ангара со снарядами для пушек главного калибра. Спустя несколько минут прогремел взрыв, убивший большое количество людей и изувечивший часть корабля. После второго взрыва линкор перевернулся и пошел ко дну.

Императрица Екатерина Великая

Служба остальных дредноутов

Дредноут «Императрица Екатерина Великая» поступил на вооружение осенью 1916 года. Принимал участие в нескольких военных операциях. Однако весной 1918 года было принято решение затопить линкор, чтобы уклониться от его захвата немецкими войсками.

Источник: https://vmflot.ru/linkory-drednouty/linkor-imperatritsa-mariya-1913-god/

Линкор Императрица Мария

Линейный корабль «Императрица Мария», один из лучших боевых судов русского флота, погиб в 1916 году. Появление этого корабля приходится на период, когда возрождение отечественной морской мощи после трагедии Цусимы стало одной из главнейших задач.

Решение об усилении Черноморского флота новыми линкорами было вызвано и намерением Турции — давнего противника России на юге — приобрести за границей три современных линейных корабля типа дредноут, что сразу же обеспечивало ей превосходство на Черном море.

Чтобы сохранить паритет, Морское ведомство России настояло на безотлагательном усилении Черноморского флота за счет ввода в строй новейших линкоров.

11 июня 1911 года одновременно с церемонией официальной закладки новый корабль был зачислен в состав русского императорского флота под названием «Императрица Мария». «Мария» была спущена на воду 6 октября 1913 года, а 23 июня 1915 года, подняв флаги, начала настоящую боевую флотскую жизнь.

Линкор имел водоизмещение 25465 тонн, длина корабля составляла 168 метров, скорость — 21 узел. «Мария» несла на борту двенадцать 305-мм орудий главного калибра, двадцать 130-мм орудий, имелась противоминная артиллерия и торпедные аппараты, корабль был хорошо бронирован.

Уже через несколько месяцев после прихода в Севастополь «Мария» принимает активное участие в боевых операциях против германо-турецкого флота. На линкоре держит флаг командующий Черноморским флотом адмирал Александр Колчак. А ввод в строй однотипного линейного корабля «Императрица Екатерина Великая» положил окончательный предел господству на Черном море германских крейсеров.

Ранним утром 7 октября 1916 года в 00 часов 20 минут на стоявшем в Северной бухте Севастополя линейном корабле «Императрица Мария» прогремел взрыв. Затем в течение 48 минут — еще пятнадцать. Корабль начал крениться на правый борт и, перевернувшись, затонул. Русский военный флот потерял в то утро 217 моряков и один из сильнейших боевых кораблей.

Трагедия потрясла всю Россию. Выяснением причин гибели линкора занялась комиссия Морского министерства, которую возглавил адмирал Н.М. Яковлев. В составе комиссии был и известный кораблестроитель, член Академии наук России А.Н. Крылов, который стал автором заключения, одобренного всеми членами комиссии.

В ходе проведенного расследования были представлены три версии гибели линкора.

  1. Самовозгорание пороха.
  2. Небрежность в обращении с огнем или порохом.
  3. Злой умысел.

Однако после рассмотрения всех трех версий комиссия заключила, что «прийти к точному и доказательно обоснованному выводу не представляется возможным, приходится лишь оценивать вероятность этих предположений, сопоставляя выяснившиеся при следствии обстоятельства».

Из возможных версий две первые комиссия в принципе не исключала. Что касается злого умысла, то, даже установив ряд нарушений в правилах доступа к артиллерийским погребам и недостаток контроля за находившимися на корабле рабочими-ремонтниками, комиссия посчитала эту версию маловероятной. Таким образом, ни одна из выдвинутых комиссией версий не нашла достаточного фактического подтверждения.

Между тем новые документы, уже из архивов советской контрразведки, свидетельствуют о пристальном внимании к «Императрице Марии» и другим кораблям Черноморского флота германской военной разведки.

В 1933 году органами ОГПУ Украины в крупном судостроительном центре страны Николаеве была разоблачена немецкая резидентура, действовавшая под прикрытием торговой фирмы «Контроль-К», возглавляемой Виктором Эдуардовичем Верманом, 1883 года рождения, уроженцем города Херсона, проживавшим в Николаеве и работавшим начальником механосборочного цеха «Плуг и молот». Цель организации — срыв судостроительной программы набирающего мощь военного и торгового флота Советского Союза. Конкретные задачи — совершение диверсий на Николаевском заводе имени Анри Марта, а также сбор информации о строящихся там судах, большинство из которых были военными.

Сам Верман являлся разведчиком с дореволюционным стажем. На допросе он рассказывал: «Шпионской деятельностью я стал заниматься в 1908 году (именно с этого периода начинается осуществление новой морской программы России. — Авт.

) в Николаеве, работая на заводе “Наваль” в отделе морских машин. Вовлечен в шпионскую деятельность я был группой немецких инженеров того отдела, состоящей из инженеров Моора и Гана».

И далее: «Моор и Ган, а более всего первый, стали меня обрабатывать и вовлекать в разведывательную работу в пользу Германии».

Верману было поручено взять на себя руководство всей немецкой разведсетью на юге России: в Николаеве, Одессе, Херсоне и Севастополе. Он вербовал людей для разведывательной работы в Николаеве, Одессе, Севастополе и Херсоне, собирал материалы о промышленных предприятиях, данные о строящихся военных судах подводного и надводного плавания, их конструкции, вооружении, тоннаже, скорости.

На допросе Верман рассказывал: «Из лиц, мною лично завербованных для шпионской работы в период 1908–1914 гг., я помню следующих: Штайвеха, Блимке, Наймаера, Линке Бруно, инженера Шеффера, электрика Сгибнева».

Все они сотрудники судостроительных заводов, имевшие право прохода на строящиеся корабли. Особый интерес вызвал электрик А.В. Сгибнев.

Он отвечал за работы по оборудованию временного освещения строящихся на «Руссуде» военных кораблей, в том числе и «Императрицы Марии».

В ходе следствия Сгибнев показал, что Вермана очень интересовала схема артиллерийских башен дредноутов. А ведь первый взрыв на линкоре «Императрица Мария» раздался именно под носовой артиллерийской башней. «В период 1912–1914 гг.

, — рассказывал Сгибнев, — я передавал Верману сведения в устной форме о строящихся линейных кораблях типа дредноут, “Мария” и “Александр III” в рамках того, что мне было известно о ходе их постройки и сроках готовности отдельных отсеков кораблей».

Во время взрыва на «Марии» Верман был депортирован и лично организовать диверсию он не мог. Но в Николаеве и Севастополе была оставлена хорошо подготовленная разведсеть.

Позднее он сам говорил об этом: «Я лично осуществлял связь с 1908 года по разведывательной работе со следующими городами: …Севастополем, где разведывательной работой руководил инженер-механик завода “Наваль” Визер, находившийся в Севастополе по поручению нашего завода специально для монтажа строившегося в Севастополе броненосца “Златоуст”.

Знаю, что у Визера была своя шпионская сеть в Севастополе, из состава которой я помню только конструктора адмиралтейства Карпова Ивана, с которым мне приходилось лично сталкиваться».

Не участвовал ли Визер в достройке «Императрицы Марии» или ее ремонте в начале октября 1916 года? Тогда на борту корабля ежедневно находились десятки инженеров, техников и рабочих. Проход на корабль этих людей не составлял труда.

Вот что об этом говорится в письме севастопольского жандармского управления начальнику штаба командующего Черноморским флотом: «Матросы говорят о том, что рабочие по проводке электричества, бывшие на корабле накануне взрыва, до 10 часов вечера могли что-нибудь учинить и со злым умыслом, так как рабочие при входе на корабль совершенно не осматривались и работали также без досмотра.

Особенно высказывается подозрение в этом отношении на инженера той фирмы, что на Нахимовском проспекте, д. 355, якобы накануне взрыва уехавшего из Севастополя».

Вопросов много. Но ясно одно — постройка новейших линкоров Черноморского флота, в том числе «Императрицы Марии», «опекалась» агентами германской военной разведки самым плотным образом. Немцев очень беспокоил русский военный потенциал на Черном море, и они могли пойти на любые действия, чтобы не допустить превосходства России на данном театре военных действий.

В связи с этим интересны сведения агента петроградского департамента полиции, выступавшего под псевдонимами «Александров», «Ленин» и «Шарль». Его настоящее имя Бенциан Долин. В период Первой мировой войны Долин, как и многие другие агенты политической полиции, был переориентирован на работу в области внешней контрразведки.

«Шарль» вышел на контакте немецкой военной разведкой и получил задание вывести из строя «Императрицу Марию». Один из руководителей немецкой разведки, с которым агент встретился в Берне, сказал ему: «У русских одно преимущество перед нами на Черном море — это “Мария”. Постарайтесь убрать ее.

Тогда наши силы будут равны, а при равенстве сил мы победим».

На запрос «Шарля» в петроградский департамент полиции он получил распоряжение принять с некоторыми оговорками предложение об уничтожении русского линкора. По возвращении в Петроград агент был передан в распоряжение военных властей, однако связь с ним не была восстановлена.

В результате такого бездействия были утеряны контакты с германской разведкой, на очередную встречу с которой агент должен был выйти через два месяца в Стокгольме. Еще через некоторое время «Шарль» узнал из газет о взрывах на «Императрице Марии».

Отправленное им в связи с этим событием письмо в департамент полиции осталось без ответа.

Читайте также:  Фотография мысли - тайны и факты

Следствие по делу арестованных в Николаеве германских агентов было закончено в 1934 году. Вызывает недоумение легкость наказания, понесенного Верманом и Сгибневым. Первый был выдворен за пределы СССР в марте 1934 года, второй — приговорен к 3 годам лагерей. Более того: в 1989 году оба были реабилитированы.

В заключении органов юстиции говорится, что Верман, Сгибнев, а также Шеффер (который понес самое тяжкое наказание — был приговорен к расстрелу, хотя сведений о приведении приговора в исполнение не имеется) попадают под действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов».

Читать дальше:

Секретные подземелья существовали во всех стратегических городах СССР. В Москве они получили название «Метро-2»

Гитлер в США. Дисколет и ледовые базы Третьего Рейха. Альтернативные версии смерти Гитлера и Бормана.

Мексиканские «дротики» или летающие стержни — это необычный вид НЛО. Так что же о нем известно.

Источник: https://sfztn.com/mysteries/gibel-linkora-imperatrica-mariya

Линкор

Образование 19 декабря 2014

История военно-морских сил разных стран мира полна загадок. Столь сложная машина, как боевой корабль, насыщена оборудованием, вооружением и машинами, неправильное обращение с которыми может привести к гибели судна. Но и это еще не все объясняет.

Катастрофа чаще всего настолько скоротечна и масштабна, что рассказать обо всех ее обстоятельствах некому. Обломки представляют собой груду искореженного металла, обычно лежащего на дне, поэтому проведение следствия и выяснение причин крайне затруднены.

Так было с японскими кораблями «Фусо», «Конго», «Муцу», «Ямато», американским дредноутом «Аризона», итальянским крейсером «Рома», советским «Маратом», английскими «Бархэмом» и «Худом». В послевоенное время мартиролог пополнился «Новороссийском».

Гибель линкора «Императрица Мария» в октябре 1916 года вполне можно отнести к труднообъяснимым историческим фактам.

Серия лучших линкоров

Вопреки расхожему мнению, происхождение которого объяснимо специфическим подходом советских партийных руководителей к отечественной дореволюционной истории, Российская империя отсталой страной не была. Открытия наших ученых навсегда вошли в сокровищницу мировой науки.

Русские электротехники разработали первые в мире трехфазные системы электропитания, изобрели асинхронный двигатель и беспроводную связь. Все эти достижения нашли свое применение в конструкции новых кораблей Императорского флота, запущенных в серию в 1911 году. Их было три: линкор «Императрица Мария» стал первым из них.

«Императрица Екатерина Великая» и «Император Александр III» в целом повторяли его конструктивные решения, хотя, как это чаще всего бывает, строились с учетом возникающих во время производственного процесса новых идей. Уже весной 1914 года головная единица была спущена на воду. Произошло это как нельзя кстати.

Мировая война, начавшаяся вроде бы внезапно с выстрелов, прогремевших в Сараево, неожиданностью на самом деле не была. Линкоры типа «Императрица Мария» существенно выравнивали баланс сил на предполагаемом морском театре военных действий. Русский флот залечивал цусимские раны.

Порфироносное название

Серия кораблей получила имена царственных особ Государства Российского.

Интересно, что только линейный корабль «Императрица Мария» Черноморского флота был назван в честь живой, здравствующей на тот момент вдовы Александра III, урожденной датской принцессы Луизы Софии Фредерики Дагмар, ставшей настоящей русской патриоткой, кстати, несмотря на свое зарубежное происхождение.

Впрочем, такое уже случалось, достаточно вспомнить Екатерину Великую, чье имя получил другой линкор этого же типа. Без сомнения, эта женщина заслуживала такой чести, к тому же она была матерью Николая II. Роль ее в русской истории велика, а сила характера, доброта и праведность жизни удачно соперничали с внешней красотой.

Судьба Марии Федоровны трагична, она умерла на своей родине, в Дании (1928), одновременно пребывая в эмиграции и олицетворяя собою долю всех тех русских, которым довелось есть горький хлеб чужбины, «не оставляя корок». А перед тем она потеряла дорогих и близких людей: двух сыновей, невестку, четырех внучек и внука.

Видео по теме

Характеристики корабля

Линкор «Императрица Мария» был кораблем во всех отношениях выдающимся. Он шел стремительно, развивая скорость почти в 24 узла (около 40 км/ч) при загрузке 2 тыс. т угля и 600 т мазута имел автономность в восемь дней, команда состояла из 1260 матросов и офицеров. Силовая установка — турбинного типа, она состояла из двух машин по 10 000 л. с.

Линкоры – особый тип военно-морской техники, они отличаются высоким уровнем артиллерийской вооруженности. Четыре орудийные башни были оснащены тремя 12-дюймовыми орудиями (производства знаменитого Обуховского завода) каждая. Помимо главного калибра, был представлен и вспомогательный, в количестве 32 шт.

Эти пушки имели различное назначение, в их числе были и зенитные, что указывало на способность русских инженеров мыслить перспективно и учитывать растущую угрозу воздушного нападения. Была еще одна конструктивная особенность, которой отличался линкор «Императрица Мария».

Чертежи надстроек были составлены с учетом максимального увеличения сектора ведения огня, поэтому мощь залпа мало зависела от угла цели по отношению к курсу.

Выходы торпедных аппаратов располагались ниже ватерлинии, что было революционным достижением в то время. Опоясывал корпус слой брони толщиной в 250 мм, ею была защищена и палуба.

Особых слов заслуживает и система электрообеспечения корабля. Линкор «Императрица Мария» питали энергией шесть динамо-машин (сегодня их называют генераторами).

Все тяжелые механизмы вращались электромоторами, в частности, на каждой артиллерийской башне их было 22 шт.

Такой корабль мог бы выполнять боевые задачи даже в наше время.

Как воевал линкор

Осенью 1915 года накал морских сражений на Черном море достиг пика. Турция, союзница Австро-Венгрии, проявляла региональную активность, не менее агрессивно вел себя германский подводный флот.

В ответ ЧФ подверг артиллерийской бомбардировке порты северного османского побережья — Эрегли, Килимли, Зунгулдак и Козлу. На флагманском линкоре, «Марии», осуществлял управление морскими операциями адмирал Колчак. На счету команды появлялись все новые потопленные вражеские корабли.

Германский крейсер «Бреслау», спешивший на помощь турецкому флоту, в феврале не смог выполнить поставленной задачи и с трудом оторвался от русского линейного корабля, получив множественные повреждения.

За весь 1916 год другой немецкий рейдер, «Габен», только трижды рискнул зайти в черноморский бассейн из Босфорского пролива, да то ненадолго и безуспешно. Из последнего своего похода в севастопольскую бухту линкор «Императрица Мария» вернулся 6 октября 1916 года.

Жертвы и спасшиеся

В отличие от многих других морских катастроф, в этой большей части команды выжить удалось. Из 1260 членов экипажа сразу погибли по разным данным от 152 до 216 человек. Число раненых и обожженных составило от полутора сотен до 232 человек. Несмотря на оказанную срочную медицинскую помощь, умерли в госпиталях еще полторы сотни моряков.

Таким образом, гибель линкора «Императрица Мария» повлекла смерть трехсот пятидесяти человек (по максимальной оценке), что составляет примерно 28% всей команды. Жертв могло быть намного больше, но, к счастью, почти все моряки, которые не несли вахтенной службы, участвовали в молебне, происходившем на кормовой палубе. Что называется, Бог спас.

Показания очевидцев

О том, что произошло на линкоре ранним утром 7 октября, рассказали выжившие члены экипажа. В каком-то смысле свидетелем можно назвать весь Севастополь, разбуженный страшным грохотом.

Люди, случайно видевшие всю картину катастрофы с берега и других кораблей ЧФ, утверждают, что первым же взрывом с мест сорвало фок-мачту, переднюю трубу и боевую рубку.

Но главной причиной, по которой борьба за жизнь оказалась бесполезной, было разрушение корпуса, выразившееся в разрыве борта до уровня ниже ватерлинии, после чего забортная вода начала поступать в отсеки. Пожар тем временем продолжался.

В считанные минуты на корабль прибыл командующий ЧФ адмирал Колчак, чтобы руководить спасательными работами, подоспели пожарные катера и буксиры, но поделать уже нельзя было ничего. Менее чем через час сдетонировали боеприпасы в погребе носовой башни, раздалось еще несколько взрывов, линкор получил отрицательную плавучесть, перевернулся оверкиль и затонул.

Борьба за живучесть

Моряки в течение всей катастрофы действовали согласно Уставу и выполняли обязанности так, как велело штатное расписание. В 7:20 матросы четвертого каземата, находившиеся на вахте, заметили странное шипение, исходившее из-за перегородки погреба соседней с ними носовой башни.

Они сразу доложили своему непосредственному начальнику о происходящем, успели раскатать пожарные шланги и подали воду. На это ушло всего две минуты. Сменившиеся после вахты матросы в это время умывались перед отдыхом, все они были сожжены адским пламенем взрыва. Электропитание было нарушено, свет погас. Взрывы продолжались (всего их прогремело 25), детонировали снаряды 130-мм калибра.

Тем временем по приказу старшего инженера-механика мичман Игнатьев пытался запустить пожарные помпы. Это ему не удалось, отважный моряк погиб. Попытка затопить погреба второй носовой башни для создания водяного барьера также оказалась безуспешной, на это просто не хватило времени.

Понимая, что всем не спастись, начальники давали команду матросам уходить, а сами оставались на верную смерть, пытаясь выполнить свой долг. После подъема корабля были найдены и преданы земле останки героев…

Версия главная: несчастный случай

Людям свойственно искать разгадки всему необъяснимому. Чем таинственнее обстоятельства, тем сложнее и запутаннее обычно они трактуются.

Поэтому официальная версия следственной комиссии о том, что взрыв на флагманском корабле Черноморского флота произошел по причине самовоспламенения эфирных пороховых испарений, у многих вызвала разочарование. Тем не менее, скорее всего, так и было.

Снаряды долгое время вместе с картузами находились в стволах, особенно когда линкор охотился за «Габеном», и это могло спровоцировать детонацию. Но есть и еще одна версия, согласно которой загадочная гибель линкора «Императрица Мария» произошла не случайно.

Германские шпионы

В пользу «диверсионной» гипотезы также говорят некоторые обстоятельства.

На корабле проводились ремонтные работы, контроль доступа был слабым, и что могло бы помешать лазутчику подложить в погреб микровзрыватель, подобный тому, что был обнаружен на итальянском дредноуте «Леонардо да Винчи» летом 1915-го? Тем более что многие люки не запирались. Еще один факт говорит на первый взгляд в пользу шпионского вредительства: в 1933 году органами НКВД была обезврежена резидентура немецкой разведки во главе с неким Верманом. По словам арестованного, он был завербован еще до революции. И интересовался достижениями военной русской электротехники, в том числе и схемами «Императрицы Марии». Внимания этому тогда чекисты не придали. Был ли Верман шпионом, неизвестно, тогда люди признавались в чем угодно.

Корабль был порезан на металлолом в 1926 году. Осталась лишь память о том, каким был линкор «Императрица Мария». Модель его есть в музее Нахимова, на родине флотоводца — в Смоленской области. Еще один искусно выполненный макет — в крупном масштабе — украшает экспозицию Николаевского Музея истории судостроения и флота.

Источник: fb.ruОбразование
Императрица Мария Александровна (жена Александра II): биография, фото

Будущая императрица Мария Александровна родилась в 1824 году в Дармштадте – столице Гессена. Младенца назвали Максимилианой Вильгеминой Августой Софией Марией.ПроисхождениеЕе отцом был немец Людв…

Автомобили
Самый большой в мире линкор. Самый большой линкор Второй мировой войны

Еще в далеком 17-м веке появились первые линейные корабли. В течение определённого времени они существенно уступали по технической части и вооружению тихоходным броненосцам. Но уже в 20-м веке страны, желающие усилить…

Автомобили
«Маруся» (машина): характеристика, производитель, отзывы

Над созданием бренда Marussia потрудились Николай Фоменко и Ефим Островский. Первый известен как талантливый актер и успешный автогонщик, а второй – как серьезный бизнесмен. «Маруся» – машина, …

Автомобили
Автомобиль «Маруся» — первый отечественный спорт-кар в истории российского автопрома

Спортивный автомобиль «Маруся» ведет свою историю с 2007 года. Именно тогда ВАЗу была предложена идея создания первого в России гоночного авто. Эта мысль быстро воплотилась в жизнь, и уже через 2…

Автомобили
«Меркава 4» — линкор пустыни

Израильский танк «Меркава 4», идеально приспособленный для боевых действий в пустыне, является едва ли не самой оригинальной и необычной боевой машиной в мировой истории танкостроения. Сами же израильтяне …

Автомобили
Лада Маруся — уникальная разработка

В 2008 году, 16 декабря, в России произошло знаменательное событие, касающееся автопромышленности – компания, называющаяся «Маруся Моторс» продемонстрировала первый в России спорткар класса премиум &…

Бизнес
Линкор «Бисмарк»: крах исполина

Линкор «Бисмарк» был произведен в 1939 году в Гамбурге. Бронирование основного пояса корабля составляло 320 мм. В 1940 году были завершены испытания судна. Оно стало самым сильным и мощным в Рейхе. Не…

Дом и семья
Кто такая Мария Монтессори? Метод Монтессори в образовании

Более ста лет исполнилось философии и наработкам Марии Монтессори, метод же ее работы не теряет актуальности по сей день. Эффективность педагогической системы подтверждена результатами научных исследований. Сады и шко…

Читайте также:  Поиск пропавшего без вести человека с помощью услуг частного детектива - тайны и факты

Дом и семья
Когда празднует День ангела Мария? Именины Марии

Мария — это очень древнее и весьма распространенное в мире имя. В России оно связано, прежде всего, с православием, которое и принесло его славянским племенам. В этой статье мы поговорим о святых женщинах, носящих это…

Дом и семья
Биография дочерей Путина: Марии и Екатерины

Так исторически сложилось, что про известных политиков России говорят, что они живут в «стеклянном доме». Их частная жизнь нередко становится достоянием общественности. Безусловно, народным массам интересн…

Источник: http://monateka.com/article/187791/

Линкор «Императрица Мария» — загадка гибели

«Хозяева» Черного моря

Появление на Черном море новейшего по тем временам российского дредноута, а так же позднее двух его «собратьев» — линкоров «Императрица Екатерина Великая» и «Император Александр III» произошло как нельзя вовремя. По всей Европе полыхала Первая мировая война. Германия старательно втягивала своих союзников — турков в открытые военные действия против России.

Османская империя и так уже вела себя достаточно неучтиво по отношению к великому северному соседу, произвольно перекрывая российским торговым судам проход через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, а, следовательно, в Европу.

Но германскому правительству этого казалось мало: Второй рейх желал господствовать в Черноморских водах, и для достижения этой цели в августе 1914 года кайзер отправил в Стамбул и формально продал Турции два новейших немецких боевых корабля: линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау».

Несмотря на то, что на кораблях продолжали служить немецкие команды, Турция была довольна своим приобретением. Если бы Германия победила, то вряд ли стала выводить эти крейсера обратно в Средиземное море. А в случае поражения немцев во владении турок остались бы две прекрасные боевые единицы, что и произошло в последствии.

Сразу же по прибытию немецкие крейсера развили активные боевые действия у российских берегов. В октябре 1914 года из пушек «Бреслау», на котором, кстати говоря, в то время служил лейтенантом будущий гросс-адмирал Карл Дениц, был обстрелян порт Новороссийск. В то же время крейсер «Гебен» совершил нападение на Севастополь.

Германские рейдеры топили русские торговые суда и канонерские лодки, минировали проливы и выходы из бухт. Входившие в русский Черноморский флот крейсера «Память Меркурия» и «Кагул» (бывший легендарный «Очаков») были намного старше немецких рейдеров и не могли за ними угнаться. Пользуясь своей быстроходностью, германцы легко уходили от русских крейсеров и вновь принимались за свое дело.

«Дядя» и «племянник», — так на флотском жаргоне именовались русскими моряками бесчинствующие немецкие крейсера — погубили карьеру командующего Черноморским флотом адмирала Эбергарда.

Оставшиеся безнаказанными нападения «Гебена» на Севастополь, дерзкие рейды немцев к побережью Кавказа, бомбардировки Туапсе и Сочи не прошли даром командующему.

После многих безуспешных попыток уничтожить вражеские рейдеры, адмирал получил за глаза обидную кличку «Гебенгард» (защитник «Гебена») и был снят с должности. На его место прибыл с Балтийского флота энергичный и решительный вице-адмирал Колчак.

Незадолго до смены командования флота готовый к бою линкор «Императрица Мария» встал на Севастопольском рейде. Теперь у германских хищников на Черном море имелся серьезный противник — современный дредноут под флагом молодого и честолюбивого вице-адмирала.

Катастрофа

С появлением Колчака началась бурная деятельность по пресечению бесчинств немецких крейсеров. Под надежной охраной линкора русские корабли покрывали минами Босфор, стараясь преградить «Гебену» и «Бреслау» доступ в Черное море. Сам линкор при поддержке эсминцев круглые сутки патрулировал русское побережье.

За полгода активных действий Колчака «Гебену» всего лишь три раза удалось прорваться к российским берегам, причем без каких-либо серьезных последствий для русского флота. Крейсер «Бреслау», раз повстречавшись с «Императрицей», только чудом смог спастись от ее двенадцатидюймовых орудий. Стало ясно, что господству немецко-турецкого флота на Черном море пришел конец.

Вильгельм II оказался в безвыходном положении: продолжение пиратских набегов рано или поздно привело бы к уничтожению русским дредноутом одного, а то и обоих немецких крейсеров. Турция, воевавшая с Россией только при условии поддержки немецкого флота, тут же прекратила бы свои боевые действия.

Прекращение рейдов в свою очередь означало полную капитуляцию рейха на черноморском театре военных действий и потерю Турции как союзника. Вывод напрашивался один: необходимо срочно уничтожить русский линкор, но поскольку на море это сделать невозможно, то нужно найти какой-то другой путь…

6 октября 1916 года линкор «Императрица Мария» стоял в Севастопольской бухте, вернувшись из тридцать второго по счету боевого похода.

Весь день прошел в заботах: матросы грузили уголь, заводские мастера проверяли механизмы, чинили изношенное в боях и походах оборудование, устанавливали новые, усовершенствованные системы противоторпедной защиты.

К десяти вечера съехали на берег последние из 150 работавших в этот день на корабле мастеровых, и на дредноуте воцарилась тишина. Только вахтенные бодрствовали, охраняя покой 1200 человек команды линкора.

Ночь прошла спокойно, в полпятого утра от борта корабля отошел баркас, отправлявшийся в город за продуктами, а в шесть прозвенел сигнал побудки. Наступило 7 октября, — последний день «Императрицы Марии».

Следственной комиссии удалось по минутам установить события этого трагического дня.

В 6 часов 20 минут матросы, работавшие на баке, услышали зловещее шипение, доносившееся со стороны носовой башни, а буквально через секунды из люков появились языки пламени.

Корабль был прекрасно оборудован всеми средствами пожаротушения, и команда, всегда готовая к критическим ситуациям, тут же приступила к ликвидации пожара.

Но через несколько минут внезапно раздался небывалой силы взрыв, как консервным ножом разворотивший палубу линкора.

В первые же секунды погибли около сотни матросов, боевую рубку и носовую дымовую трубу как пушинки снесло за борт. Электропитание отключилось, и пожарные насосы перестали работать.

Оставшиеся в живых моряки бросились затоплять пороховые погреба, но было уже поздно, загорелись нефтяные хранилища, пламя забушевало по палубам.

Смерть и разрушения

С берега спешила помощь. Подошедшие пожарные баркасы пытались погасить огонь, шлюпки и катера подбирали сброшенных на воду людей, принимали с борта «Императрицы» раненых и обожженных моряков. Через 15 минут после начала трагедии на борт корабля прибыл адмирал Колчак и взял на себя руководство по спасению линкора.

По его распоряжению отвели подальше другие крейсера, на палубы которых уже начали падать горящие пороховые заряды из погребов «Императрицы».

Однако все попытки погасить пожар на самом линкоре ни к чему не привели.

Виной тому были непрекращающиеся, могучей силы взрывы, следовавшие один за другим в течение почти целого часа, и раздиравшие гигантский дредноут на части. Всего их насчитали более двух десятков.

В 7 часов 2 минуты раздался последний взрыв, после чего носовая часть линкора начала заполняться водой. В 7 часов 12 минут форштевень «Императрицы» уткнулся в грунт. Продержавшись на поверхности килем вверх еще некоторое время, линкор «Императрица Мария» затонул, забрав с собой две сотни русских моряков. Знаменитый дредноут наводил страх на врагов ровно 13 месяцев и 13 дней.

До сих пор не ясно, явилась эта трагедия следствием чьей-то грубой ошибки, небрежности или злого умысла. Некоторые свидетели из мастеровых показали, что в ночь перед взрывом видели на борту корабля двух незнакомых рабочих, державшихся особняком. Что это были за люди, каким делом они занимались — все это осталось невыясненным. Тайна гибели «Императрицы Марии» не раскрыта до сих пор…

Источник: http://www.chronoton.ru/past/imperatritsa-mariya

Убитый морем: правда о гибели линкора «Императрица Мария»

Флагман флота, линкор нового поколения, превосходивший предшественников скоростью, бронированием, огневой мощью, дальностью стрельбы.

Вступление в строй «Императрицы Марии» и ее братьев-линкоров полностью перевернуло ситуацию на театре военных действий, сделало Россию полновластной хозяйкой Черного моря.

И неожиданная гибель — не в бою в открытом море, а дома, на собственной базе, в родной Севастопольской бухте. «Известия» вспоминают о трагедии флагмана и нераскрытой тайне его гибели.

«Императорская» семья

В истории военно-морского искусства не раз бывали переломные моменты, когда технические новшества полностью перечеркивали сложившиеся тактические каноны. Одним из таких рубежей стала Русско-японская война — первое крупное столкновение броненосных эскадр ХХ века.

К сожалению, в роли наглядного пособия пришлось выступить нашему флоту, но опыт, столь дорого обошедшийся Российской империи, был всесторонне проанализирован, и надлежащие выводы были сделаны.

Прежде всего они касались того, что исход сражений в современной войне на море решают мощные бронированные суда с дальнобойной крупнокалиберной артиллерией. В мире началась «дредноутная лихорадка».

Первый корабль такого типа был построен в Англии в 1906 году, а его название «Дредноут» (Dreadnought — «Бесстрашный») стало общим для всего типа кораблей. Он отличался от броненосных предшественников тем, что на нем были орудия в основном главного калибра (12 дюймов, или 305 мм), причем их было не 2–4, как у броненосцев, а 10–12.

В России первые четыре корабля такого класса (линкоры типа «Севастополь») были заложены в 1909 году на верфях Санкт-Петербурга. Все они вошли в состав Балтийского флота еще до начала мировой войны.

Но нужно было укомплектовать и Черноморский флот — второй вероятный морской театр грядущего большого конфликта, тем более что Турция, наш главный вероятный противник, существенно укрепила свои силы.

В первом десятилетии ХХ века Россия имела довольно значительное преимущество перед Турцией благодаря броненосцам типа «Пересвет» (например, знаменитый «Князь Потемкин», переименованный потом в «Пантелеймона») и более новых, типа «Евстафий».

Это были мощные корабли с несколькими 305-миллиметровыми орудиями главного калибра, но тихоходные и уже достаточно устаревшие технически. Всё изменилось в 1910 году, когда Турция закупила в Германии два современных линейных корабля «преддредноутного» типа и восемь новейших эскадренных миноносцев.

Кроме того, Турция, которая на тот момент еще не определилась с союзниками в грядущей войне, подписала с Англией контракт на постройку трех современных дредноутов, которые предполагалось ввести в строй в 1913 — начале 1914 года.

Это диаметрально меняло соотношение сил, и российское правительство срочно вынуждено было озаботиться укреплением броненосной эскадры Черного моря.

Поскольку мощности столичных заводов были заняты, решено было строить корабли на Черном море. Но после тщательной проверки выяснилось, что ни одно предприятие военного ведомства корабли такого размера построить не в состоянии.

Единственными предприятиями, способными выполнить заказ, оказались верфи завода «Наваль», принадлежавшего бельгийскому акционерному обществу, и предприятие Русского судостроительного общества «Руссуд». Оба завода находились в Николаеве и были частными. Им и был отдан контракт более чем на 100 млн рублей, подразумевавший постройку четырех дредноутов.

Сначала двух — «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», а сразу за ними еще двух — «Император Александр III» и «Император Николай I». Контроль за строительством осуществляло военно-морское ведомство.

Чтобы ускорить работы, решили не создавать новый проект, а несколько модернизировать балтийские линкоры типа «Севастополь». Черноморские дредноуты были чуть медленнее (не 23, а 21 узел), что было не принципиально для ограниченного площадью Черного моря театра военных действий, зато лучше бронированы.

Главным оружием были 12 расположенных в четырех башнях 305-миллиметровых орудий, способных отправлять снаряды весом в полтонны более чем на 20 км. В июне 1911-го года первый корабль серии, названный именем матери государя, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, был заложен, а уже в октябре 1913-го его спустили на воду.

Еще полтора года ушли на достройку, вооружение и флотскую приемку.

«Императрица Мария» вошла в Севастопольскую бухту днем 30 июня 1915 года, едва завершив ходовые испытания.

Но было уже некогда — прорвавшиеся в Черное море переданные Турции немецкие крейсера «Гебен» и «Бреслау», пользуясь почти трехкратным преимуществом в скорости перед нашими броненосцами, буквально терроризировали торговые коммуникации.

С вводом в строй двух «Императриц» («Екатерина Великая» была принята в состав флота в октябре 1915-го) немецким рейдерам стало не до смеха — наши линкоры лишь немного уступали противнику в скорости, зато значительно превосходили его в огневой мощи и дальнобойности пушек.

В январе 1916 года «Гебен» встретился с «Императрицей Екатериной» и едва унес ноги, получив несколько попаданий с дистанции 22 км. Спастись ему удалось исключительно благодаря опустившейся темноте, под прикрытием которой рейдер проскользнул в Босфор.

«Императрица Мария» стала флагманом — на ней держал флаг адмирал Александр Васильевич Колчак, принявший командование флотом летом 1916-го.

В этом была некоторая историческая преемственность, ведь так же назывался флагман Павла Степановича Нахимова, на котором прославленный адмирал громил турок в Синопской битве.

90-пушечный красавец-парусник вместе с другими кораблями эскадры был затоплен в Севастопольской бухте, и кто мог тогда подозревать, что его наследник-дредноут повторит эту судьбу.

20 октября 1916 года, примерно в 6 часов 15 минут утра, жители прибрежной части Севастополя, а также экипажи кораблей, стоявших на якорях и у пирсов в Южной и Северной бухтах гавани, были потрясены звуком взрыва огромной мощности. Источник его стал очевиден сразу: над носовой частью «Императрицы Марии» поднялся огромный 300-метровый столп черного дыма.

Читайте также:  Рыцари-монахи - тайны и факты

В считаные минуты матросы и офицеры экипажей привели корабли в боевую готовность, ночевавшие в городе моряки бегом возвращались на борт, жители сравнительно небольшого тогда города высыпали на возвышенности и набережные.

Было видно, что в том месте на носу горящего корабля, где находилась первая орудийная башня главного калибра, фок-мачта с боевой рубкой и передняя дымовая труба, образовалась громадная дыра… Затем последовала серия новых взрывов — всего их было 25.

Экипаж флагмана с первой минуты боролся с огнем, а портовые буксиры оттаскивали подальше от горящего линкора пришвартованные рядом «Евстафий» и «Екатерину Великую». Спасательную операцию возглавил лично адмирал Колчак, который прибыл на место буквально через несколько минут после первого взрыва.

Но героические попытки моряков спасти корабль успехом не увенчались. Взрывы продолжались, и вскоре громадный дредноут начал заваливаться на правый борт, а затем резко перевернулся вверх килем и затонул. С момента начала пожара прошло около часа.

В пожаре погибли более 300 моряков. Кто-то был сразу убит взрывами и потоком огня, другие задохнулись в густом дыму, кто-то оказался блокирован в помещениях и утонул вместе с кораблем. Многие умерли в госпиталях от страшных ожогов.

Корабль был полностью загружен углем, мазутом и боеприпасами, которые постепенно взрывались по мере продвижения огня.

И если бы не самоотверженные действия экипажа «Императрицы Марии» и флотских команд, всё могло обернуться гораздо хуже — скорее всего, дело не завершилось бы потерей одного корабля…

Вот телеграмма адмирала Колчака начальнику Генерального морского штаба Ставки адмиралу Александру Ивановичу Русину, отправленная в день катастрофы:

«Секретно № 8997

7 (20-го по новому стилю. —  «Известия») октября 1916 года.

В тот же день в столице была назначена комиссия Морского министерства, которую возглавил член Адмиралтейств-совета, адмирал Николай Матвеевич Яковлев — уважаемый моряк, в свое время капитан флагмана Тихоокеанского флота броненосца «Петропавловск».

Вошел в состав комиссии и создатель дредноутов типа «Севастополь» знаменитый русский кораблестроитель Алексей Николаевич Крылов. Через несколько дней приехал в Севастополь и военно-морской министр адмирал Иван Константинович Григорович. Комиссия работала тщательно, но ее возможности оказались ограничены.

С одной стороны, были допрошены практически все участники событий, с другой — вещественных доказательств почти не было, поскольку документы ушли на дно, а экспертизы стали невозможны.

Источник: https://iz.ru/802008/georgii-oltarzhevskii/ubityi-morem-pravda-o-gibeli-linkora-imperatritca-mariia

Тайна гибели линкора «Императрица Мария»

Дата обновления 2 года ago

Как вам известно, Российская Империя потерпела фиаско в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг.  Российский флот потерпел ряд поражений в морских сражениях с японским императорским флотом. Русский флот тогда понес большие потери, особенно в ходе Цусимского сражения, когда была разгромлена эскадра  З. П. Рожественского.

Но если там был разгром, то капитуляция всех остатков 2-й Тихоокеанской эскадры, под командованием адмирала Небогатова, была вызвана в основном несовершенством боевых кораблей, особенно артиллерии. Тогда всем стало очевидным, что военный флот России безнадежно устарел.

Ярко проявилось превосходство японских кораблей в скорости и весе залпа, а также в точности ведения артиллерийского огня. Требовались совершенно новые подходы создания военных кораблей. В 1911 году на кораблестроительных верфях Николаева заложили новые линкоры. Проект получил название «Император» и серия составила 4 корабля.

Головной линкор «Императрица Мария» был заложен 17 октября 1911 года.

На тот момент эти линкоры стали самыми мощными военными кораблями российского флота. Революционность проекта заключалась в новом способе бронирования корпуса, благодаря которому линкор «Императрица Мария» был надежно защищен. На корабле стояли четыре английские турбины фирмы «Parsons».

Быстроходность (21,5 узлов) и маневренность линкора соответствовала тогдашнему уровню скорости и маневренности  западных дредноутов. Главный калибр линкора состоял из 12 орудий калибром 305 мм., 20 орудий калибром 130 мм. Вспомогательная артиллерия включала 5 орудий калибром 75-мм.

Минно-торпедное вооружение также имелось, в виде 4-х торпедных аппаратов.

 По утвержденной 11 января 1915 года комплектации военного времени  команда Императрицы Марии состояло из 30 кондукторов и 1135 нижних чинов (из них 194 сверхсрочнослужащих), которые объединялись в восемь корабельных рот.

В апреле-июле новыми приказами командующего флотом добавили еще 50 человек, а число офицеров довели до 33-х. 25 июня ночью «Императрица Мария», миновав Аджигольский маяк, вышла на Очаковский рейд. 26 июня были проведены испытательные стрельбы, а 27-го линкор прибыл в Одессу.

Пополнив угольный запас на 700 т, уже 29 июня линкор вышел в море с крейсером «Память Меркурия» и в 5 часов утра следующего дня соединились с главными силами Черноморского флота…

«Императрице Марии» предстояло противостоять линейному крейсеру «Гебену» и легкому крейсеру «Бреслау» германской постройки, которые стали официально были включены в списки ВМС Турции, но имели немецкие экипажи и подчинены были Берлину. Благодаря введению в строй «Марии» перевес в силах противника был ликвидирован.

В связи с этим восстановлением баланса сил был рассмотрен и вопрос о потребностях в кораблях Черноморского флота, как итог, постройку оставшихся двух линкоров застопорили, но началась постройка столь необходимых флоту эсминцев и подводных лодок, а также десантных судов, необходимых для планируемой Босфорской операции.

В связи с ускоренным темпом строительства «Марии» и проведения приемных испытаний приходилось закрывать глаза на ряд недоделок (система аэрорефрижерации, подававшая «холод» в погреба боезапасов, тянула туда «тепло», так как «холод» поглощался разогревавшимися электродвигателями вентиляторов; некоторое беспокойство предоставили и турбины), но существенных неполадок выявлено не было. Только к 25 августа были завершены приемные испытания. Но доводка корабля все-таки требовалась. Так, к примеру, командующий Черноморским флотом приказал уменьшить боезапас двух носовых башен со 100 до 70 выстрелов, а носовые группы 130-мм орудий с 245 выстрелов — до 100, для борьбы с дифферентом на нос.

Для оперативных действий в море, сохранив административную бригадную структуру, образовали несколько мобильных временных соединений, названных маневренными группами. В первую вошли «Императрица Мария» и крейсер «Кагул» с выделенными для их охраны группы эсминцев.

Такая организация позволяла (с привлечением подводных лодок и авиации) осуществлять более действенную блокаду Босфора.

Только в сентябре-декабре 1915 года маневренные группы десять раз выходили к берегам противника и провели в море 29 дней: Босфор, Зунгулдак, Новороссийск, Батум, Трапезунд, Варна, Констанца у всех берегов Черного моря можно было видеть тогда хищный и продолговато-приземистый силуэт грозного линкора.

Статьи по теме  22 июня — День памяти и скорби

И все же поимка «Гебена» оставалась  недостижимой мечтой.

В дальнейшем сведения о выходе «Бреслау» для новой диверсии у Новороссийска были получены 9 июля, и новый командующий ЧФ вице-адмирал А.В. Колчак сразу же на «Императрице Марии» вышел в море. Для нас все складывалось как нельзя лучше. Курс и время выхода Бреслау были известны, точка перехвата рассчитана без ошибки.

Гидросамолеты, провожавшие «Марию», удачно отбомбили караулившую ее выход подводную лодку UB-7, не дав ей выйти в атаку, эсминцы, шедшие впереди «Марии», в намеченной точке перехватили «Бреслау» и связали его боем. Охота развернулась по всем правилам.

Эсминцы упорно прижимали пытающийся уйти германский крейсер к берегу, «Кагул» неотступно висел на хвосте, пугая немцев своими, правда, не долетавшими залпами. Дредноуту «Императрица Мария», развившему полную скорость, оставалось лишь выбрать момент для верного залпа.

Но то ли эсминцы не были готовы взять на себя корректировку огня «Марии», то ли на ней берегли снаряды сокращенного боекомплекта носовой башни, не рискуя бросать их наугад в ту дымовую завесу, которой «Бреслау» немедленно окутывался при опасно близких падениях снарядов, но того решающего залпа, который мог бы накрыть «Бреслау», не получалось. Вынужденный отчаянно маневрировать (машины, как писал немецкий историк, были уже на пределе выносливости), «Бреслау», несмотря на свою 27-узловую скорость, неуклонно проигрывал в пройденном по прямой расстоянии, которое уменьшилось со 136 до 95 кабельтовых. Спасла случайность – налетевший шквал. Укрывшись за пеленой дождя, «Бреслау» буквально выскользнул из кольца русских кораблей и, прижимаясь к берегу, проскочил в Босфор.

20 октября 1916 года в 6 часов 20 минут под носовой башней «Императрицы Марии», стоявшей в бухте Севастополя, прогремел мощный взрыв. В течение последующих 48 минут произошло еще около полутора десятков взрывов различной мощности, в результате которых линкор пошел ко дну.

Примерно через четверть часа после утреннего подъема матросы, находившиеся в районе первой башни линкора “Императрица Мария”, стоявшего вместе с другими кораблями в Севастопольской бухте, услышали характерное шипение горящего пороха, а затем увидели дым и пламя, выбивавшиеся из амбразур башни, горловин и вентиляторов, расположенных вблизи нее. На корабле сыграли пожарную тревогу, матросы разнесли пожарные рукава и начали заливать водой подбашенное отделение. В 6 ч 20 мин корабль потряс сильный взрыв в районе погреба 305-мм зарядов первой башни. Столб пламени и дыма взметнулся на высоту 300 м.

Командующий Черноморским флотом Колчак прибыл к месту катастрофы и лично руководил спасением моряков. В 8:45 он отправил телеграмму Николаю II: «Сегодня в 7 час. 17 мин. на рейде Севастополя погиб линейный корабль «Императрица Мария». В 6 час. 20 мин.

произошел внутренний взрыв носовых погребов и начался пожар нефти. Тотчас же начали затопление остальных погребов, но к некоторым нельзя было проникнуть из-за пожара. Взрывы погребов и нефти продолжались, корабль постепенно садился носом и в 7 час. 17 мин. перевернулся.

Спасенных много, число их выясняется. Колчак».

Статьи по теме  Интересное заявление английских историков

Внезапная гибель одного из самых современных и мощных кораблей флота в разгар войны и «не на поле битвы» грандиозное событие.

Поэтому для выяснения причин гибели линкора была назначена комиссия Морского министерства, которую возглавил член Адмиралтейств-Совета адмирал Яковлев.

На тот момент были выдвинуты три основные версии: самовозгорание пороха; небрежность в обращении с огнем или порохом; злой умысел, то есть диверсия.

Итогом работы комиссии стало следующее заключение: «Прийти к точному и доказательно обоснованному выводу не представляется возможным, приходится лишь оценивать вероятность этих предположений, сопоставляя выяснившиеся при следствии обстоятельства». Сам адмирал Колчак в версию диверсии не верил.

Четыре года спустя, отвечая на вопросы следователей незадолго до казни, он коснулся истории с «Императрицей Марией», заметив: «Во всяком случае, никаких данных, что это был злой умысел, не было». Колчак, как и многие на флоте, полагал, что линкор могли погубить конструктивные недостатки.

Теоретически, высокая температура в артиллерийских погребах могла привести к возгоранию, выше указывалась проблема с вентиляцией пороховых погребов.

С другой стороны, комиссия не смогла опровергнуть версию диверсионной акции. Комиссия также отмечала: «…На линкоре «Императрица Мария» имелись существенные отступления от уставных требований в отношении доступа в артпогреба.

В частности, многие люки башни не имели замков. Во время стоянки в Севастополе на линкоре работали представители различных заводов. Пофамильная проверка мастеровых не производилась…».

Отсюда можно сделать вывод: осуществить взрыв по злому умыслу было вполне возможно.

В наше время сотрудники Центрального архива ФСБ России А. Черепков и А. Шишкин обнаружили часть следственных материалов по делу группы немецких шпионов, действовавшей перед Первой мировой войной в Николаеве. Возглавлял ее инженер Верман.

Из документов следует, что в 1933 году в Николаеве органами ОГПУ была разоблачена группа шпионов, которая работала на Германию аж с 1907 года. Группу подозревали в подготовке диверсий на судоверфях с целью срыва советской судостроительной программы.

Однако, прямых доказательств ее участия в подрыве «Императрицы Марии» исследователи не нашли.

В эту группу входили многие известные в городе лица (даже городской голова Николаева, некто Матвеев), а главное — инженеры верфи Шеффер, Липке, Феоктистов и электротехник Сгибнев. В начале тридцатых годов некоторые члены шпионской группы были арестованы. В ходе следствия они рассказали о возможной причастности к взрыву на линкоре «Императрица Мария».

Так как немцы планировали осуществить диверсию в отношении нового линкора. Прямыми исполнителями диверсии являлись Феоктистов, Сгибнев и Верман. В случае успеха они должны были получить «гонорар» по 80 тысяч рублей золотом, а глава группы, Верман, к тому же еще и Железный крест.

Но произвели ли они диверсионный акт или все осталось планом, до сих пор неизвестно.

Башни главного калибра, сорвавшиеся с «Императрицы Марии» при затоплении, были подняты уже советскими специалистами экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН) в 1931 году. Остальное после Гражданской войны ушло на металлолом.

Некоторые исследователи утверждают, что поднятые орудия были введены в состав 30-й береговой батареи и участвовали в обороне Севастополя в ходе Великой Отечественной войны. Их оппоненты отвергают это предположение, заявляя, что на батарее использовались только орудийные станки с русского линкора.

Гибель линкора «Императрица Мария» так и остается загадкой до сегодняшнего времени.

Источник: https://ammoussr.ru/history/tayna-gibeli-linkora-imperatritsa-mariya/

Ссылка на основную публикацию